Война

Битьё горшков в Жемчужной гавани

Осенью 1941 года одной из главных загадок мировой политики было дальнейшее поведение Японии. Вступит она в войну против СССР, исполнив обязательства перед Третьим рейхом, или продолжит экспансию в Азии? Загадка была разрешена утром 7 декабря 1941 года в Перл-Харборе, но путь к Жемчужной гавани начался заметно раньше…
Андрей Бекасов
  • 16K
  • 31
  • 4
  • 255

Хитрый План

Осенью 1939 года в Москве поднимали множество тостов за победу советского оружия над японцами. Можно уверенно предположить, что в кают-компаниях японского флота было выпито немало сакэ за то же самое — ибо поражение японской армии открывало флотским большие возможности.

Настолько большие, что многих они пугали. В частности, таких бесстрашных людей, как адмиралы Окада и Ёнаи, в разное время успевших побывать и командующими флотом, и премьер-министрами Японии. Ёнаи, собственно, ушёл в отставку с премьерского поста осенью 1940 года, когда стало ясно, что большая часть руководства страны склоняется к союзу со странами «оси» и войне.

В политической практике того времени военное решение выглядело практически неизбежным — Японии позарез нужны ресурсы, в первую очередь — нефть. А поскольку захват богатых этой чёрной жидкостью голландских колоний автоматически приводил к столкновению с Англией и США, имело смысл врезать первыми. И посильнее. Расположившийся на солнечных гавайских островах американский флот выглядел в этом смысле очень подходящей целью. Именно против него и был придуман Хитрый План! Изначально предполагалось выманить американцев в море и там как-нибудь прихлопнуть.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Индонезия с её нефтяными запасами, принадлежавшая тогда Нидерландам, была одной из ключевых целей войны для Японии, надеявшейся по итогам получить свою сферу влияния в Южных морях. Атака против США служила, скорее, обеспечивающим ударом — как и последующее продвижение по островам и атоллам Тихого океана вплоть до Новой Гвинеи. Таким путём японские стратеги создавали оборонительный барьер, который должен был защитить их будущие владения от атаки со стороны Штатов. Не помогло.

Правда, вопрос «как» оставался открытым, поскольку «рыть яму» для линкора в принципе неудобно, а посреди океана — тем более. К счастью для самураев, в ноябре 1940 года группа английских торпедоносцев «Фэйри Суордфиш» слетала с недружеским визитом к итальянцам в Таранто, утопив один и тяжело повредив еще два итальянских линкора. После этого вопрос «как» отпал — уж чего-чего, а учиться у англичан в японском флоте привыкли еще с XIX века.

Вечеринка в Таранто (источник фото)
Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Атака на Таранто 12 ноября 1940 года — одна из самых красивых и дерзких операций Королевского флота за всю его историю. Залогом успеха стали отличная подготовка пилотов Fleet Air Arm к ночным действиям, уверенность адмирала сэра Эндрю Брауна Каннингема в их способностях, благоприятная погода и традиционная итальянская беспечность. 21 устаревший торпедоносец в нужном месте в нужное время — и один линкор потоплен, два тяжело повреждены, а итальянскому флоту нанесён тяжелейший моральный ущерб.

Одной из особых хитростей плана стало назначение атаки на понедельник. По замыслу японских стратегов, американцы будут беспробудно бухать все выходные, а утром первого рабочего дня и флаги-то на кораблях с трудом поднимут. Правда, месяцем позже выяснилось, что при составлении плана забыли учесть международную линию перемены дат — понедельник 8 декабря в Токио на Гавайях был воскресным днём 7-го. Пришлось срочно делать вид, что так и было задумано — мол, в воскресенье в гавани будет много кораблей, а народ на берег отпустят.

Хватало у «хитрого плана» и других косяков. Поскольку Ямамото в глубине души был моряком, хоть и послужил командиром авианосца, подводить ценные корабли к вражеской базе ему было стремно. Чтобы избежать этого, он лихо запланировал атаку торпедоносцами в одну волну на максимальную дальность. После атаки те должны были садиться на воду около заранее выделенных подлодок, а уж спасут экипажи или нет — это как Будда с Аматерасу решат.
К счастью для японской авиации, на одном из этапов проработки в штабе появился Минору Гэнда, который объяснил, что самолеты терять вовсе не обязательно.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Капитан 1 ранга Гэнда был одним из самых интересных персонажей Императорского японского флота, одним из первых в мире, кто распознал возможности палубной авиации по завоеванию господства в воздухе, а затем и на море. Гэнда последовательно выступал за массированное применение палубной авиации, полагая ее инструментом, способным опровергнуть не подвергавшееся до того сомнениям могущество тяжелых артиллерийских кораблей. Он был не только штабистом-теоретиком: пилотажная группа «Летающий цирк Гэнды» стала одним из символов Японии межвоенного периода.

Тем временем американцы смутно догадывались, что «это жжж неспроста». В этом вопросе им очень помогли спецы по шифрам, наловчившиеся читать японские секретные телеграммы быстрее, чем японцы их перепечатывали. Но Хитрый План было решено по телеграфу не посылать. На всякий случай из Вашингтона предупредили флотских на Гавайях, что возможен японский удар по Филлипинам, Таиланду и Борнео. Командующий флотом адмирал Киммел погрустнел, но отменять воскресные увольнительные не стал.

На рассвете 7 декабря 1941 года дежуривший у входа в гавань Перл-Харбор эсминец «Уорд» обстрелял и утопил подводную лодку. Доложив об этом в штаб, на эсминце задумались: а не утопили ли они своих. Гадать им оставалось недолго.

Пёрл-Харбор до нападения

Вопросом «свои или чужие» задавались и операторы радарной станции, которые засекли приближавшуюся к острову кучу самолётов. Впрочем, это быстро прояснилось — офицер штаба ВВС «успокоил» операторов, сказав, что это перелетает группа Б-17 с материка. В общем, он был даже прав, только на радаре видели совсем другие самолёты.
В 7.40 первая волна японцев приблизилась к острову.

Битьё горшков

К большому разочарованию самураев, авианосцы в бухте отсутствовали. В качестве основного блюда пришлось заняться восьмёркой линкоров. Внезапность была полная. Единственным, кто помешал японцам в первые минуты, стал сам командир атакующей волны Футида. Сначала его бомбардировщик выпустил одну чёрную ракету, означавшую «все путём, гоп-стоп удался», но её не заметили на истребителях. Тогда Футида выпустил вторую ракету, но теперь всполошились бомбардировщики — две ракеты подряд означали, что внезапность утеряна и надо срочно атаковать, а не ждать, пока отработают торпедоносцы. Изрядный бардак, а всё потому, что кто-то решил сэкономить на цветных ракетах. Впрочем, американцам это помогло мало.

(Фото: Global Look Press)

Первыми под удар попали крейсер «Рэли» и бывший линкор «Юта», переделанный в учебный корабль. В «Юту» попало две торпеды, а больше и не понадобилось. Ещё один самолёт сбросил торпеду туда, где обычно стоял флагманский линкор «Пенсильвания». Правда, в этот раз линкор припарковали в другом месте, а на его место втиснулись сразу два корабля — крейсер «Хелена» и минный заградитель «Оглала». Так уж получилось, что торпеда попала в крейсер, но затонул минзаг.

Дальше очередь дошла и до настоящих линкоров. Американцы поставили их в два ряда, так что стоящие во втором оказались прикрыты. А вот в первый ряд авиаторпед навтыкали, как иголок в ёжика. «Оклахома» получила целых девять — взорвались, правда, только пять или шесть, но и этого хватило, чтобы левый борт раскурочило, как консервную банку. Примерно то же случилось с «Вест-Вирджинией».

Американские моряки пытаются потушить «Вест Вирджинию» (фото: Global Look Press)

В «Калифорнию» попало только две торпеды. По идее, для утопления линкора этого было маловато, но тут японцам помогли сами американцы, в порядке подготовки к инспекции оставив открытыми водонепроницаемые люки, а ещё часть была лишь прикрыта, а не задраена. На корабле честно попытались откачивать воду, хотя один из матросов и прокомментировал это занятие так: «Мы просто перекачивали весь Перл-Харбор через корабль». Кончилось это, лишь когда линкор коснулся дна — благо стоял неглубоко, и настройки остались торчать над водой.

Затем пришла очередь второго линкорного ряда. Вообще в то время считалось, что попасть в цель, даже такую большую, как линейный корабль, бомбардировщик может лишь при пикировании. А если с горизонтали — то разве что с особо умным прицелом. У американцев такой прицел имелся, назвался «Норден» и стоил подороже некоторых самолётов. Увы, японцам про все эти научные обоснования забыли рассказать, так что бомберы «Накадзима» B5N разложили свои бронебойные восьмисотки точно по лункам с горизонтального полёта и безо всяких «норденов».

Уничтоженная «Аризона» (фото: Global Look Press)

Основные плюхи огрёб линкор «Аризона» — четыре бомбы, «бабах» носовых артпогребов главного калибра — и всё. Так и лежит под водой до сих пор, живописно просвечивая на солнце.

Больше всех повезло линкору «Пенсильвания» — его накануне поставили в сухой док, так что во время японского налёта он прикинулся портовыми кранами и не отсвечивал, отделавшись одним попаданием бомбы.

Общий итог — из восьми имевшихся линкоров четыре утоплены, три серьёзно повреждены. Впрочем, американцы — народ упрямый и восстановили даже «Калифорнию» с «Вест-Вирджинией». Хотя, судя по срокам ввода в строй в январе и июле 1944 года соответственно, было бы проще построить новые корабли с нуля. Большая часть из четырёх сотен американских самолётов уничтожена или повреждена.

Обломки японского самолёта (фото: Global Look Press)

В потерях у японцев обычно упоминают 29 самолётов, сбитых прямо над Перл-Харбором. На самом деле счёт получился немного другой — еще 26 самолётов частично плюхнулись на воду, едва дотянув до своих авианосцев. Или были сброшены за борт самими японцами как дырявое решето, которое даже нет смысла обратно в Японию везти. Ещё часть возвратившихся самолётов были признаны пригодными к ремонту — тоже напоминали решето.

В общем-то, не такая уж большая цена за погром главной базы вражеского флота. Но теперь оставшимся без линкоров американцам пришлось учиться воевать одними авианосцами. Через полгода в битве за остров Мидуэй японцы осознали, с какими способными учениками им пришлось иметь дело.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях