Новый «гадкий утёнок»: ожидания и реальность пистолета Лебедева

Мощная волна обсуждений — похлеще японского цунами — поднялась от новости о возможном начале производства пистолета Лебедева. И громче всех кричат и топают ногами те, кто из него не только никогда не стреляли, но даже не видели на выставках. Мы решили не ждать диванных критиков и разобраться: что в этой новости хорошо, а что плохо.

Зачем?

Нужен ли сейчас в РФ ещё один пистолет? Всё-таки Россия не Америка, где в магазинах ежегодно находят своего покупателя миллионы пистолетов и револьверов — как отечественных, так и зарубежных производителей. У нас речь о развёртывании массового производства может идти лишь при наличии перспектив госзакупок для силовых структур.

Конечно, есть ещё спортсмены, которые имеют право на аренду короткоствольного оружия через клубы, но их слишком мало, чтобы рассчитывать на самостоятельное производство, а не возможность появления «спортивного» варианта серийной модели для силовиков.

ПЯ, ГШ-18, СП-1

На сегодняшний момент, не считая наследия советских времён — пистолетов Макарова и Стечкина, — на вооружение силовых структур РФ официально приняли три пистолета: 6П35 (ПЯ, пистолет Ярыгина), 6П54 (ГШ-18, Грязев-Шипунов) и 6П53 (СП-1, пистолет Сердюкова). Но, хотя на вооружение министерства обороны РФ их взяли ещё в 2003 году (а в некоторых силовых структурах и раньше), ни один не смог прочно закрепиться в системе.

Наилучшие позиции у пистолета Ярыгина — просто в силу производственных возможностей концерна «Калашников».

Но и претензий к ПЯ едва ли не больше всего — вплоть до упоминания дефектов пистолета в связи с гибелью бойцов, как это было в октябре 2017 года.

Следующий — в своё время активно разрекламированный кандидат — «Стриж», он же AF-1 Strike One, не прошёл испытания в ЦНИИточмаш (Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения. — Прим.ред.), и сейчас он всего лишь «один из» многочисленных западных пистолетов.

Поскольку не только стрелки-спортсмены, но и спецподразделения различных силовых структур в последние годы закупали западное оружие, это красноречиво свидетельствует о том, что предложения отечественного производителя их запросов не удовлетворяли. Увы, «пробить» закупку «глоков» могут далеко не все.

Родословная «утёнка»

Дмитрий Лебедев и его пистолет (фото: Источник)

Создатель ПЛ Дмитрий Лебедев — ученик известного конструктора спортивного оружия Ефима Хайдурова. Сам Ефим Леонтьевич принципиально воздерживался от работы над боевым оружием, но именно с его пистолетами советские стрелки собрали знатный урожай золотых медалей. Так что некоторая необычность эргономики ПЛ становится вполне понятной.

Пистолет создал человек, который активно стреляет сам и не понаслышке знает, как делать правильное оружие для стрелков.

Но не получится ли так, что ПЛ изготовили только «для спортсменов», без внимания к требованиям военных и специфике армейской службы?

Что известно?

Основным типом УСМ (ударно-спускового механизма) изначально должен был быть DAO (Double Action Only — только двойное действие. — Прим.ред) с усилием в четыре килограмма. Как отметил сам Лебедев, «…это максимальная безопасность для непрофессионального пользователя, посещающего тир четыре раза в год».

Аналогичные решения в ходу и за рубежом: самым известным из них является так называемый «нью-йоркский спуск»: модифицированный УСМ для личного оружия департамента полиции города Нью-Йорк. По словам конструктора, «для людей, использующих пистолет в качестве основного оружия, разрабатывается УСМ с усилием 1,5 килограмма при ходе пять мм, с соблюдением базового условия „безопасность превыше всего“, то есть каждый выстрел самовзводом».

(Фото: Калашников Media)

Для более квалифицированных пользователей — в частности, для гражданского, спортивного варианта или Росгвардии — проработали варианты с УСМ ударникового действия (по типу «глока») или SA (одинарного действия) с регулируемым ходом и усилием.

Технически замена УСМ хоть и требует полной разборки пистолета, но будет вполне доступной для пользователя.

У рукоятки есть две накладки трёх типоразмеров, фиксирующихся винтами, — но, по словам конструктора, это временное решение. В ближайшее время их конструкцию заменят на трёхсекционные накладки, которые будут закрепляться пином.

Вниманием к отечественным реалиям объясняется и ёмкость магазина: для ПЛ она составляет 15-16 патронов у полноразмерного варианта и 14 у компактного ПЛ-15К. В западных аналогах при таких же габаритах обычно влезает на несколько патронов больше, но пока качество пружин отечественного производства вызывает у конструкторов вполне обоснованные сомнения.

(Фото: Калашников Media)

Схожим образом обстоит дело и с полимерной рамкой, которой обзавелись многие западные пистолеты. На текущий момент у ПЛ есть рамка из лёгкого сплава (на основе алюминия). Вариант из полимеров тоже предусмотрели и даже могут легко реализовать… когда промышленность выдаст продукт, способный выдержать тесты у военного заказчика.

Число веяний современной оружейной моды, учтённых при создании пистолета, несомненно радует.

У ПЛ предусмотрели возможность крепления глушителя (в том числе и по НАТОвским стандартам), а также крепление подствольного фонаря или лазерного целеуказателя. Обещают добавить прицельные приспособления с тритиевыми вставками, а в качестве возможной опции — установить коллиматорный прицел. Впрочем, если пользователей не устроят предложения отечественного производителя (в части прицельных у них будет большой выбор), посадочные места планируют сделать «под глок».

(Фото: Калашников Медиа)

Всё это (в сочетании с тем, что ПЛ уже имеет два варианта — полноразмерный и «компакт») говорит о том, что среди претендентов на звание российского военного пистолета образец Лебедева действительно «не имеет аналогов».

Чтобы ещё раз уточнить нашу информацию о ПЛ, мы связались с домовым одного из российских оружейных заводов, Стволом Затворычем Прикладовым, который уже много веков наблюдает за всеми взлётами, падениями и зигзагами отечественной оружейки.

С. З. Прикладов: «ПЛ сейчас именуют МПЛ, „Модульный ПЛ“. Модульность заключается в двух вариантах ствола — обычном и с резьбой под глушитель, он же ПСЗС (прибор снижения звука стрельбы). Плюс к этому: два варианта УСМ — ударниковый и курковый, но с внутренним курком; и наличие сменных щёк рукоятки.

Сейчас идёт технологическая подготовка, под этот проект будут переоснащать пистолетное производство. Но при этом МПЛ не прошёл официальные испытания на полигоне; кто будет испытывать и кому он пойдёт на вооружение — совершенно непонятно. Что касается самой конструкции… Впечатление, что по уровню — это дипломный проект. Есть подозрения, что он не выдержит заданный уровень требований и по живучести, и по надёжности, и по кучности стрельбы. Во всяком случае, в нынешнем виде. Потребуется существенная доработка».

Что будет?

Напоминаем: мы говорим не о серийно производимом пистолете, а лишь о прототипе. Даже в «информационном поводе» к нынешней волне обсуждений — заявлении директора ИМЗ А.Гвоздика — дословно сказано следующее: «При реализации масштабной инвестиционной программы Ижевский механический завод, входящий в концерн „Калашников“, запустит серийное производство пистолета. В настоящий момент подходит к завершению стадия разработки и представления пистолета к приёмочным испытаниям».

В этой фразе, на самом деле, содержится сразу несколько «если», причём самым важным являются даже не деньги, а прохождение государственных испытаний — процесс, который в советское время стоил оружейным конструкторам немало нервов.

Сможет ли ПЛ преодолеть этот этап? Освоит ли его производство без «потерь»? Мы лишь строим догадки.

(Фото: Калашников Media)

Зато можно достаточно уверенно сказать, что поводы поговорить о ПЛ ещё появятся — возможно, в самое ближайшее время.

Похожие статьи