Байки

Кот за бортом!

Котик на корабле — это прекрасно. Тут тебе и друг, и сослуживец, и мурчальник. В походе, даже на самом большом линкоре кригсмарине «Бисмарке», развлечений не так много. Можно лишь спать, драить медяшку или читать потрёпанные библиотечные книги. Потому необходимость котика на корабле переоценить сложно.
Михаил Котов
  • 10K
  • 25
  • 5
  • 417

Наверное, именно так думал оставшийся неизвестным немецкий матрос, притащивший с увольнительной не только приятные воспоминания и похмельный угар, но и чёрно-белого котенка. Мы не знаем, как его звали по-немецки, да это не так и важно. Главное, что пятнистый красавец прописался на линкоре «Бисмарк», встал на довольствие и, скорее всего, считал, что неплохо по кошачьей мерке устроился. Но тут всё и заверте… Времена стояли сложные, весна 1941 года, Вторая мировая на море шла полным ходом, и Гитлер постоянно требовал от флота результатов в борьбе с британским судоходством.

Чтобы Гитлеру не перечить — всё-таки фюрер — была разработана операция «Рейнские учения» с участием линкора «Бисмарк» и тяжёлого крейсера «Принц Ойген». Целью ставилось серьёзное битьё горшков: «Бисмарк» должен был затеять разборку с кораблями конвоя, а «Принц Ойген» в это время мог бы спокойно топить транспорта сколько немецкой душеньке угодно. Но что-то пошло не так.

Точнее, сначала всё было очень так — немцы в Датском проливе встретили британцев: линкор «Принс оф Уэлс» и линейный крейсер «Худ», и вступили в бой. Продлился бой недолго — получив попадание в погреб боезапаса, «Худ» взорвался, а вместе с ним — 1415 британских матросов и офицеров. Британцы стерпеть этого не смогли, и на поиск и наказание «Бисмарка» были спущены лучшие цепные псы Адмиралтейства. Картина маслом «погнали наши городских в сторону деревни». Спустя трое суток погони с потерей, повторным обнаружением и драматической атакой палубной авиации, судьба «Бисмарка» была решена. Непродолжительный артиллерийский бой, затем торпедная атака тяжёлого крейсера «Дорсетшир» — и один из лучших немецких линкоров уходит на дно вместе со своей командой.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Вообще история первого и единственного боевого похода «Бисмарка» очень характерна. Это был последний раз, когда немцы рискнули тяжёлым кораблем в Атлантике — больше они на подобное не решались. А любители морских альтернативок до сих пор спорят, что было бы, если бы кригсмарине подождали до сентября и послали в поход одновременно «Бисмарк» и «Тирпиц», который к маю 1941 ещё не завершил курс боевой подготовки.

«Бисмарк» ведет огонь по британским крейсерам, прикрывая уходящий в самостоятельное рейдерство «Принц Ойген»

Спастись удалось лишь ста с лишним морякам из 2200 человек экипажа. Команда эсминца «Коссак», осматривавшая место крушения, обнаружила на обломках чёрно-белого котика, вопившего благим матом и проклинавшего тот день, когда он захотел служить на флоте. Документов с котом не было, имя своё называть он отказывался, а потому практически сразу получил кличку «Оскар», что, согласно Международному флажному своду сигналов, означает «человек за бортом». Да-да, и по сегодняшний день ошибка не исправлена, и флага «кот за бортом» не существует!

Вскоре Оскар научился недолюбливать Адмиралтейство, петь «God save the Queen», и вообще стал полноправным британским котом на эсминце типа «Трайбл». Вообще эта серия эскадренных минонсцев красноречиво говорит, что с названиями кораблей в британском флоте всё было излишне замороченно. Ну хорошо, назвали вы тип «Племенной» (Tribal) и начали именовать боевые корабли то «Эскимос», то «Бедуин» в честь диких племён, населяющих британские колонии. Но как сюда влезли казаки и татары, в честь которых назвали, соответственно, Cossack и Tartar решительно непонятно. Несмотря на это недопонимание, жилось Оскару на эсминце хорошо, хотя и недолго. Уже в октябре того же 1941 года «Коссак» был торпедирован немецкой подводной лодкой U-563, большая часть экипажа погибла, оставшиеся пятьдесят человек, не забыв Оскара, перешли на борт эскадренного миноносца «Легион», который отвёз выживших на британскую морскую базу в Гибралтар.

HMS Cossack — Его Величества корабль «Казак»

Местные шутники, узнав о приключениях кота, быстро сменили хвостатому матросу документы с Оскара на Непотопляемого Сэма. Под таким именем наш котик попробовал свою удачу третий раз, попав в команду тяжелого авианосца «Арк Ройял». С морской авиацией получилось ещё хуже. Не прошло и месяца, как «Королевский ковчег» был торпедирован. Тонул корабль долго, спасли всех — из почти 1600 членов экипажа погиб только один человек. Кот не пострадал.

Не менее незавидная судьба корабля Его Величества «Арк Ройял» (фото: Everett Collection Inc)

Экипаж безымянного буксира, осуществлявший спасательную операцию, пишет о спасённом Сэме так: «ужасно сердитый, но абсолютно невредимый». На перекладных эсминцах — сначала «Лайтнинг», затем «Легион» — Непотопляемый Сэм добрался до Гибралтара. Оба эсминца, участвовавших в спасении, тоже не дожили до конца Второй мировой. На базе здраво рассудили, что отпускать этого котика в море больше не стоит — так кораблей во всем Ройал Нэви не напасешься. Сэм был списан на берег, сначала в дом генерал-губернатора Гибралтара, а затем перевезен в Белфаст, в Дом моряков. Там, на суше, кот и дожил до 1955 года, шокируя соседских кошечек байками о своей военно-морской жизни. Котик на корабле — это прекрасно.


Когда я прочитал этот текст жене, она задумчиво спросила: «А ты не думаешь, что это кот топил все эти корабли»?
«Конечно нет», — убеждённо ответил я, — «Это история о маленьком животном, оказавшемся в горниле Второй мировой».
Но где-то глубоко в душе уже зашевелился червячок сомнений.