Железо

Швейцарский нож и «брови Ким Ир Сена»: чем грозят миру корейские танки?

На недавнем военном параде Северная Корея продемонстрировала передовую технику, призванную вселить в сердца империалистов страх и ужас. В стройных рядах армии КНДР заметили новейшие танки — «Сонгун-915» и «Чонма-216». Выглядят они, без сомнения, устрашающе. А вот будет ли от них толк? Попробуем разобраться.
Алексей Тарасов
  • 17K
  • 16
  • 6
  • 192

Если завтра война

Об армии КНДР до сих пор толком ничего неизвестно, однако есть и то, что не скрыть никаким «туманом войны».

Территория КНДР сравнительно небольшая, насыщенная горами и изрезанная реками. 20% составляют равнины и низины.

Поскольку горы, реки и объекты гражданской инфраструктуры нельзя подвинуть, заинтересованные стороны наверняка давно изучили и начали контролировать маршруты, подходящие для движения бронетехники.

Существует конспирологическое мнение, что северные корейцы прорыли гигантскую систему подземных тоннелей и могут незаметно для наблюдателей перемещать войска и наносить внезапные удары.

Но бронетехнике рано или поздно придётся выехать на поверхность, иначе смысла в её существовании не будет. К тому же, современные средства разведки позволяют достаточно точно находить подземные объекты.

Боевой опыт

Последний раз северокорейские танкисты воевали в 50-х годах. После этого они только выбирались посмотреть на чужие конфликты в качестве советников.

Северокорейский «Танковый Биатлон», 2016 г. На трассе старенькие, пятикатковые «Чонмы»

Офицеров-наблюдателей из КНДР замечают то на выставках, то на танковом биатлоне… В 2016-м году они даже устроили свои соревнования, скопированные с российских. Но никакие наблюдения или учения не заменят практического опыта.

Новая модификация танка «Чонма-216» — в 2017 году на соревнованиях «КНА-2017». Фото, конечно, постановочное, но на танке виден тот же набор дополнительного вооружения, что и на парадах

Технологии

В этой области у корейцев традиционное отставание. Подтянуть на приемлемый для 2018 года уровень абсолютно всё они не могут — не хватает ресурсов; поэтому выбирают самое важное. И если даже копируют некую продвинутую технологию, то внедряют её медленно и «точечно», только для элитных подразделений.

Швейцарский нож корейской армии

На данный момент самые современные танки корейской народной армии — «Чонма-216» и «Сонгун-915». В их основе — советский Т-62, прошедший долгий путь модернизаций, плюс некоторые решения от Т-72 и китайских машин.

Каждому делу — свой инструмент. Пословица хорошая, но не про танки северных корейцев. Конечно, их военные с радостью заполучили бы специализированные «инструменты» на каждый вид предполагаемых угроз, но таких возможностей у страны нет.

Все боевые машины должны в прямом смысле «опираться на собственные силы», как завещал дедушка Мао.

Мысль, в принципе, понятная. Учитывая, что сражаться корейцам придётся в условиях тотального превосходства противника в воздухе, средствах радиоэлектронной борьбы, разведке и управляемом вооружении.

Возможно, именно желание сделать универсальную машину против всего и породило такой необычный комплекс вооружения, какой получили северокорейские танки.

Тут на «Чонма-216» ещё есть крупнокалиберный зенитный пулемёт, ПЗРК всего один, а на ПТРК нет защитного кожуха. «Брови Ким Ир Сена» во всём своём великолепии

На «Чонма-216» усилили бронирование корпуса и башни: на фото часто видны ОБТ с блоками, напоминающими знаменитые «брови Ильича» у Т-62М (остряки немедленно окрестили их «бровями Ким Ир Сена»). Комплекс вооружения варьируется: старые модификации вооружили 115-мм орудием, на более новые поставили копию 125-мм 2A46. Кроме того, имеется традиционный для машин «советской школы» спаренный с пушкой 7,62-мм пулемёт Калашникова (ПКТ) и добавлен 14,5-мм зенитный пулемёт Владимирова (КПВТ).

На установке ПЗРК и башне есть камеры. Наведение зенитных ракет, судя по всему, дистанционное, а вот для перезарядки ПЗРК и ПТРК или использования спаренного гранатомёта придётся вылезать из-под брони

Новенький «Сонгун-915» получил динамическую защиту. Правда, её блоки есть только в передней части корпуса и башни. Неизвестно, «парадная» это версия или так и задумано для линейных машин. Вооружили машину 125-мм гладкоствольной пушкой, зенитным 14,5-мм пулемётом КПВТ и неизменным 7,62-мм пулемётом ПКТ.

ОБТ «Чонма-216» на параде в 2017 году. На башню установили 2 ПТРК, 2 ПЗРК, спаренный автоматический гранатомёт и дымовые гранатомёты

Дополнительное танковое вооружение у северокорейцев постоянно меняют: там снимут КПВТ, тут добавят второй ПЗРК. В максимальном наборе используют: два противотанковых ракетных комплекса «Бульсэ-3», два (иногда один) переносных зенитных ракетных комплекса (ПЗРК) HT-16PGJ и спаренный автоматический гранатомёт.

Танкисты и нищета

Неизвестно как, но корейцам удалось вернуться к чужим ошибкам почти 90-летней давности — а точнее, к французскому боевому танку Char B1.

Его чаще всего критиковали за «перегруженность» членов экипажа: командир (помимо выполнения собственных обязанностей) наводил, заряжал и стрелял из 47-мм орудия в башне. А механик-водитель совмещал управление боевой машиной с ведением огня из 75-мм орудия в корпусе и пулемёта.

Французский боевой танк Char B1

Очевидно, что командиров северокорейских танков перегрузят ещё больше, чем французов. Ведь характер и количество угроз на современном поле боя отличаются от 30-40-х годов, да и скорости возросли в десятки раз.

«Сонгун-915» на параде в 2017 году. На башне виден ПЗРК

Сыграет свою роль и отставание КНДР в области электроники: там, где не хватит возможностей автоматики, придётся включаться членам экипажа. Как они будут обрабатывать информацию о воздушных и разнотипных наземных целях, стрелять, заряжать и, собственно, управлять боевой машиной — представить трудно.

Есть подозрение, что весь комплекс вооружения северокорейских боевых танков появился как раз потому, что в КНДР нет иллюзий относительно будущего конфликта.

Корейцы просто повышают шансы своих танков добраться до противника на расстояние, на котором ему можно нанести хоть какой-то урон. А на марше у них будет возможность отогнать назойливые вертолёты или отпугнуть пехоту противника.

Немного наивно, но будем надеяться, что до практики у КНДР дело не дойдёт.

Подписки в соцсетях