Война

Рождение системы: медицинское чудо посреди американского бардака

Представьте: вы завербовали солдат, худо-бедно их обучили, вывели в первый бой, но всё равно облажались. А всё потому, что не озаботились грамотной медслужбой. Тяжёлые болезни, отсутствие медикаментов и банальная нехватка витаминов — эти прелести прочувствовала на себе армия США во время Гражданской войны. Но затем пришёл доктор Леттерман и всё заверте…
Александр Поволоцкий
  • 7.5K
  • 14
  • 6
  • 123

Десант! Десант!

Гражданская война в США была в самом разгаре. Завершилось первое крупное сухопутное сражение — первая битва при Булл-Ране. Но армия Потомака нуждалась в переформировании, или даже в создании с нуля. Командовать ей поставили генерала Джорджа Макклеллана, а медицинским директором стал доктор Кинг.

Только следующей весной армия была готова к активным действиям.

Ещё до сражения при Булл-Ране северяне двинулись на Ричмонд, столицу Конфедерации. Позже они передумали и решили провести гигантскую десантную операцию: пройти стремительным маршем сотню километров (теоретически — два-три дневных перехода), захватить столицу мятежников и таким образом добиться безоговорочной победы.

С учётом теоретической разработанности и практической готовности армии США к такому манёвру исход был предсказуем.

Долгая дорога в бой

17 марта 1862 года 121500 человек, 44 батареи и 1150 фургонов отправились морем из Александрии, высадились на сушу, быстро привели себя в порядок и двинулись вперёд. Они оказались настолько «стремительными», что первое столкновение с южанами (километрах в 30 от места высадки) произошло только 5 апреля.

Это был крупнейший на тот момент десант в истории США, и о вопросах снабжения, мягко говоря, никто не подумал.

Доктора Кинга на посту Медицинского Директора сменил доктор Трипплер. Он заказал 250 амбулансов (специализированных повозок, укомплектованных лекарствами и носилками), получив только 228. Затребованного хинина поступило меньше десяти процентов. Недостаток местных средств и особенности армейского пайка (сухари, солёное мясо и виски) привели к появлению в войсках цинги, не говоря уже о поносах и дизентерии.

Доктор Джонатан Леттерман — первый слева

Не выдержав борьбы с болезнями, снабжением и Санитарной комиссией, Трипплер ушёл с поста. В мае его заменили Джонатаном Леттерманом — в тяжелейший момент кампании.

Вот что он писал о происходившем:

«Амбулансов и повозок в Третьем корпусе было 41. По штату же положено 129. Поскольку при этом Третий корпус считался наиболее снабжённым, можно представить состояние дел в других корпусах.

Но транспортные повозки бесполезны в медицинской службе, особенно в горах…. Четырёхконные амбулансы тяжёлые, неповоротливые, и легко опрокидываются, к тому же четвёрка лошадей требует корма и ухода. Они не заменяют при перевозке двух пароконных амбулансов».

Семидневная Битва

Следующее крупнейшее в истории США сражение — Семидневная Битва — состоялось с 25 июня по 1 июля 1862 года на подступах к Ричмонду. Закончив его с некоторым перевесом, осторожный Макклеллан решил отступать.

Отступление с массой раненых — невероятно сложный манёвр, как в XIX веке, так в XX или в XXI.

Дополнительной проблемой стало подчинение всего транспорта службе тыла. Как следствие, санитарные повозки либо растаскивали офицеры под собственный багаж, либо их ломали или же просто теряли.

109 санитарных повозок на 8000 раненых. Что тут можно сделать?

Нужный человек

Пожалуй, в такой ситуации спасовал бы и Пирогов. Но у Леттермана было то, чего так не хватало великому русскому хирургу.

«Я сразу понял, что это тот человек, который нужен, и доверился ему безгранично», — писал Макклеллан. Он поддерживал все инициативы Леттермана и подписывал составленные им приказы.

Ничего не зная о русском опыте, Джонатан начал действовать административно — крупным калибром.

Весь багаж, не относящийся к санитарной службе, он предписал сгрузить с повозок. Если его не на чем было везти — значит, «оставить у дороги» (цитата из приказа по армии). Попытка воспротивиться такому надругательству над офицерским багажом приравнивалась к неисполнению боевого приказа в военное время.

Леттерман начал приводить в порядок статистику — на тот момент болело до 20% всей армии. Одновременно он проявил проницательность, достойную Пирогова. Слово «авитаминоз» ещё не придумали, но…

«Люди не чувствуют себя больными, — писал Леттерман, — но их энергия, выносливость и решимость переносить лишения намного уменьшаются, и они не знают почему. Таким образом боеспособность армии подрывается гораздо сильнее, чем показывают списки больных».

Впервые в истории американской армии озаботились военной гигиеной в широком смысле этого слова.

Не следовало проводить учения в полуденный зной, солдаты должны были спать до рассвета (ведь дневной сон не компенсирует ночное недосыпание), а также получать перед маршем завтрак (хотя бы чашку кофе), сушёные овощи, фрукты и хорошо выпеченный хлеб. Кроме того, при установке лагеря следовало выкапывать полевые ровики и обязательно их использовать.

Полевая кухня

Прессованные сушёные овощи не вызвали энтузиазма у солдат, и новый приказ по армии ввёл (да, да, опять впервые…) ротные кухни. Повара вымачивали эти овощи, вываривали и готовили суп. Витаминов в нём не было, но зато имелась полезная для пищеварения клетчатка.

Вскоре заболеваемость в армии упала на треть.

Поскольку тыловая служба смотрела на санитарный транспорт как на нечто странное, а у врачей и так дел было по горло, в армии Потомака появился Ambulance Corps — полевая санитарная служба. К каждой повозке приписали постоянных носильщиков, над ними поставили командиров: сержант в полку, второй лейтенант в бригаде, первый лейтенант в дивизии и капитан, который отвечал за эту службу во всей армии.

Полевая санитарная служба забирает раненых с поля боя

Полковой сержант ежедневно проверял комплектность и состояние вверенного ему санитарного транспорта и ежедневно упражнялся в погрузке носилок. Вышестоящее командование тоже обязали регулярно проводить личные инспекции.

Сопровождать раненых в тыл теперь могли только специально назначенные люди — и никто больше.

Островки организации, поднятые Джонатаном из болота неготовности, росли.

Со временем они слились в систему Леттермана — образец для всего мира.

Ещё не было ни организации госпиталей, ни сортировки; только понимание, что нужно всё переделать.

Раненые и пленные

При отступлении, разумеется, царила неразбериха. О госпитале «Сэвидж Стейшн» в суматохе забыли. Захватившие его южане обращались с ранеными достаточно хорошо, но затем тоже выкинули их из головы. И пока проворачивалась неповоротливая бюрократия, врачи и раненые голодали.

Это не было намеренным злом. К раненым и пленным относились вполне гуманно. Их регулярно обменивали, и первое время даже отправляли с ними фрукты, виски и медикаменты. После нескольких отказов перестали.

На внутреннем фронте

Санитарная комиссия предложила снарядить для эвакуации раненых пароходы, и Леттерман… согласился!

Получилось хорошо. Санитарная комиссия тратила свои деньги, а не государственные, и могла действовать гораздо оперативнее — без тендеров, согласований и проверок.

Как раз в это время Генеральный хирург армии Климент Финли под давлением прессы подал в отставку. Сломав все традиции, Санитарная комиссия продвинула на пост Генерального хирурга Вильяма Александра Хаммонда.

Энергичный человек тридцати трёх лет — такого кресло Генерального хирурга ещё не видело!

Финли гордился тем, что не израсходовал полностью бюджет в 2.445 миллиона долларов, а Хаммонд потребовал вчетверо больше и при этом к концу года отчитался о дефиците бюджета!

Скорая медицинская помощь Гражданской войны в США

С помощью Леттермана наконец выработали единый тип амбуланса — санитарной повозки — с окованными железом широкими колёсами, из хорошего сухого дерева. Пароконные экипажи верой и правдой прослужили всю войну, хотя в армию Потомака до окончания эвакуации они так и не попали.

Армия Потомака получила множество палаток и такое количество продуктов, что они гнили на пристанях в ожидании транспорта. Но «утраченные припасы можно возместить, — писал Леттерман, — а потерянные жизни нельзя». Впервые (опять впервые!) американский солдат начал получать сбалансированный паёк.

Хаммонд ввёл экзамены для врачей и госпитальных смотрителей. Мало кому понравилась внезапная переаттестация, так что некоторые врачи просто уволились со службы. Появилась должность медицинского инспектора, который контролировал госпитали. Упростили процесс выдачи медикаментов в полки.

Толпа случайных людей медленно и мучительно превращалась в армию. Толпа врачей — в систему военной медицины. Джонатан Леттерман сотворил, казалось, настоящее чудо.

Путь предстоял ещё долгий, но первые шаги в историю Санитарная служба армии США наконец-то сделала.


Здесь мы рассказали, что творилось в армии США до начала Гражданской войны.

А о состоянии военной медицины до прихода Леттермана — здесь

Подписки в соцсетях