Шизомилитаризм

Ликбез: как войну вы назовёте, так она и…

Современная война — это очень странно. Нет, серьёзно! Ей никто не может дать точное определение. В 2016 году Генштаб российских вооружённых сил подискутировал по этому поводу и заявил о «новом восприятии привычного слова». Давайте и мы рассмотрим, какие бывают вооружённые конфликты с точки зрения международного военного права.
Варвара Стешевич /
8.7K
10
1
107
Современная война — это очень странно. Нет, серьёзно! Ей никто не может дать точное определение. В 2016 году Генштаб российских вооружённых сил подискутировал по этому поводу и заявил о «новом восприятии привычного слова». Давайте и мы рассмотрим, какие бывают вооружённые конфликты с точки зрения международного военного права.

Международный военный конфликт

Статья 2, общая для всех Женевских конвенций 1949 года, конкретно определяет межгосударственный вооружённый конфликт. К нему относятся любые случаи войны, даже в том случае, если какое-то государство делает вид, что ничего не происходит.

Участниками конфликта вполне могут стать народы, которые сражаются за независимость против колониальной политики и иностранной оккупации. К счастью, таких режимов больше не существует.

Да, всё просто. Советско-финская, Вторая Балканская, Первая Пуническая — государство или коалиция против государства или коалиции.

Однако, современные государства порой скрывают своё участие в международных конфликтах, чтобы избежать обвинения в развязывании агрессивной войны. Которая, как мы знаем из прошлых «ликбезов», запрещена.

Нападение часто маскируют под защиту граждан, восстановление конституционного порядка или антитеррористическую операцию.

Например, когда Грузия атаковала российские миротворческие посты в Цхинвале и Хетагурово в 2008, то начала классический международный конфликт, но сразу же заявила, что напала Россия. Грузии не поверили.

Нападающий не всегда может убедительно сделать вид, что обороняется. Поэтому данный тип конфликтов теряет популярность, а государства ищут новые методы достижения военных целей.

Немеждународный вооруженный конфликт

Согласно ст. 1 «II Дополнительного протокола» 1977, немеждународные конфликты происходят между правительством и организованными антиправительственными группами. Ну, или между самими такими группами.

Ещё, что важно, согласно пункту f), ч. 2, ст. 8 «Статута Международного уголовного суда» это обязательно должны быть длительные (!) вооружённые разборки. Но сюда не относятся «нарушения внутреннего порядка», а также беспорядки и единичные акты насилия.

Чёткой границы, по которой можно разделить эти типы конфликтов, нет. В каждом конкретном случае надо понимать общий масштаб и уровень организации.

Традиционное противопоставление по признаку «международности» не отвечает реальности, ведь в наше время воевать могут не только две стороны. Например, государство, негосударственные транснациональные образования и государства-интервенты. Полный набор!

Интернационализированный вооружённый конфликт

Здесь тоже всё просто. Это значит, что в немеждународном конфликте принимает участие третье государство, которое поддерживает одну из воюющих сторон. То есть, был внутренний конфликт, а стал международный.

Такие случаи часто называют «война чужими руками».

Самый яркий пример — текущая ситуация в Сирийской Арабской Республике. Ещё можно вспомнить первый подобный конфликт, гражданскую войну в Испании, а в недавнем прошлом — вмешательство НАТО во внутренний конфликт в Югославии.

Практически все войны нашего времени — интернационализированные.

У подобных конфликтов два критерия: во-первых, иностранное вмешательство, а во-вторых, осуществлять его должны государственные агенты. Обычно это означает силовую поддержку антиправительственной оппозиции, но не обязательно: можно сделать всё через частную военную компанию.

Участие российских военных в сирийском конфликте

Нормы Женевских конвенций и «Дополнительных протоколов» не особенно помогают с регулированием нового типа вооружённого конфликта. Критерии, по которым можно определить, кто такой государственный агент, и что такое прямое военное вмешательство — запутанные и неоднозначные. С их помощью невозможно понять, интернационализированный конфликт или нет.

Признать поддержку извне для каких-нибудь повстанцев или революционеров крайне невыгодно. Конечно, они будут её отрицать. При этом государство, на чьей территории идёт конфликт, сделает вид, будто ничего страшного не происходит: ведь такая ситуация — признак слабости власти.

Третья сторона — заинтересованная — скорее всего, избежит ответственности, особенно если вмешалась пресловутая частная военная компания.

Общая неясность вызывает немаловажный вопрос: когда подобный конфликт можно считать оконченным? Ведь после войны наступает мир. Но кто и с кем заключит мирное соглашение, если одни отрицают своё участие, а другие — сам факт войны?

С изменениями представлений о войне меняется и понимание мира. Но давайте надеяться, что гуманизм Женевских конвенций не останется в прошлом. А быть может, в будущем человечество и вовсе найдёт способ жить без конфликтов.

Нет, ну помечтать-то дайте?

Hoвости СМИ2
«‡„ÛÁ͇...