Кот за бортом!

Котик на корабле — это прекрасно. Тут тебе и друг, и сослуживец, и мурчальник. В походе, даже на самом большом линкоре кригсмарине «Бисмарке», развлечений не так много. Можно лишь спать, драить медяшку или читать потрёпанные библиотечные книги. Потому необходимость котика на корабле переоценить сложно.

Наверное, именно так думал оставшийся неизвестным немецкий матрос, притащивший с увольнительной не только приятные воспоминания и похмельный угар, но и чёрно-белого котенка. Мы не знаем, как его звали по-немецки, да это не так и важно. Главное, что пятнистый красавец прописался на линкоре «Бисмарк», встал на довольствие и, скорее всего, считал, что неплохо по кошачьей мерке устроился. Но тут всё и заверте… Времена стояли сложные, весна 1941 года, Вторая мировая на море шла полным ходом, и Гитлер постоянно требовал от флота результатов в борьбе с британским судоходством.

Чтобы Гитлеру не перечить — всё-таки фюрер — была разработана операция «Рейнские учения» с участием линкора «Бисмарк» и тяжёлого крейсера «Принц Ойген». Целью ставилось серьёзное битьё горшков: «Бисмарк» должен был затеять разборку с кораблями конвоя, а «Принц Ойген» в это время мог бы спокойно топить транспорта сколько немецкой душеньке угодно. Но что-то пошло не так.

Точнее, сначала всё было очень так — немцы в Датском проливе встретили британцев: линкор «Принс оф Уэлс» и линейный крейсер «Худ», и вступили в бой. Продлился бой недолго — получив попадание в погреб боезапаса, «Худ» взорвался, а вместе с ним — 1415 британских матросов и офицеров. Британцы стерпеть этого не смогли, и на поиск и наказание «Бисмарка» были спущены лучшие цепные псы Адмиралтейства. Картина маслом «погнали наши городских в сторону деревни». Спустя трое суток погони с потерей, повторным обнаружением и драматической атакой палубной авиации, судьба «Бисмарка» была решена. Непродолжительный артиллерийский бой, затем торпедная атака тяжёлого крейсера «Дорсетшир» — и один из лучших немецких линкоров уходит на дно вместе со своей командой.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Вообще история первого и единственного боевого похода «Бисмарка» очень характерна. Это был последний раз, когда немцы рискнули тяжёлым кораблем в Атлантике — больше они на подобное не решались. А любители морских альтернативок до сих пор спорят, что было бы, если бы кригсмарине подождали до сентября и послали в поход одновременно «Бисмарк» и «Тирпиц», который к маю 1941 ещё не завершил курс боевой подготовки.

«Бисмарк» ведет огонь по британским крейсерам, прикрывая уходящий в самостоятельное рейдерство «Принц Ойген»

Спастись удалось лишь ста с лишним морякам из 2200 человек экипажа. Команда эсминца «Коссак», осматривавшая место крушения, обнаружила на обломках чёрно-белого котика, вопившего благим матом и проклинавшего тот день, когда он захотел служить на флоте. Документов с котом не было, имя своё называть он отказывался, а потому практически сразу получил кличку «Оскар», что, согласно Международному флажному своду сигналов, означает «человек за бортом». Да-да, и по сегодняшний день ошибка не исправлена, и флага «кот за бортом» не существует!

Вскоре Оскар научился недолюбливать Адмиралтейство, петь «God save the Queen», и вообще стал полноправным британским котом на эсминце типа «Трайбл». Вообще эта серия эскадренных минонсцев красноречиво говорит, что с названиями кораблей в британском флоте всё было излишне замороченно. Ну хорошо, назвали вы тип «Племенной» (Tribal) и начали именовать боевые корабли то «Эскимос», то «Бедуин» в честь диких племён, населяющих британские колонии. Но как сюда влезли казаки и татары, в честь которых назвали, соответственно, Cossack и Tartar решительно непонятно. Несмотря на это недопонимание, жилось Оскару на эсминце хорошо, хотя и недолго. Уже в октябре того же 1941 года «Коссак» был торпедирован немецкой подводной лодкой U-563, большая часть экипажа погибла, оставшиеся пятьдесят человек, не забыв Оскара, перешли на борт эскадренного миноносца «Легион», который отвёз выживших на британскую морскую базу в Гибралтар.

HMS Cossack — Его Величества корабль «Казак»

Местные шутники, узнав о приключениях кота, быстро сменили хвостатому матросу документы с Оскара на Непотопляемого Сэма. Под таким именем наш котик попробовал свою удачу третий раз, попав в команду тяжелого авианосца «Арк Ройял». С морской авиацией получилось ещё хуже. Не прошло и месяца, как «Королевский ковчег» был торпедирован. Тонул корабль долго, спасли всех — из почти 1600 членов экипажа погиб только один человек. Кот не пострадал.

Не менее незавидная судьба корабля Его Величества «Арк Ройял» (фото: Everett Collection Inc)

Экипаж безымянного буксира, осуществлявший спасательную операцию, пишет о спасённом Сэме так: «ужасно сердитый, но абсолютно невредимый». На перекладных эсминцах — сначала «Лайтнинг», затем «Легион» — Непотопляемый Сэм добрался до Гибралтара. Оба эсминца, участвовавших в спасении, тоже не дожили до конца Второй мировой. На базе здраво рассудили, что отпускать этого котика в море больше не стоит — так кораблей во всем Ройал Нэви не напасешься. Сэм был списан на берег, сначала в дом генерал-губернатора Гибралтара, а затем перевезен в Белфаст, в Дом моряков. Там, на суше, кот и дожил до 1955 года, шокируя соседских кошечек байками о своей военно-морской жизни. Котик на корабле — это прекрасно.


Когда я прочитал этот текст жене, она задумчиво спросила: «А ты не думаешь, что это кот топил все эти корабли»?
«Конечно нет», — убеждённо ответил я, — «Это история о маленьком животном, оказавшемся в горниле Второй мировой». Но где-то глубоко в душе уже зашевелился червячок сомнений.

Я мстю, и мстя моя страшна. Ибо нефиг было топить Бисмарк. Котик сильно обиделся. И губернатор его раскусил. Иначе Гибралтар стал бы испанским.

22 ноября, 17:143

На фотографии не тот кот. Это не Непотопляемый Сэм, а другой известнейший морской кот - Саймон с Аметиста, единственный, удостоенный повышения в звании (на жетоне в более высоком разрешении было бы видно HMS Amethyst).

22 ноября, 20:133

Виктор, во-первых судя по фотографиям на этом же сайте, Саймон был черно-белым. Но если тут и можно заподозрить неполноту информации, то вот цветной фотографии такого качества во времена Саймона точно быть не могло. Впрочем, во времена Бисмарка тем более.

30 ноября, 02:430

Кота на Бисмарк запихнул мэр Гамбурга (вручил лично капитану Линдеманну, с инструкцией , что котик жрет паштет из гусиной печени.)дожил свои дни котик в одной семье, девочка из которой и написала его портрет незадолго до 1955 г)

24 ноября, 19:221
Похожие статьи