Исторический наброс

Экологическая бомбардировка: как британцы жгли во славу Гринписа

Золотые шестидесятые годы! Хочешь — кури, хочешь — в машине не пристёгивайся, а хочешь — борись за экологию с помощью ковровых бомбардировок. Именно этим и занялись британские лётчики, когда перевозивший нефть супертанкер напоролся на огромный подводный риф.
Кирилл Копылов
  • 7.6K
  • 20
  • 3
  • 157

Риф Севен Стоунз

Британские острова Силли и окружающие их подводные скалы с давних времён были проклятием моряков. Сотни судов встретили свой конец среди коварных рифов. Один только риф Севен Стоунз, расположенный между островами и мысом Лендс-Энд в Корнуолле за три сотни лет поглотил не меньше двухсот кораблей.

Во второй половине XX века катастрофы почти прекратились. Но 18 марта 1967 года средь бела дня на риф напоролся огромный супертанкер.

Танкер «Торри Кэньон» был представителем первого поколения супертанкеров, предназначенных для удовлетворения жажды богатства развитых стран. Трёхсотметровый гигант мог за один раз перевезти 120 тыс. тонн сырой нефти.

В тот злополучный день он спешил в валлийский порт Милфорд-Хейвен с грузом нефти из Кувейта. Капитан судна боялся пропустить пик прилива — единственное время, когда гружёный под завязку танкер мог войти в порт — и застрять на пять суток до следующего, потеряв премию за рейс. Капитан решил немного срезать и пошёл полным ходом через опасные воды. Из-за серии навигационных ошибок и неразберихи на мостике океанский гигант напоролся на подводные скалы и прочно на них сел.

Из разбитого корпуса потянулся чёрный нефтяной шлейф.

Сидящий на подводных скалах танкер. Фото сделали с патрульного самолёта КВВС через несколько часов после аварии

Никаких проблем, господин министр!

Ситуация поначалу не казалась катастрофической. Корабль планировали стащить с рифа и довести до порта, а если не получится — отбуксировать подальше в Атлантику и затопить. С разлившейся нефтью помогло бы чудо науки — новейший детергент, который моментально разлагал её на безопасные компоненты.

Британский премьер-министр Гарольд Вильсон сразу заверил, что ситуацию уже взяли под контроль и ничего серьёзного не произошло.

Однако вскоре дела пошли плохо.

Из-за начавшихся штормов снять танкер со скал не удалось. Волны начали раскалывать корпус, и в море полилось ещё больше нефти. Если в первые сутки нефтяной хвост протянулся на восемь миль, то на третьи разлив уже достиг 270 квадратных миль (700 квадратных километров).

«Чёрный прилив» обрушился на пляжи Корнуолла.

Разламывающийся под ударами волн танкер

Детергент не помогал. Его активно разбрызгивали с кораблей и вертолётов, а на берегу — даже из пожарных машин и бочек, но нефти было слишком много. Телекадры с бедными перепачканными нефтью птицами и «чёрными пляжами» облетели весь мир и вызвали бурное негодование. Кроме того, течения потащили гигантское пятно на пляжи французской Бретани и Нормандии.

Скандал перерастал в международный.

27 марта во время совещания на военно-воздушной базе Калдроуз премьер-министр поставил перед военными, руководившими операцией, вопрос ребром. «Что мы можем радикально сделать для прекращения этого кошмара?» — «Бомбить, конечно!» — не моргнув глазом, ответили военные.

На бреющем полёте в ад

План военных был прост и прямолинеен: уничтожить корабль фугасными бомбами, а нефть вокруг поджечь. По их логике, это сразу решило бы все проблемы.

Главным борцом за экологию назначили новейший палубный бомбардировщик «Блэкбёрн Бакэнир».

«Бакэниры» создали для ударов с предельно малых высот по советским кораблям, прорывающимся в океан.

У самолёта было много проблем — из-за слабого двигателя он не мог взлетать с полной нагрузкой и заправкой топлива с палубы авианосца при высоких температурах.

Британским лётчикам приходилось стартовать с минимальным запасом керосина и сразу после взлёта дозаправляться в воздухе. Впрочем, в данном случае этот недостаток особо ни на что не влиял — и взлетать с земли проще, чем с палубы, и лететь было недалеко.

Бомбардировщики должны были разрушить и поджечь танкер фугасными авиабомбами, а истребители «Хантер» тем временем распылили бы вокруг керосин. Следующим ударом «бакэниры» подожгли бы плавающую нефть очередной партией фугасок.

Пилоты морской авиации собираются деятельно бороться за экологию

Первый день бомбёжки не принёс ничего, кроме разочарований. Часть самолётов вернулась из-за неполадок, другие садились с застрявшими на пилонах бомбами. Четверть сброшенных по кораблю бомб просвистела мимо, ещё четверть вообще не разорвалась. Корабль уничтожить не удалось, а небольшие пожары мгновенно тушили сильные волны.

На второй день количество самолётов и вылетов увеличили втрое.

Игры с керосином кончились — начались удары напалмом с малых высот.

К полудню объятое пламенем судно скрылось под водой. Столб чёрного дыма вытянулся на 20 тысяч футов — более шести километров. Его видели за сотни миль вокруг. Но налёты не прекратили — чтобы поджечь как можно больше разлитой нефти.

Местные жители наблюдают за действиями авиации

Те, кто совершал последние вылеты, вспоминали, что это было сродни полёту в ад — пикирование в тучу непроницаемого чёрного дыма и огонь, поднимавшийся на многие метры над водой.

За два дня израсходовали 160 бомб, 45 тонн керосина и более 1,5 тыс тонн напалма.

Я и Гринпис, в борьбе мы родились

Эффектные и смелые действия авиации стали единственным светлым моментом одной из крупнейших экологических катастроф. Тем не менее, люди задавались вполне логичным вопросом: если у авиаторов ушло два дня, чтобы утопить огромный, неподвижный, безоружный танкер, то как же они будут бороться с ожидаемыми советскими «крейсерами-пиратами»?

Исследования экологов показали, что действия британской авиации хоть и не слишком помогли в ликвидации последствий гигантского разлива нефти, но всё же стали наименее вредными для природы.

Совершенно неожиданно военная авиация показала себя с иной стороны — в качестве мирного помощника, который попытался уладить гражданскую беду.

Возможно, в далёком будущем вся военная техника перейдёт на мирную сторону. Но это определённо произойдет ещё очень нескоро.

Подписки в соцсетях