Надысь

Касем Сулеймани, Тигр Ирана

Из крестьянских сыновей — в великие полководцы
10 лет назад Иран стоял на краю пропасти. Страна ждала ударов по своим объектам, прежде всего АЭС в Бушере. Внутренняя нестабильность могла привести к большой смуте. Спустя ещё десяток лет мир с удивлением увидел, что на карте настойчиво проступают очертания древней, как мир, персидской империи.
Алексей Костенков /
13K
14
0
61
Фото: Wikipedia
10 лет назад Иран стоял на краю пропасти. Страна ждала ударов по своим объектам, прежде всего АЭС в Бушере. Внутренняя нестабильность могла привести к большой смуте. Спустя ещё десяток лет мир с удивлением увидел, что на карте настойчиво проступают очертания древней, как мир, персидской империи.

Две с половиной тысячи лет тому назад она раскинулась от отрогов Гиндукуша до волн Средиземного моря. И теперь под её знамена вновь встают многочисленные народы разного происхождения. На сей раз объединяющим началом стала принадлежность к шиитской форме ислама.

Эта геополитическая революция — плод усилий всего руководства Ирана. Но есть фигура, без которой она не смогла бы приобрести такой грандиозный размах. Это генерал Касем Сулеймани, командующий «Кодс», спецслужбой Корпуса стражей исламской революции. Он изменил ход игры на шахматной доске Востока.

Бедный юноша из фермерской семьи на восточной окраине Ирана рано столкнулся с несправедливостью и нищетой. Каждый динар, заработанный тяжким трудом, укреплял его ненависть к монархии дома Пехлеви. Интерес к идеям Хомейни и бунтарский дух сделали его сторонником исламской революции, с первых дней которой он вступил в ряды КСИР. Первой революционной задачей Сулеймани стало поддержание работы водопровода в городе Керман, второй — подавить курдскую «контру» на западной границе.

Там его и застало вторжение в Иран Саддама Хусейна, решившего под шумок забрать у соседей земли с запасами нефти. За годы войны с Ираком Сулеймани, которого изначально послали на фронт на две недели, чтобы наладить снабжение войск водой, превратился в одного из самых прославленных иранских командиров. Из революционных ополченцев Кермана, в том числе своих друзей по тренажёрке, он создал спецназ, лихо шумевший в иракских тылах. «Фишка» Касема — притащить из рейда живых коз для празднования удачного выхода. Войну Сулеймани закончил командиром 41-й дивизии КСИР.

После войны отчаянный комдив расправился с большей частью организаторов наркотрафика из Афганистана в восточных провинциях Ирана, а в конце 90-х годов получил под своё командование «Кодс» — спецслужбу и спецназ Корпуса. И всё заверте…

Из войны с Ираком Сулеймани понял: Иран не победит в прямой войне с сильным врагом, который неизбежно получит поддержку от Запада. Но можно опереться на шиитские общины, многие из которых угнетены разными иноверцами и жаждут мести. А шиитский «самурайский» культ жертвенности, поднимавший в дни ирано-иракской войны цепи ополченцев с палками на иракские пулемёты и мины, позволяет создавать отличных солдат — была бы объединяющая идея, направляющая воля и стратегический ум.

Подразделение «Кодс» (фото: Vahid Salemi)

Долгие годы Сулеймани и его люди из «Кодс» ткали гигантскую сеть из людей и организаций. С подлинно восточным изяществом и коварством генерал Касем использовал силу противника. Американцы вторглись в Ирак, вошли в Афганистан и взяли Иран в стратегические «клещи»? Но ведь это прекрасно! Задавленные талибами хазарейцы стали оплотом иранского влияния в Афганистане, а восстания иракских шиитов против коалиции — из-за которых демонстративно торчали уши людей Сулеймани — заставили США учесть иранские интересы в Ираке. При этом «Кодс» помогал то американцам против «Аль Каиды», то «Аль Каиде» против американцев — всё ad majorem Dei gloriam («К вящей славе божьей», лат.).

О степени контроля Сулеймани над своей сетью говорит уже то, что во время войны между Израилем и «Хезболлой» в 2006 году в Ираке почти прекратились атаки на войска коалиции в шиитских районах. Генерал иронично прокомментировал это американцам: «Надеюсь, вам понравилось спокойствие в Багдаде, пока я был занят в Бейруте». Влияние Ирана в Ираке укрепилось настолько, что «проамериканский режим» стал основным каналом Тегерана по обходу американских же санкций, и никто ничего с этим сделать не смог.

Касем Сулеймани (фото: Mahmoud Hosseini)

Подлинной проверкой и звёздным часом сети Сулеймани стала война в Сирии, перекинувшаяся на территорию Ирака. В начале войны между Тегераном и Дамаском действовал интенсивный воздушный мост. Структуры сети генерала Касема, прежде всего, прекрасно обученные и мотивированные отряды «Хезболлы», прервали успехи мятежников. В 2014 году наступление террористов ИГИЛ в Ираке было остановлено только после вмешательства всё той же силы. По неофициальным данным, Сулеймани сыграл значительную роль и в начале российской операции в Сирии, окончательно переломившей ход войны.

Григорий Пастушков
Григорий Пастушков
Полевой эксперт в запасе

Сам не видел, врать не буду, но говорят, что Константина Мурахтина, штурмана сбитого в Сирии Су-24М, из бармалейского окружения вытаскивали именно люди Сулеймани.

Его же имя связывают с успехами йеменских хуситов — успешно сражающихся с целой коалицией стран, применяя подозрительно современное ракетное оружие. Аналитики говорят уже о двух «шиитских полумесяцах» — от Афганистана до Ливана и от Бахрейна до Йемена. «Страна-изгой» на наших глазах превращается в империю, и у этого успеха есть вполне определённое имя.

Касем Сулеймани заслуженно стал культовой фигурой шиитского мира. При этом сам «живой мученик революции», как его охарактеризовал аятолла Хаменеи, отличается личной скромностью в «сталинском» стиле. И ничто закончит статью о нём так же, как собственные, по-восточному поэтичные слова:

«Поле битвы — это потерянный человечеством рай, где мораль и истинное человеческое поведение видны в самом их высоком проявлении. Обычно в представлении людей рай — это захватывающий красочный пейзаж, журчание ручьев, красивые женщины. Но есть и другой вид рая — это поле боя».

Hoвости СМИ2
«‡„ÛÁ͇...