Неяпонские самураи
Пять гайдзинов, ставших воинами Восходящего Солнца

Казалось бы, мало есть слов в японском языке, столь же противоположных по смыслу, как «самурай» и «гайдзин» (чужестранец, неяпонец, часто в уничижительном тоне). Однако история знает по меньшей мере пятерых человек, сумевших стать самураями, не будучи японцами.

Афросамурай!

Африканец, предположительно из Мозамбика, прибыл на острова в 1579 году в качестве слуги итальянского иезуита Валиньяно. Необычная внешность привлекла внимание объединителя Японии и любителя иноземных диковин Ода Нобунага, который попытался отмыть «облившегося чернилами» гайдзина. Огромный по японским меркам, «сильный, как десять человек» и храбрый африканец поступил на службу к Нобунага и стал одним из его телохранителей. Он достойно проявил себя на полях сражений и спустя два года получил самурайское достоинство, поместье, а также имя Ясукэ — настоящее затерялось во тьме веков. Ясукэ защищал храм Хоннодзи от войск предателя Мицухидэ, но силы были неравны, Ода Нобунага погиб. Африканец прорвался к позициям сына сюзерена, Ода Нобутада, но тот тоже был разбит у замка Нидзё и принуждён к сэппуку. Ясукэ пережил падение дома Ода: победители отправили его к иезуитам.

Замецки
Замецки

Голливуд, конечно, пройти мимо такой истории не мог, и сейчас идет речь о производстве фильма «Ясукэ — чёрный самурай» с бюджетом в 4 миллиона долларов.

Миура Андзин-сама

Самый известный из неяпонских самураев знаком многим по сериалу «Сёгун». Повреждённый штормом голландский корабль «Лифде» в апреле 1600 года причалил у острова Кюсю, его экипаж был брошен в тюрьму по подозрению в пиратстве. Английский штурман Уильям Адамс стал представителем команды в переговорах с правителем Японии Токугава Иэясу, нуждавшемся в альтернативных источниках информации о внешнем мире кроме португальцев и испанцев. Адамс, обладавший познаниями в науках и знанием политической обстановки, стал приближённым сёгуна. Под его руководством построили первый японский корабль европейского типа, он вёл дипломатическую переписку и организовывал торговлю Японии с испанскими Филиппинами. Адамсу как особо ценному кадру было присвоено самурайское достоинство, даровано поместье с крестьянами и японское имя Миура Андзин, а также звание хатамото — члена личной гвардии сёгуна. Но вернуться на родину ему так и не позволили.

Голландский пьяница с катаной

Мемориал Яна Йостена в Токио (фото: Roy Wong)

Ян Йостен ван Лодестейн прибыл в Японию вместе с Адамсом на «Лифде» и тоже стал советником Токугава Иэясу по вопросам внешней политики. Он приложил немало усилий к вытеснению из Японии испанцев и португальцев, врагов его родной Голландии. В отличие от учтивого Адамса, ван Лодестейн отличался буйным нравом и любовью к неумеренному питию, потому не пользовался популярностью при дворе сёгуна. Но и он получил от правителя Японии достоинство самурая, поместье и звание хатамото. Ван Лодестейн водил построенные японцами галеоны, налаживая торговлю с Сиамом, и погиб на одном из них во время кораблекрушения.

Самурай-дезертир

Эжен Коллаш, офицер французского военного корабля «Минерва», дезертировал в гавани Йокогамы вместе с приятелем Анри Николем и отправился воевать на стороне последнего сёгуна против войск императора Мэйдзи. Они присоединились к отступившим на Хоккайдо войскам сёгуната, организовали систему укреплений Хакодатэ и военно-морскую флотилию. 18 мая 1869 года Коллаш, получивший самурайское достоинство и катану, повёл три корабля в атаку на императорский флот. Однако на его «Такао» заглох двигатель, «Банрю» потерялся в тумане, а добравшийся до врага «Кайтэн» был изрешечен из пушки Гатлинга. После разгрома войск сёгуната Эжен оказался в плену и чудом избежал казни. На родине его и Николя судили за дезертирство, но затем отправили на Франко-прусскую войну. После войны Эжен Коллаш выпустил мемуары «Приключения в Японии».

Самураи, марширен!

Поселение в Калифорнии

Братья Генрих и Эдвард Шнелль продавали японским даймё, участвовавшим в войне Босин, самое современное оружие вплоть до пушек Гатлинга. Также они помогали японцам тренировать войска по передовому прусскому образцу. За это Генрих Шнелль получил от даймё дома Айдзу самурайское достоинство, катану, поместье и даже японскую жену. А также прекрасное имя Хирамацу Бухэй — хотя о его отношении к спиртному, в отличие от бравого голландца, доподлинно ничего не известно. После разгрома сёгуната, на стороне которого выступал дом Айдзу, Генрих Шнелль с женой и две дюжины самураев основали поселение в Калифорнии — а спустя два года загадочным образом исчезли.

Как мы видим, за долгие века лишь пятеро иноземцев стали членами самурайского сословия, включая эпоху феодальных войн Сэнгоку, когда самураев штамповали из талантливых простолюдинов всего лишь за отличие в бою. Причём четверо получили такое признание, потому что были незаменимыми военными специалистами, и только Ясукэ — за выдающуюся силу и доблесть, и то при любившем чудить Нобунаге. В остальном в самураи гайдзинам дорога была заказана. Впрочем, гайдзины особо никогда и не рвались.

Похожие статьи