Развлечения

Японский эсминец-попаданец против линкора «Ямато»

Тема попаданчества — всегда непредсказуемый эпик. Исторические травмы заставляют авторов раз за разом переигрывать Цусиму, вешать Троцкого и расстреливать Горбачёва. Однако, бывают и «попаданцы здорового человека» — захватывающие произведения о людях, попавших в прошлое. С одним из них мы вас и познакомим.
Алексей Костенков
  • 13K
  • 19
  • 8
  • 160

Йокосука, у нас проблемы!

Японский аниме-сериал «Дзипанг» (Zipang) снят по довольно популярной манге, которую, увы, на русский язык пока не перевели. И хотя манга-версия гораздо обширнее и информативнее, сериал сняли настолько хорошо, что оторватсья от него невозможно.

«Дзипанг», «дзипангу» (японизированное «Сипанго») — первоначальное название Японии в западноевропейских языках.

Новый ракетный эсминец с говорящим названием «Мираи» («Будущее») выходит на совместные с американцами учения близ Гавайев. От прообразов, «Конго» и «Атаго» его отличает наличие крылатых ракет «Томагавк», а также базирующийся на борту вертолёт SH-60J Seahawk и придуманный для сюжета конвертоплан MVSA-32J Umidori.

По пути «Мираи» попадает в странный ночной шторм, а затем обнаруживает себя посреди незнакомого места. И едва успевает увернуться от огромного корабля подозрительно знакомых всякому флотофилу очертаний — линкора «Ямато».

Выкинув за борт кирпичи и подняв с палубы челюсти, экипаж мрачно наблюдает в бинокли за четырьмя столбами дыма на горизонте: пылающими авианосцами Объединённого флота. Становится ясно, что эсминец угодил аккурат в битву при Мидуэе, и следовать в Пёрл-Харбор — не самое разумное решение.

Всё сложно!

Что бы сделал экипаж российского эсминца, угодив на Балтийском, Чёрном или Северном море в 1942 год? Без вариантов: бей нацистов, выручай наших, приближай Победу. То же самое произошло в американском фильме «Последний отсчёт», когда USS Nimitz проваливается в момент атаки на Пёрл-Харбор и поднимает авиагруппу, чтобы перехватить японские самолёты и отправить на дно соединение Нагумо.

А вот у японцев с этим сложнее... примерно, как у немцев. Но их историческая травма связана с катастрофическими последствиями собственного поражения, а не с рефлексией на тему «сколько миллионов гайдзинов истребили имперские оккупационные войска».

Всякий послевоенный японец растёт с надёжно вложенным в голову «нехорошо получилось, зря в эту заварушку влезли».

Поэтому после бурных дискуссий экипаж во главе с капитаном склоняется к тому, что лучше избежать вмешательства в мировую войну и попытаться без последствий для истории вернуться обратно.

Только вот адмирал Ямамото уже заметил неизвестный корабль необычных очертаний под японским флагом — маневренный и стремительный. А вскоре и американская подлодка атаковала странного японца торпедным веером, при этом едва не погибнув от загадочной самонаводящейся торпеды со встроенным сонаром.

Все начинают поиск «Мираи», явно набитого под завязку технологиями, способными изменить ход войны.

Вскоре экипаж попаданцев спасает с тонущего самолёта офицера японской флотской разведки, кап-три Такуми Кусака; видимо, родственника зловредного адмирала, охотившегося в книге за «Бедой» капитана Врунгеля.

И когда умный и проницательный разведчик понимает, куда попал, что именно ждёт его страну в ближайшие годы, и какие возможности открывают знания и технологии «Мираи» — тут-то всё по-настоящему и заверте…

Кто виноват и что делать?

Нет, Кусака отнюдь не жаждет использовать «Мираи», чтобы поднять знамя с восходящим Солнцем над Сан-Франциско, Дели и Екатеринбургом.

Войну он считает страшной ошибкой, действия на оккупированных территориях — свинством, а поражение — неизбежным.

Вот только он же не хочет видеть сметённые ядерными взрывами японские города, Японию — сателлитом США, а японских военных XXI века — зашуганными с детства пацифистами. И начинает сложную игру вокруг «Мираи», чтобы провести свою страну между Сциллой имперского фанатизма и Харибдой военного разгрома.

Экипаж эсминца пытается выкрутиться из заботливо сплетённых Кусакой сетей, всё ещё стараясь ни во что ни вляпаться и вернуться домой. Особенно отчётливым становится это решение, когда старпом Кадомацу (персонаж с антивоенными взглядами) попадает в оккупированный японцами Сингапур и лично наблюдает отношение имперской армии к мирному населению. Причём в очень лёгкой версии — ничего действительно чудовищного, вроде Нанкинской резни, шокировавшей даже эсэсовцев, или тошнотворных опытов Отряда 731. Но впечатлений всё равно хватает за глаза, и Кадомацу становится главным противником замыслов Кусаки.

Лавировали, лавировали…

А ведь игру ведёт далеко не только флотский разведчик. Вокруг корабля из будущего стремительно разворачивается борьба конкурирующих структур США и Японии. «Мираи» придётся не раз и не два вступать в бой, терять людей, получать повреждения, а его экипажу — принимать непростые решения и выбирать между плохими и совсем плохими вариантами.

Чем дальше попаданцы пытаются ни во что не влезать, тем более серьёзные последствия несёт их «невмешательство». В конце концов, «мы не хотели топить тот американский авианосец, они первые начали, и вообще так получилось…»

Сериал захватывает с самого начала и не отпускает до финала.

Масса вкуснейших картинок и деталей, сложные межведомственные разборки и бои современного корабля с СУО «Иджис» с техникой Второй мировой — это действительно интересно и красиво. Но, что характерно, при всём техническом превосходстве «Мираи» — никакого всенагибательства. У них там даже топливо кончается!

Увы, в аниме-версии оборвали финал: она охватывает лишь самую завязку огромного исторического полотна оригинальной манги.

Поскольку мангу полностью перевели только на французский, позволю небольшой спойлер. У Кусаки всё получится. Япония проиграет и уйдёт из завоёванных земель и морей, но вместо безоговорочной капитуляции подпишет почётный мир и останется полноценной великой державой. Без оккупационных войск на своей земле, сгоревших городов и написанной американцами конституции.

Ибо у всех — свои исторические травмы и мечты о том, как должен выглядеть справедливый ход истории.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях