Трагический финал югославской драмы в Гааге

Несколько дней назад всему миру стало известно имя хорвата Слободана Праляка — он покончил с собой на глазах у судей Международного трибунала по бывшей Югославии. И хотя ушёл он из жизни генералом, правда в том, что Праляк никогда не был профессиональным военным. Можно было бы сказать, что Праляк — такой же «генерал», как создатель KFC Сандерс — «полковник».

Конечно, это некоторое преувеличение. В отличие от куриного короля Сандерса, Праляк всё-таки держал в руках боевое оружие и командовал армейскими подразделениями. Но недолго и не очень хорошо.

До самого распада Югославии герой драмы в Гааге был театральным и телевизионным режиссёром, автором многих известных в стране спектаклей и телесериалов. В 1991 г. Социалистическая Федеративная Республика Югославия раскололась: сначала после десятидневной войны отделились словенцы, потом пришёл черёд хорватов и босняков. Мусульмане принялись резать христиан, христиане отстреливали мусульман. Внезапно почувствовавший патриотический порыв режиссёр Праляк сформировал собственный отряд из артистов, художников и интеллектуалов Загреба.

Отсутствие военного образования не помешало ему и его ополченцам успешно оборонять позиции во время наступления югославской армии на маленький городок Сунью — а поскольку спешно создаваемая хорватская армия нуждалась в способных командирах, то вскоре после заключения соглашения в Сараево («план Вэнса») в январе 1992 г. он получил звание генерал-майора и стал одним из 14 членов Совета национальной обороны Хорватии и членом Государственной комиссии Хорватии по связям с миротворческими силами ООН (UNPROFOR). Столь стремительная карьера бывшего театрального режиссёра объясняется ещё и тем, что в школе Слободан учился вместе с Гойко Шушаком, близким другом хорватского президента Франьо Туджмана, ставшим первым министром обороны Хорватии.

Гойко Шушак

Именно Шушак привлёк Праляка к попытке создания на территории Боснии и Герцеговины католического государства боснийских хорватов. Праляка назначили представителем министерства обороны и начальником штаба Хорватского совета обороны Герцег-Босны — непризнанного государства боснийских хорватов со столицей в Западном Мостаре.

Там Праляк должен был руководить штабом ХСО — но, как считают его сторонники, реально не руководил ничем. «Его держал под дулом пистолета Тута», — пишут хорватские журналисты. Младен Налетилич по прозвищу «Тута» был настоящим усташем, хорватским фашистом-католиком, по сравнению с которым даже Шушак выглядит мальчиком-одуванчиком. Тута командовал «Карательным батальоном» — сборищем наёмников из разных стран, либо разделявших его взгляды, либо просто стремившихся хорошо подзаработать на кровавой жатве.

Младен «Тута» Налетилич

Конфликт между Праляком и Тутой тлел долго, но в конце концов 8 ноября 1993 г. Налетилич, настучав Шушаку, что его однокашник слишком лоялен к мусульманам, добился его смещения с должности начальника ХВО. А 9 ноября боснийские хорваты уничтожили знаменитый Мостарский мост, выстроенный в XVI в. и соединявший берега реки Неретвы — восточный, на котором жили мусульмане, и западный, населенный католиками.

Трибунал в Гааге «повесил» уничтожение моста на Праляка: тот, по версии следствия, отдал приказ расстрелять средневековое сооружение из 100-мм пушек с дистанции два километра. Праляк же доказывал, что 9 ноября он уже был смещён с поста и не мог никому ничего приказывать, к тому же мост, по его словам, был взорван специальным зарядом, установленным на восточном берегу Неретвы. Но суд его объяснениям не поверил.

Тут надо иметь в виду, что Праляк сам сдался правосудию еще в 2004 г. , явно рассчитывая на оправдательный приговор. Ничего подобного не произошло, и Гаага присудила горе-режиссёру 20 лет тюрьмы. Адвокаты Праляка подали апелляцию. Четыре года длилось повторное рассмотрение дела. Наконец, 29 ноября трибунал оставил приговор без изменений. Тут-то всё и случилось.

(Фото: Global Look Press)

Момент суицида был зафиксирован журналистами: это видео широко разошлось по сети. Через несколько мгновений после того, как суд окончательно отклонил апелляцию генерала и оставил в силе прежний приговор — 20 лет лишения свободы, подсудимый твёрдым, хорошо поставленным голосом произнёс: «Слободан Праляк — не военный преступник! Я отвергаю решение суда». Затем извлёк откуда-то маленькую стеклянную бутылочку и резким жестом опрокинул её содержимое в рот.

Сначала никто ничего не понял. Даже когда Праляк объявил: «Я принял яд», очкастый судья, смотревший не на него, а в экраны двух своих ноутбуков, не выказал ни малейшего беспокойства. И только когда высокий седобородый старик вдруг повалился на кресло, до журналистов и сотрудников трибунала, наконец, дошло, что генерал совсем не шутит.

(Фото: Global Look Press)

Праляка доставили в госпиталь трибунала, но усилия врачей оказались тщетными — яд, который он принял, был слишком сильным. Чем именно отравился хорват, пока не сообщается, но, похоже, это был старый добрый цианид калия, с помощью которого избежал виселицы в Нюрнберге Герман Геринг.

Загадкой остается и то, как яд попал к Праляку. После того, как в камерах тюрьмы Схевенинген покончили с собой несколько узников МТБЮ, правила содержания заключённых и контроль над ними сильно ужесточили. Кстати, опять вспоминается Геринг: по одной из версий, яд ему передала жена во время прощального «поцелуя смерти» — изо рта в рот. Но даже эта версия предполагает, что на происходящее тактично закрыл глаза охранник, среди вещей которого впоследствии, говорят, нашли золотые часы с бриллиантами, принадлежавшие «толстому Герману».

Главный вопрос в другом: зачем ему вообще понадобилось устраивать этот публичный суицид? Он уже отсидел 13 лет из 20 и вполне мог выйти раньше «за хорошее поведение» — такие прецеденты известны. Но не будем забывать, что Праляк был не столько военным, сколько человеком театра, и не мыслил свою жизнь без эффектных жестов.

Самоубийство генерала всколыхнуло Балканы. Но запоздалое сожаление местных политиков уже ничего не изменит: не только потому, что мёртвые не воскреснут, но и потому, что дело Праляка и ещё пяти хорватских военных преступников из Боснии и Герцеговины было завершающим в почти 25-летней работе МТБЮ. По всем делам, которые рассматривал трибунал, вынесли приговоры. Заседание 29 ноября 2017 г. было последним. Самоубийство Слободана Праляка стало ударным финалом почти четвертьвековой деятельности трибунала.

Интересно. А по Югославии развернутая статья есть? Что там было в то время?

6 декабря, 12:391
Похожие статьи