Железо

Стальные крылья президента: борт номер один против Второй мировой

Страдал ли Сталин аэрофобией? Почему Черчилль летал в пижаме? И зачем пришлось конструировать для него яйцо? Мы собрали для вас ответы на все вопросы, которые породила авиация высшего уровня во время Второй мировой.
Александр Потёмкин
  • 10K
  • 13
  • 1
  • 133

Добро пожаловать на борт

В 1910 году Теодор Рузвельт, незадолго до того оставивший пост президента США, совершил полёт с братьями Райт на их самолёте. С этого момента авиация плотно вошла в жизнь первых лиц мировой политики. Да, многое можно передать по радио или почтой, но ничто не заменит прямого общения между «дружественными» сторонами.

Первый президентский полёт

С развитием авиации практически все дипломаты пересели на воздушные суда, чтобы быстрее исполнять свой долг. Впрочем, это не всегда помогало — иначе не случилось бы Второй мировой войны.

Именно с её приходом во весь рост встала проблема безопасного перемещения по воздуху. И для спасения жизней первых лиц государства в ход пошли различные ухищрения.

Сталин боялся летать?

Миф о сталинской боязни перелётов практически ничем нельзя подтвердить, но при этом на борту № 1 он побывал только однажды: когда летел на Тегеранскую конференцию.

Отчасти с опасениями за безопасность главы СССР связывают само место проведения встречи: Иран находился недалеко от советских границ, и с 1941 года его контролировал соединённый контингент союзников. В ноябре 1943 года литерный поезд № 501 переехал из Москвы в Баку, после чего на двух «дугласах» C-47 советская делегация благополучно перелетела в Тегеран.

Однако за год до этого высшее руководство страны побывало на более опасном маршруте.

Советская делегация во главе с наркомом иностранных дел В. М. Молотовым на тяжёлом (сегодня его бы назвали «стратегическим») бомбардировщике Пе-8 совершила перелёт по маршруту Москва — Эдинбург — Рейкьявик — Гус-Бэй — Монреаль — Вашингтон и обратно.

Пе-8 обслуживается на аэродроме Bolling Field, Washington, D.C.

За безопасность полёта на большой высоте (7500 метров) над вражеской территорией пассажиры заплатили удобством: большую часть полёта провели с кислородными масками на лицах, без сна (за этим следил отдельный член экипажа), в обычных креслах и в меховых комбинезонах. Несмотря на всё это, машина благополучно вернулась в Москву, а экипаж представили к правительственным наградам.

Пассажирский салон и спальня на Пе-8 ОН

В 1944 году для перевозки первых лиц государства разработали самолёт Пе-8 ОН — «особого назначения». На борту опытных образцов был буфет, три спальных места и туалетная комната. Каждое место оборудовали индивидуальным отоплением, вентиляцией, освещением и кислородной маской. Но сама конструкция Пе-8, к сожалению, имела неустранимый дефект крепления заднего лонжерона. Марка стали не подходила для изготовления этой детали конструкции.

Узел укрепили дополнительными стяжками, но трагедии избежать не удалось.

Пе-8 на службе у полярников

12 сентября 1945 года разбился один из бомбардировщиков, возвращавшихся с парада Победы. В итоге большинство самолётов этого типа списали, а оставшиеся передали в полярную авиацию.

Жаркий «Коммандо» и «яйцо Черчилля»

Если Сталин почти не покидал пределов СССР (а на самолете вообще задокументированно летал всего один раз), то Уинстон Черчилль достаточно часто перемещался между США и Великобританией.

Для этих целей в 1942 году из Канады доставили бомбардировщик B-24 Liberator и переоборудовали в VIP-транспорт. Он получил бортовой номер AL504 и собственное имя «Коммандо».

Черчилль в кабине «Коммандо»

По воспоминаниям премьер-министра и его окружения, это был очень неудобный и опасный для пассажиров самолёт, даже несмотря на мягкие кресла, внутреннее освещение и кровать для первого лица.

Например, однажды Черчилль проснулся от того, что система отопления вышла из строя. В разгорячённом воздухе сильно пахло керосином. Естественно, обогрев тут же выключили, но остаток полёта премьер провел в шёлковой рубашке и пижамных штанах, что явно не доставило ему удовольствия.

«Коммандо»

В конце 1943 года премьер-министр передал «Коммандо» в Транспортное командование королевских ВВС. 27 марта 1945 года по до сих пор не выясненным причинам самолёт пропал у побережья Канады. На борту тогда находился заместитель госсекретаря по гражданской авиации Великобритании и его подчинённые.

Ни тел, ни обломков самолёта так и не нашли, а различные версии причин катастрофы так или иначе противоречат друг другу.

С завода компании «Авро» для Черчилля поставили первый из транспортных «Йорков» с именем «Аскалон». Машина оказалась удачная, и в ней оборудовали полноценный конференц-зал с узлом связи и отдельное спальное место для премьер-министра. Что характерно, в этом VIP-транспорте хотели установить внутреннюю герметичную сферу, которая бы позволила пассажирам не использовать кислородные маски на больших высотах.

«Аскалон» на американской военной базе в Северной Африке

Так называемое «яйцо Черчилля» протестировали, а затем отписали на завод о результатах — мол, можно устанавливать. Там отмахнулись со словами: «Война и так подходит к концу, какие вам ещё нужны сверхвысоты»?

В итоге готовая капсула затерялась на просторах производства.

Air Force One или «яхта»?

В США с самолётами всё было проще.

«Дикси Клиппер» в воздухе

Во время Второй мировой к услугам первого лица имелся «Боинг» 314 с именем «Дикси Клиппер». На нём в середине 1943 года Франклин Рузвельт совершил рекордный перелёт с тремя дозаправками на 5500 миль из Америки в Касабланку — для встречи с Шарлем де Голлем и Уинстоном Черчиллем.

Правда, уже при поездке на Тегеранскую конференцию президент поднялся на борт линкора «Айова», на котором с комфортом доплыл до берегов Алжира.

Мог себе позволить, да.

«Если использовать боевые корабли как прогулочные яхты, то мазута не напасёшься», — решили в Секретной службе и к концу 1944 года переоборудовали для нужд Рузвельта самолет «Дуглас» C-54, который получил имя «Священная корова». В нём смонтировали лифт (Рузвельт, как мы помним, был серьезно ограничен в подвижности из-за полиомиелита), радиотелефон и отдельную спальню для президента. Впрочем, президент воспользовался им только раз — при перелёте на Ялтинскую конференцию в феврале 1945 года.

«Священная корова» и её экипаж

Вторая мировая война завершила эпоху поршневых самолётов, а вместе с ними ушли в небытие и тихоходные перелёты «борта № 1». В век реактивной авиации главными критериями стали скорость, комфорт и максимальная защищённость первых лиц государства.

Но мы-то с вами помним, с чего всё начиналось?