Железо

Русский подводный стимпанк: инженерная мысль на грани фантастики

Любые технические новинки на заре своего развития смотрятся нелепо и соединяют новизну замысла с архаичностью форм и технологий. Не стали исключением и подводные лодки. Давайте посмотрим на некоторые российские изделия времён зарождения подплава. Многие из них вполне могут служить декорациями в стимпанковских фильмах!
Александр Гребнев
  • 25K
  • 14
  • 2
  • 224

Двуглавая утка Шильдера

В 1834 году генерал-адъютант Карл Шильдер создал боевую подлодку примечательной (и весьма продвинутой для того времени) конструкции. При проектировании он учёл опыт своих зарубежных предшественников. Построена лодка Шильдера была всего за три месяца и в том же году испытана. Испытания прошли успешно, и на продолжение разработок были выделены новые средства. За тринадцать следующих лет свет увидели ещё два варианта подлодки, но все они страдали одним и тем же недостатком — медлительностью, и на вооружение приняты не были.

Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

Карл Андреевич Шильдер — российский военный инженер, генерал-адьютант. Участник битвы при Аустерлице (1805 год) и обороны Бобруйска (1812). В должности командира лейб-гвардии сапёрного батальона руководил инженерным обеспечением осады крепостей Варны и Силистрии в 1829 году, в должности начальника инженеров гвардейского корпуса — обеспечением штурма Варшавы в 1831 г. Помимо изобретения подлодки, предложил ряд средств минной и противоминной борьбы как на суше, так и на море. Воспитал несколько поколений российских военных инженеров.

Отличительным признаком лодки Шильдера были две рубки, дававшие неплохой, по меркам тогдашнего подплава, обзор. Правда, никаких хитрых приборов в те времена ещё не изобрели, так что приходилось довольствоваться обычными (но зато весьма стильными) круглыми иллюминаторами в медной оправе. В кормовой рубке даже был установлен зеркальный перископ — очень продвинутая штука. Если я не ошибаюсь, это вообще первое в истории применение перископа на подлодке. Вооружение состояло из гарпуна с подвешенной к нему миной.

Гарпун надо было с разгона воткнуть вражине в борт, после чего отплыть, разматывая за собой провод, а затем привести в действие детонатор.

Такой дистанционный подрыв при помощи электричества тоже, кстати, ого-го какой хайтек для первой половины позапрошлого века.

Вспомогательное вооружение составляли шесть ракетных установок по бортам. Ракеты можно было запускать даже из-под воды. Толку от этих петард было немного, поскольку заряд в них содержался небольшой, да и целиться было почти невозможно — но зрелище внушало. Двигалась лодка при помощи механических утиных лап, располагавшихся по бортам, — они-то и стали слабым местом. Забавные, но неэффективные, тем более что крутить их предстояло вручную. На третьем прототипе лодки Шильдер установил водомёт-насос (также качаемый вручную). Скорость выросла, но ненамного, так что модернизация оказалась бессмысленной.

Пневматический крейсер Александровского

Летом 1866 года в Кронштадте состоялись испытания подводной лодки, спроектированной изобретателем Иваном Александровским. Они увенчались успехом, и на протяжении трёх лет лодку гоняли, перестраивали, ставили оборудование и снова гоняли.

Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

Иван Фёдорович Александровский — российский изобретатель, инженер, фотограф и художник. Помимо разработок подводных лодок, известен созданием первого в России фотоаппарата для стереоскопической съёмки.

Удалось и проплыть под водой почти три километра, и осуществить длительное (семнадцать часов!) погружение. Во время одного из испытаний матросы даже ставили самовар и пили чаёк. В итоге во время попытки выяснить максимальную глубину погружения лодку утопили (на борту, к счастью, никого не было), а потом долго доставали обратно. Достав же, махнули рукой — характеристики аппарата оказались далеко не столь блестящими, как обещал создатель, и к реальным боевым действиям лодка была непригодна.

Главное, чем лодка Александровского отличалась от прочих — её не надо было приводить в движение руками (или ногами). На ней стояли двигатели, работавшие на сжатом воздухе. Да и вообще всё работало на сжатом воздухе — он использовался и для продувки балластных цистерн, и для дыхания.

Внутри подлодка была занята трубами с вентилями и манометрами.

К сожалению, двигатели работали так себе, а больше всего огорчал военных след из пузырьков, остававшийся за субмариной на поверхности воды. Стоило городить огород, если вражескому наблюдателю ничего не стоило заметить приближение подлодки!

Ну и с вооружением имелись проблемы — его попросту не было. Крепить же мину вручную на корпусе цели, выбравшись из лодки наружу, как это предлагал изобретатель, было уже несерьёзно. Тем более что сам же Александровский за год до постройки лодки изобрёл торпеду (тоже с пневматическим двигателем, кстати). Но поставить её на лодку он предложил не сразу — а к тому моменту Адмиралтейство уже потеряло интерес к задумке.

Боевые велосипеды Джевецкого

В 1880 году инженер Степан Джевецкий продемонстрировал будущему императору Александру III построенную им подлодку. Он лично управлял аппаратом, который произвёл большое впечатление на августейшего зрителя. После небольших доработок субмарину приняли на вооружение. Построили 50 экземпляров, применявшихся для береговой обороны и базировавшихся на Чёрном и Балтийском морях.

Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

Степан Карлович Джевецкий — российский учёный, изобретатель, инженер. Помимо подводных лодок, отметился разработкой ряда полезных устройств как военного, так и гражданского назначения: это регистратор скорости железнодорожных составов, железнодорожная автосцепка, курсограф и др. Торпедные аппараты конструкции Джевецкого использовались на подлодках российской постройки в Первую мировую войну.

В движение аппарат приводился по принципу велосипеда, получившего в то время особую популярность.

Через весь корпус проходил вал, на котором были установлены приводы с педалями. Педали подводники крутили демократично, всем экипажем — командир и двое матросов.

Это позволяло разгонять лодку до 3 узлов (около 5,5 км/ч). Немного, конечно, но считалось, что для защиты гаваней и фортов должно хватить. Вооружение состояло из двух мин, скреплённых тросом. Их следовало метко отцепить, находясь прямо под противником, — тогда они всплывали и взрывались. Для установки торпед лодка Джевецкого была, увы, маловата.

Схема первой подлодки Джевецкого

Специально разработанное по всем правилам тогдашней химической науки устройство для регенерации воздуха позволяло пробыть под водой до пятидесяти часов.

Несмотря на все недостатки, люди не бросали попыток сотворить из этих странных «консервных банок» чудо-машины для передвижения под водой. Упорство и настойчивость безумных, казалось бы, инженеров с каждой новой попыткой приближали тот день, когда на свет появились те самые подлодки, которыми мы сейчас восхищаемся. Безумие, ведущее к гениальному — что может быть круче?