«Гуляй-бурги»: где встал, там и крепость

Табориты встали табором

С началом эры огнестрельного оружия человек воюющий задумался, как поместить пушки, бомбарды и аркебузы в форт, который при этом сможет ещё и передвигаться по полю боя.

Самым простым вариантом было использование обычной телеги. Укреплённая, она представляла собой подобие деревянного «броневика», из которого вели огонь лёгкие пушки и ручное огнестрельное оружие. Обоз из таких телег, выстроенных в круг, образовывал мощную зубастую крепость — «вагенбург». Массово и успешно такой вид мобильного форта применяли чехи‑гуситы.

(Фото: Ангус Макбрайд)

Нет, они не были первыми. В 1382 году фламандцы укрылись в вагенбурге из 200 повозок и, играя от обороны, разгромили французов. В битве при Грюнвальде в 1410-м — и объединённое польско-русско-литовское войско, и тевтонцы подпёрли свои тылы передвижными фортами. «Псов-рыцарей», чьё войско было начисто разбито в этом сражении, укрепрайоны на колесах не спасли.

Есть версия, что европейцы подглядели этот способ организации укреплённого лагеря у монголов и иных степняков. Те связывали цепями возы и арбы в чистом поле для обороны в случае внезапного нападения. Согласно другой версии, таким образом защищали свой лагерь ещё древнегерманские племена кимвров и тевтонов в битвах с римлянами.

Как бы там ни было, армия гуситов под командованием Яна Жижки подобную тактику обороны и ведения боя использовала блестяще. Сами гуситы в большинстве своём были крестьянами и городскими ремесленниками, и в поле их легко могла одолеть тяжёлая рыцарская конница Священной Римской империи. Асимметричным ответом в неравной борьбе и стали мобильные форты. Жижка даже создал боевой устав «Вагенбург», от которого плясало всё войско, опираясь на защиту таких передвижных «крепостей».

Телеги, с одной стороны прикрываемые деревянными щитами с треугольными бойницами, ставились в круг и превращались в бастион, практически неуязвимый для благородных рыцарей. В каждом таком боевом возе помимо кучеров находилась пара аркебузиров и до шести арбалетчиков. Еще 10-15 бойцов были вооружены алебардами и боевыми цепами, которыми так хорошо было выносить гордых рыцарей из сёдел. Пока пехотинцы с цепами защищали стрелков, в атакующих кавалеристов и пехотинцев летели пули, арбалетные болты и даже камни, которые в качестве оружия последнего шанса хранились в телеге.

Повозки выстраивались обычно в два круга — внешний и внутренний; а свободные пространства занимали пехота и конница для контрударов.

Благодаря успешной тактике «где встал, там и крепость» гуситов не могли взять ни германская имперская армия, ни австрийские и венгерские рыцарские воинства. Сами же чешские повстанцы частенько вторгались на территорию противника. При этом и в наступлении они также вполне успешно применяли вагенбурги. В их уставе был расписан порядок движения и занятия боевых позиций в случае встречи с противником.

Гулявый воевода с дьяками и розмыслами

Подобную тактику использовали многие восточноевропейские народы, особенно в войнах с конным противником. В круги-таборы из телег и повозок становились поляки, запорожские казаки и русские воинства. Это было особенно эффективно против лёгкой татарской конницы, которая была как та лиса — видит око да зуб неймёт.

Как раз противостояние с крымскими татарами и спровоцировало использовние на Руси схожего варианта полевой фортификации — «гуляй-города».

Страшные разорительные набеги Крымской орды по опустошительной силе можно было сравнить с батыевым нашествием. Крымский хан Девлет-Гирей воспользовался тем, что большая часть русского войска воюет в Прибалтике. Он решил одним ударом покончить с усиливающимся влиянием Москвы. В битве при Молодях, в 1572 году, войску из 80 тысяч татар, ногайцев, черкесов и отряду османских янычар противостояли только 20 тысяч русских ратников: земские войска, опричники, немецкие наёмники, донские да тысяча «черкас» (запорожских казаков) под командованием воеводы Михаила Воротынского.

Исход битвы решил гуляй-город: телеги, укреплённые дощатыми щитами, поставленные в круг и связанные цепями. Стрелецкий гарнизон внезапно выросшей на холме крепости нарушил планы крымского хана опрокинуть русское воинство сходу. Несколько яростных штурмов конным и пешим порядком привели к большим потерям русского воинства и контратакующей поместной конницы, но гуляй-город так и остался неприступным для легковооружённых наездников.

Реконструкция гуляй-города. Фестиваль «Времена и эпохи» в Коломенском

К созданию гуляй-городов можно отнести и появление первых профессиональных инженерных частей на Руси. Командовал постройкой и действиями гуляй-города гулявый воевода со штабом из дьяков, подьячих, инженеров-розмыслов и подразделением военных строителей — городовиков и мостовиков. Перевозил дубовые щиты специальный град‑обоз.

Панели гуляй-города в бою ставились на телеги или сани и выстраивались в круг, полукруг или линию с трёхметровыми промежутками для отхода войск под защиту мобильных дубовых стен. Протяжённость линии могла составлять до 10 километров, причём использовался гуляй-город как в обороне, так и в наступлении.

Элементы вагенбурга могли применяться для создания малых острожков и мобильных крепостных пунктов. Например, казаки при завоевании сибирских земель использовали острожки на колёсах без крыши и дна. Двигателем подобного «БТРа» служили ноги «десантников».

Московские летописцы уделяли большое значение роли гуляй-городов в боевых действиях. В случае поражения говорилось, что укрепление не было построено или сооружено должным образом.

При осаде Казани в 1530-м году обороняющиеся смогли сделать удачную вылазку и захватить большое количество тяжёлых затинных пищалей в гуляй-городе, что нашло отражение в летописи: «И обозу города гуляя не сомкнуша, а се промеж воеводами пришла брань, а люди в розстрое. В те поры пришла черемиса казанская город гуляи взяли и наряду пищалеи с семидесят и зельи и ядер немало взяли». «И семь пушек в нем ухватиша», — добавляет другой летописец.

При более удачном походе на Казань применялись и многоярусные осадные башни на колёсах с пищалями и лёгкими пушками. Такие «гуляй-городыны» использовались и войском Богдана Хмельницкого во время осады фамильного замка Иеремии Вишневецкого, Збаража. Этот эпизод присутствует в романе Генрика Сенкевича «Огнём и мечом» и в одноимённом фильме Ежи Гоффмана.

В германских пределах стремились обезопасить лошадиный двигатель и делали бронированные повозки, где телегу с пушками таки ставили впереди лошадей. А в середине XVI века в Германии инженер Хольшуэр разработал передвижной форт с пушками и предложил инновацию германскому императору. Правда, о постройке подобной машины ничего не известно.

В старой доброй Англии во времена Генриха VIII лошадей ставили внутрь повозки. А второй этаж был определён команде славных мушкетёров, которые должны были палить сверху по вражеским канальям.

Можно вспомнить также чертёж «конического танка» Леонардо да Винчи, боевые машины с ветряными двигателями, голландские сухопутные корабли и многие-многие другие озарения, но зачастую подобные проекты в силу их нереализуемости оставались только на бумаге.

Жирное многоточие в истории вагенбургов поставила полевая артиллерия. Эффективно сдерживающий степняков с луками гуляй-город оказался бессилен против ядра. По свидетельству современника, дьяка Тимофеева, даже мелкие огнестрельные снаряды разбивали в щепу тонкие стенки гуляй‑города.

Конечно, вагенбурги из фургонов ещё встречались на фронтирах колонизации. Их использовали американские пионеры, защищаясь от негостеприимно настроенных индейцев, а также колонисты-буры в Южной Африке. Но в полевой фортификации больших войн править балом стали землекопы, сооружавшие ядростройкие редуты, флеши и батареи.

Лишь появление броневой стали смогло возродить мобильную полевую фортификацию, но об этом в следующий раз.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий