Стрелковка

У «спецпочтальонов» отняли оружие — кто следующий?

В России существует организация вооружённых почтальонов, называется Спецсвязь. Функций у неё много, но если совсем коротко, то Спецсвязь работает с отправлениями, от которых любая доставка будет открещиваться, пока жива. Только вот внезапно оказалось, что возить «пакеты из центра» спецпочтальоны больше не смогут. Мы выяснили, почему.
Юрий Мюллер
  • 11K
  • 12
  • 5
  • 285
Фото: ФГУП «ГЦСС»

Спецсвязь (при наличии соответствующих документов, конечно) отправит по России предметы искусства, ценности, лекарственные наркосодержащие препараты, гражданское оружие, купленное через легальные охотничьи интернет-магазины, и т. д. Или, скажем, документы.

Загранпаспорта, к примеру: их страницы изготавливает Пермская фабрика Гознака, а собирают в книжечку уже на московской фабрике. И уже только потом паспорта развозят по российским городам, где и выдают на руки будущим туристам.

А возит эти документы по стране — кто?
Угадали — Спецсвязь.

(Фото: ФГУП «ГЦСС»)

И не только паспорта. Есть ведь ещё бумаги, составляющие гостайну, их тоже доставлять надо. И всё вышеперечисленное спецсвязисты должны охранять. Для этого им в рабочее время выдают табельное оружие.

Вот такая довольно полезная, сугубо мирная, хоть и вооружённая госслужба, ведущая свою историю аж с 1 августа 1939 года — именно в этот день вышло постановление Совнаркома «О реорганизации фельдъегерской связи НКВД СССР».

А с другой стороны у нас Росгвардия, недавно возникшая, но амбициозная, вобравшая в себя кадры из МВД и ВВ, а заодно унаследовавшая от полиции замечательную функцию: контроль за гражданским огнестрельным оружием.

(Фото: Росгвардия)

Стрелкам и охотникам данная служба уже запомнилась рядом инициатив, ужесточающих владение огнестрелом. Например, предложено хранить гражданское оружие не просто в сейфе (как это делается сейчас), а ещё и устанавливать на него специальные блокирующие устройства, исключающие возможность выстрела. Также есть мнение, что владелец огнестрела, уезжающий с оружием из дома более чем на три дня, должен ставить в известность органы о своих путешествиях — куда и насколько он собрался сгинуть. Правда, пока неизвестно, будут ли данные предложения законодательно оформлены, но осадочек уже сейчас нехороший.

И вот Росгвардия приходит с проверкой в московскую Спецсвязь — как же это у них там хранится табельное оружие. И, видимо, обнаруживает какие-то нарушения, поскольку это оружие… изымается. И теперь ФГУП ГЦСС отказывается принимать в Москве некоторые особо ценные грузы к перевозке, поскольку обеспечить их охрану, а также жизнь собственных сотрудников, не может. Более того — даже собственную территорию, на которой хранятся чужие ценности, спецсвязь тоже охранять не может и вынуждена прибегнуть к услугам какой-то посторонней организации, у которой свои стволы пока есть.

Вслед за столичной Спецсвязью проверки условий хранения огнестрела проходят и в других российских регионах; нарушения найдены и там. Росгвардия заявляет, что функции обезоруженного ведомства может выполнять, например, Почта России; ФГУП ГЦСС замечает, что почтовики, с точки зрения законодательства, не имеют права на оказание таких услуг.

Как эта ситуация будет разрешаться — неясно.

Пока же напомню, что оружие в нашей стране имеют очень многие, совсем не воинственные, на первый взгляд, организации: оно есть у фельдъегерской службы, охраны золотых и алмазных приисков, атомных и гидроэлектростанций, у егерей и геологов, свои силовые группы есть у РЖД и даже у Минсельхоза.

Наконец, оружие есть и у полиции, к которой Росгвардия не относится, это разные ведомства.

А вдруг и там — нарушения?

Лично я запасаюсь попкорном.