Исторический наброс

Гномы-сионисты Толкина — путь в Эребор

Созданный Профессором образ фэнтезийных гномов выглядит квинтэссенцией нордичности. Северные горы, боевые топоры и молоты, бороды, руны, потоки пива — всё это вызывает неизбежные ассоциации с викингами, сагами и чем-то из Вагнера. Но при ближайшем рассмотрении в потомках Дурина найдётся множество черт гораздо более южного народа.
Алексей Костенков
  • 24K
  • 32
  • 29
  • 820

«Всё было совсем не так!»

Толкин не любил Вагнера. Ему категорически не нравились вагнеровские трактовки скандинавских и древнегерманских мифов. Претил ему и свойственный Вагнеру свирепый национализм вкупе с антисемитизмом. Профессор страстно отрицал любую связь «Хоббита» и «Властелина Колец» с операми про кольцо судьбы. Но современные исследователи предполагают, что Толкин лукавил.

У Вагнера злой гном Альберих — хранитель золота и кольца Нибелунгов — часто рассматривается в качестве аллегории «злокозненных и жадных» евреев.

Толкин сохранил ассоциативный ряд «гномы — золото — евреи», но представил его совершенно иначе.

И, естественно, как страстный лингвист, начал с языка.

Имена гномов, на первый взгляд, звучат совершенно по-германски: Торин, Фанглуин, Фрерин, Дурин, Гимли. Вот только в книгах чёрным по белому написано: это «внешние» имена, которые гномы взяли из других языков Средиземья — адунаика и вестрона. Подлинные же имена на их древнем языке кхуздул обычно не открываются чужеземцам.

Карта Трора, изначально нарисованная самим Толкином: всеобщее наречие и пометки гномьими рунами (источник фото)

А кхуздул Толкин конструировал на основе семитских языков, так же как эльфийские языки — на базе финского. Отсюда очень характерная система корней из трёх согласных. И словообразование на их основе, путём изменения огласовки. Названия «Азанулбизар», «Келед-Зарам», «Нулукхиздин», «Шарбунд», «Зирак-Зигил» — можно принять за нордические, разве что сильно злоупотребив суровым гномьим пивом. Да и некоторые упомянутые в книгах имена явно имеют мало отношения к адунаику: Гамил, Зирак, Телхар, Кхим.

Гномья диаспора

Гномов Толкина, как и евреев, в древние времена изгнали с исторической родины, и они расселились по всему миру. В фильмах это упоминается вскользь. Зато в книгах общих элементов жизни гномьих и еврейских общин бесчисленное множество.

Гномы живут достаточно замкнутыми общинами, ревностно храня свои традиции. Занимаются они не только ремеслом, включающим ювелирное дело, но и торговлей. Не раз упоминаются их торговые караваны, явно играющие важную роль в экономической жизни Средиземья. А ещё гномы славятся как… музыканты.

Даже в долгий и тяжёлый поход к Одинокой горе они не смогли не взять скрипочки. В смысле, арфы.

И ещё одна характерная деталь: народ Эребора не занимается земледелием и скотоводством. Они только ремесленники, торговцы и музыканты.

При всех своих мирных занятиях гномы — суровые и свирепые воины. Толкин писал «Хоббита» до начала арабо-израильских войн, но он оказался точен и в этой характеристике. Большинство его современников оценивали храбрость и боеспособность евреев — «прирождённых торговцев и ремесленников» — крайне скептически.

Однако Профессор хорошо знал историю, в том числе древнюю. А она изобилует совсем другими примерами: евреи вели многочисленные и часто успешные войны с момента своего прихода в Святую землю. И даже Риму на пике своей мощи пришлось приложить очень большие усилия для покорения иудейских земель и взятия Иерусалима. Ну а Иуда Маккавей, громивший отборные эллинистические армии с их фалангами пикинёров и боевыми слонами, и вовсе выглядел как типичный воин-гном: могучий, бородатый и с огромным боевым молотом.

Иуда Маккавей, фрагмент картины А. Острицкого

Земли древней Иудеи, некогда описанные как «текущие молоком и мёдом», к началу ХХ века представляли собой достаточно дикие и пустынные места… Так и окрестности процветавшего Эребора превратились в пустоши Смауга.

И вот на историческую родину гномов направляется отряд смельчаков, чтобы спустя века отбить её у дракона.

Декларация Гэндальфа-Бальфура

Если почитать разнообразных конспирологов, складывается впечатление, что сионисты — это такие коварные злодейсы, которые до сих пор не продали Землю рептилоидам с Нибиру только потому, что проспавшийся-таки Ктулху может предложить больше.

В реальности всё гораздо проще. Сионисты — это те, кто считает необходимым существование еврейского национального государства на древней земле Израиля. И, собственно, всё.

Слово «сионизм» происходит от названия «Сион». Так в разное время именовали холмы Иерусалима. Движение появилось в конце XIX века в ответ на бурный рост антисемитизма с простой и жизненной целью: раз евреев многие не любят и не хотят видеть в своих странах, надо чтобы евреи уехали из этих стран и создали собственное государство на своей исторической родине.

В те времена Палестина принадлежала Османской империи и была населена множеством разных племён и народов: арабами, евреями, черкесами и прочими. Шансов, что султаны согласятся на создание в стратегически важном регионе еврейского государства, не было ни малейших.

Но первые энтузиасты уже покупали землю, основывали поселения, распахивали поля…

Всё изменилось с Первой мировой войной. Британия воевала с османами, решив изъять у турок самые геополитически вкусные части империи. Лондон не мудрствуя лукаво пообещал помощь в национальном самоопределении и евреям — в декларации лорда Бальфура — и арабам, с которыми плотно работал некто Лоуренс. В обмен нужно было всего лишь пойти воевать с турками во славу британской империи.

Солдаты 38-го батальона Королевских фузилёров

В составе армии его величества с турками сражались отряды еврейских добровольцев, снискав славу при Галлиполи и в боях за Палестину, в том числе при взятии Иерусалима.

Их и можно назвать примерным прообразом тринадцати отчаянных гномов Торина. Которые пошли отвоёвывать свою историческую родину под чутким руководством загадочного и могущественного мистера Гэндальфа и при помощи недвусмысленно английского хоббита Бильбо Бэггинса.

Великая шахматная доска Средиземья

Гэндальф, конечно, персонаж положительный, добрый и всё такое прочее. Вот только преследовал он в операции «Торин Дубощит» цели сугубо геополитические.

Он мог сколь угодно симпатизировать гномам, мечтавшим вернуться в Эребор, или в глубине души их недолюбливать за недостаточную возвышенность. Но организовал он всё это безобразие с одной простой целью. В Мордоре и Дол-Гулдуре всё более явственно проявлялись признаки возвращения Саурона, и последний дракон Смауг был совершенно ненужной угрозой «свободным народам».

Ведь понятно, что не за эльфов он стал бы воевать, случись в Средиземье очередная большая заварушка.

Вот и отправились 13 отчаянных гномов возвращать золотой Эребор в интересах большой геополитики.

Точно так же евреи-сионисты, которые помогли британцам отбить Палестину. Правда, вскоре они обнаружили, что Лондон совершенно не торопится создавать в новоприобретённых землях какое-то еврейское государство. Ведь там жили ещё и арабы. А мнение столь многочисленного народа во владениях империи было для неё теперь гораздо важнее.

«Аркенстон». Художник — Тэд Нэсмит

У Толкина гномам повезло заметно больше: и Гору они получили в безраздельное пользование, и даже Аркенстон нашли. В нём, к слову, тоже содержится явная отсылка к еврейской традиции: переводится это слово как «Камень Ковчега». Ковчега, который Завета.

Даёшь постмодернизм!

Недавно на «Нетфликсе» вышел весьма неплохой фильм Brights («Яркость». — Прим. ред.) про эльфов и орков в современном Лос-Анжелесе, обыгрывающий реалии и проблемы жизни разных общин в американских мегаполисах. Было бы крайне интересно увидеть нечто подобное про Ближний Восток.

Только представьте: суровые бородатые гномы в оливковой форме с «Галилами» на «Меркавах» против орков из «Морготского движения сопротивления» и «бригад Азога Осквернителя».

Ощетинившиеся колючей проволокой поселения гномов-радикалов, мальчишки-орки, кидающие камни и бутылки с зажигательной смесью в патрули. А также прогрессивные эльфийские журналисты, описывающие ужасы гномьей оккупации и героическую борьбу с ней одинокогорского народа. И радикалы из «Ширского национального фронта», считающие подход гномов к оркам образцом для подражания…

Правда, авторов такого фильма, скорее всего, немедленно заклеймят угнетателями-эребористами и фашистскими гномофобами одновременно.


Помимо прочего, в саге Толкина немало аналогий и отсылок к двум мировым войнам.