Стрелковка

«Калашников» против «Коврова» — кто получил «Ратник»?

Самый животрепещущий вопрос последних дней: какой же автомат войдёт в состав боевой экипировки «Ратник»? Кто оказался круче на конкурсе для Министерства обороны — Калашников или Ковров? Мы решили подвести итог эпохальному противостоянию и разобраться, кто и почему стал победителем.
Андрей Бекасов
  • 18K
  • 12
  • 4
  • 419

Победила… дружба?

Ситуация, когда на вооружении одновременно состоят несколько схожих образцов оружия, не такая уж редкая и новая. Например, во время Великой Отечественной войны бойцы Красной Армии получали схожие по боевым характеристикам пистолеты-пулемёты Шпагина и Судаева — ППШ и ППС. Тяжёлый и массивный ППШ шёл в пехоту, а появившийся в 1942-м лёгкий, со складным прикладом ППС отдали танкистам и десантникам.

Положение отчасти похоже на нынешнее — ведь, по имеющимся данным, «более простые и надёжные» автоматы АК-12 и АК-15 рекомендованы для вооружения мотострелков, ВДВ и других линейных подразделений, а изделия из Коврова пойдут различным частям спецназначения.

Уже не в первый раз не получается определить лучшего. Даже на послевоенном «автоматном» конкурсе образец Михаила Тимофеевича не стал чистым победителем. АК не отвечал требованию техзадания к кучности стрельбы очередями, а вот показавший удовлетворительную кучность образец Булкина провалился по надёжности. Но в 1947 году спецназа было заметно меньше, поэтому на вооружение приняли лишь один автомат — Калашникова.

Чтобы лучше разобраться в ситуации, вспомним, что представляют собой победители конкурса.

От Константинова к Кокшарову

История автоматов из Коврова началась примерно во второй половине XX века. Уже тогда советские оружейники тратили немало сил и времени на попытки превзойти АК. И, разумеется, логично было сделать это, улучшив именно тот показатель, по которому «не дотянул» самый первый АК-47, — кучность при стрельбе очередями.

СА-006 конструкции Кокшарова, калибр 5.45 мм

Одним из вариантов стала схема со сбалансированной автоматикой. Идея была проста, как чертёж кирпича. Раз исходный АК так зверски колбасит при движении затворной группы, давайте запустим внутрь автомата противомассу, которая будет всё балансировать и компенсировать движением в противоположном направлении.

Привлекательность идеи состояла в относительной простоте — для других вариантов обычно приходилось городить внутри автомата невесть что.

Первый ковровский автомат на основе этого принципа назывался СА-006 (СА — сбалансированная автоматика). Его разработали ещё в начале 1970-х годов для участия в конкурсе, где в итоге победил будущий АК-74. Ковровцы слегка приуныли, но тут выяснилось, что новый АК страдает примерно тем же недостатком, что и его предшественник.

АЕК-971 конструкции Гарева (вверху) и АЕК-978 конструкции Пикинского

В 1978 году военные объявили конкурс «Абакан» на автомат, который превзошёл бы «обычный» АК в полтора, а лучше — в два раза. Интересно, что туда прибыли целых три образца «сбалансированной схемы» — АЕК-971 Гарева, АЕК-978 Пикинского и (сюрприз!) АКБ Калашникова. Правда, победителем стал автомат конструкции Никонова, построенный по схеме накопления импульса.

Автомат АН-94 «Абакан»

Впрочем, в этот раз в Коврове даже не успели толком погоревать. Едва начав производить АН-94, военные быстро убедились в том, что условия конкурса выполнены: по стрельбе очередями старый АК действительно превзошли в два раза. АН в специальном режиме отстреливал очередь из двух пуль в высоком темпе — после чего лупил в плечо стрелка накопленным импульсом. Во всех прочих режимах стрельбы он оказался ничем не лучше АК-74, зато по сложности внутреннего устройства бодро догонял часы с кукушкой и астрономический календарь. В итоге даже в тот раз выигрыш (как и проигрыш) получился какой-то неубедительный — и «Никонова», и АЕК производили небольшими партиями.

Прошли 1990-е годы, наступила весна, третье тысячелетие, выросли цены на нефть, и по этому поводу МО РФ решило устроить конкурс на новый общевойсковой автомат.

Обрадованные ковровцы стряхнули нафталин с вариантов АЕКов и потащили их на испытания.

Тем временем в замке шефа…

В Ижевске оружейный народ чувствовал себя гораздо увереннее. Во-первых, у них был Михаил Тимофеевич Калашников и его легендарный автомат. Во-вторых, имелся победивший в «Абакане» Никонов со своим автоматом. Ну и на самый крайний случай ижевцы завели собственные наработки по сбалансированным схемам — АК-107 и АК-108. Правда, некоторые на них косились и тыкали пальцем в полустёртую надпись «АЕК» — на что жители города обижались и начинали размахивать опытным автоматом АЛ-7 1960-х годов, так и норовя кого-нибудь зашибить.

АК-107 (вверху) и АК-108 со сложенным прикладом

Но по прошествии времени «Никонов» так и не взлетел, а тащить на «стрелку» с «ковровскими» автомат с такой же (пусть и своей) сбалансированной схемой никто не хотел.

Единственным выходом стала попытка запилить новый автомат на базе всё того же АК.

Министерство обороны было готово рассмотреть любое оружие, если оно выглядело, как АК, и было столь же надёжным.

Первоначально созданием нового автомата занялся главный конструктор «Ижмаша» Владимир Злобин.

АК-12 образца 2012-го года

Судя по представленным в январе 2012 года образцам, проектирование шло под девизом «за всё хорошее и против всего плохого». Первые варианты АК-12 имели двухсторонний предохранитель — переводчик видов огня на четыре позиции: не стрелять, выстрелить, выстрелить три раза и, наконец, тарахтеть, пока хватает патронов. Рукоятка взведения затвора кочевала на левую и правую сторону, и стрелки-левши уже собирались заказывать икону Злобина в золотом окладе. Даже телескопический приклад складывался в обе стороны.

Внутри, по слухам, тоже было много нового и интересного, но народ больше зачаровали внешние новшества — и до разборки мало кто добрался.

АК-12 2016-го года

Увы, по мере прохождения цикла испытаний и приближения к серийному выпуску прикольные новинки с АК-12 начали опадать, как иголки с новогодней ёлки. Уже в версии 2016 года рукоятка взведения снова прописалась жёстко справа, да и с прочими новшествами стало явно хуже.

В общем, в АК-12 всё меньше оставалось от изначального проекта Злобина и появлялось всё больше от серийного АК‑74.

Всё хорошо, прекрасная маркиза…

Меж тем, если верить публикациям официального вестника Министерства обороны РФ, с эффективностью у новых автоматов всё было зашибись.

«Также в результате предварительной оценки сделали вывод, что эффективность ведения огня относительно штатного АК-74М возрастает у АК-12 и АК-15 в 2 раза, а у 6П67 (ковровское изделие) в 2,3 раза».

С одной стороны, подобные оценки радуют, а с другой — вызывают самые противоречивые ощущения.

Могучий советский ВПК едва-едва сумел натянуть повышение эффективности в 1,5-2 раза, причём лишь по одному параметру и ценой значительного усложнения конструкции. Ни чувство патриотизма, ни банальный здравый смысл не позволяют решить, что +100 к эффективности дает простое обвешивание Калашникова буржуйскими планками Пикатини.

Можно, конечно, предположить — особенно глядя на западный опыт, — что повышение эффективности стрельбы произошло за счёт применения на автоматах оптических, коллиматорных и тепловизионных прицелов. Очень даже возможный вариант, но пока что история с импортозамещением этих прицелов — особенно наиболее сложных в техническом плане тепловизоров — отдельная и печальная, как у Ромео с Джульеттой.

Лёгким движением руки брюки превращаются…

Но прежде чем радоваться или горевать по поводу заявления о принятии новых автоматов, для начала просто вспомним, что на дворе уже не середина XX века, а начало XXI. И вряд ли кто-то собирается за несколько лет перевооружить АК-12 и АЕКами всю армию — особенно с учётом наличия на складах изрядных запасов АК.

Скорее всего, новые автоматы, как и до этого, будут производить небольшими партиями — с доработкой в процессе накопления опыта эксплуатации и отзывов пользователей.

Куда и к чему приведет этот процесс — время покажет.

Научно-технический прогресс на месте не стоит. И вполне возможно, что в результате очередного его скачка уже через несколько лет в новом конкурсе будут соревноваться, скажем, лазерное ружьё из Ижевска и электромагнитная винтовка из Коврова.

В качестве штатного оружия российского космодесанта.