Стрелковка

Лазерные бластеры и мачете: из чего стреляли советские космонавты

Летите вы себе из космоса, приземляетесь — бац! Тайга, голодные медведи, прощальная речь. Чтобы такого не случилось, советских оружейников попросили создать специальные пистолеты для защиты экипажа. Что же изобрели конструкторы-романтики на заре космической эры?
Михаил Лапиков
  • 5.7K
  • 16
  • 8
  • 99

Бластеров не завезли

С военным космосом в двадцатом веке дела обстояли скромнее, чем хотелось. Ни лунных баз с атомным оружием, ни космодесанта. Но стоило паре советских космонавтов разочек плюхнуться в тайгу, а всем «наверху» изрядно по этому поводу понервничать, как задача на разработку личного оружия выживания приобрела первостепенный статус.

Конечно, в распоряжении экипажа был пистолет Макарова. И пошуметь можно, и одиночного хищника помельче успокоить. Но на необъятных просторах СССР есть все шансы встретить тигра или медведя, а им пистолетные 9×18 — что слону дробина.

Первый раз любопытное зверьё пришлось отпугивать костром, и нервов экипажу такое «приключение» сожрало чуть ли не больше, чем сам полёт.

Космонавтам позарез требовалось что-то серьёзное.

Он художник, он так видит

К сожалению, задачу поручили энтузиасту.

Александр Жук для советского поколения — человек-легенда. Его книги по стрелковому оружию были практически единственной «оружейной библией» на советских книжных полках и моментально становились бестселлерами.

Но итог его работы с коллективом тульских конструкторов оказался скорее красивым, чем надёжным.

Да, револьвер ТОЗ-81 «Марс» с низким расположением ствола поначалу казался вполне нормальным оружием. Только вот художник слишком увлёкся.

Стволов было два: сменные, разного калибра. В зависимости от ситуации — гладкий ружейный (.410 с картечью или стрелкой-флешеттой) и нарезной 5,45. Разумеется, два сменных барабана с нумерацией остатка выстрелов на поверхности. Для большей эффективности прицельного огня — съёмный приклад.

Но и это ещё не всё! Тот же приклад мог служить телескопической антенной для аварийного радиопередатчика. Окончательную химеричность несчастной жертве дизайнерского вдохновения придал раскладной клинок.

Игрушка получилась забавная… но бесполезная.

Любой военный отлично знает, как легко в экстремальной ситуации основные детали сломать, а запасные потерять.

Возня с заменой деталей на скорость, общий вес, размеры комплекта (это в укладке космического аппарата, где килограмм дороже золота!) и крайне условная стойкость к ударам привели к тому, что редкий образец конструкторской мысли так и остался единичной диковинкой.

А теперь — лопата!

Нужно было что-то очень простое и надёжное. И желательно, чтобы ничего не пришлось заменять. Сунул патрон, бахнул, вынул стреляную гильзу. При необходимости повторил.

И такое оружие нашлось!

Принятый на вооружение ТП-82 (охотничий неавтоматический трёхствольный пистолет) изрядно походил на улучшенную и дополненную «смерть председателя» (так в народе прозвали компактное охотничье одноствольное ружьё 20 калибра).

Гладкие стволы 32 калибра (12,5 мм) позволяли стрелять охотничьими и сигнальными патронами. Нарезной ствол 5,45×40 мм в теории серьёзно озадачил бы любого зверя. Широким прикладом-мачете можно было хоть растопку нарубить, хоть водоотводную канавку прокопать. А главное, ТП-82 — обычная переломка, простая, как ядерная война, с минимумом лишних деталей.

Если бы производство специальных патронов столь экзотического калибра не погибло от экономической нестабильности после распада СССР, тройник летал бы до сих пор.

Но в укладке сейчас осталось только мачете.

Впрочем, был в истории советской космической оружейной мысли и более экзотический образец личного стрелкового оружия.

А может всё-таки лазерный бластер?

Восьмидесятые для СССР оказались эпохой сразу нескольких заметных успехов военных лазерных программ. Но освоение средств и социально допустимые формы советского попила на оборонном заказе тоже приняли совершенно невиданный размах.

Главное — предъявить рабочий образец. А списать под него можно очень и очень многое. Лазерное оружие индивидуальной самообороны космонавтов на первый взгляд кажется именно таким попилом.

Довольно страшненькие, утилитарного дизайна, лазерные револьвер и пистолет гарантировали серьёзные повреждения глаз или оптики на расстояниях порядка двадцати метров. Видимо, для тех случаев, когда пушки и спутники-убийцы себя не оправдают, а коварный враг пойдёт на абордаж.

Они использовали старый и хорошо отработанный химический способ накачки: батарейка поджигала запал, тот поджигал бутерброд из редкоземельной фольги, кислорода и металлической соли, и всё это за миллисекунды порождало ярчайшую вспышку для накачки волоконно-оптического лазерного элемента.

Советский лазерный пистолет был настолько суров, что при каждом выстреле плевался раскалёнными гильзами и облаками ядовитого дыма.

Поскольку до абордажей в космосе дело не дошло, образцы так и остались музейными экспонатами. За какие-то тридцать лет скромная и неприметная управляющая электроника сделала куда больше для защиты космонавтов от ненужных приключений.

Остаётся только пожелать астронавтам неизменно мягких посадок!