Шизомилитаризм

В рукопашную на танке — миф или реальность?

Зачем сидеть взаперти в душном танке под защитой толстенной брони? Лучше высунуться наружу и, размахивая шашкой, сносить супостатам головы! Даёшь танковый десант! Бред, скажете вы? А если нет? Что же может танк в ближнем бою? Давайте разберём всё в подробностях.
Александр Гребнев
  • 15K
  • 14
  • 7
  • 181

Шашки наголо!

Начнём с того, что нереально зарубить кого-то шашкой, высунувшись из башенного люка танка. Потому что танк — он большой. Не дотянетесь. Придётся ждать, пока противник залезет на боевую машину прямо к вам в объятия, либо вместо шашки нужно будет взять кавалерийскую пику… она как раз рассчитана на то, чтобы доставать врага с большого расстояния.

Да и вообще, откуда у танкиста холодное оружие? В век «войны моторов» такой архаизм, казалось бы, встретить уже невозможно. Хотя… да, верно, была одна страна.

Милитаристическая императорская Япония в первой половине XX века упорно цеплялась за устаревшие традиции. Например, выдавала офицерам и сержантам мечи. В том числе и танкистам. Вон один такой на фото красуется с клинком, носящим мудрёное название «син-гунто». У него, правда, и танк подходящих размеров — с городскую микролитражку, с него и в самом деле можно противника клинком достать.

Хотя, конечно, на самом деле этот юный японец просто позирует фотографу. Вряд ли он собирается этим мечом рубить врага из башенного люка.

Кстати. Вархаммеровский комиссар из известного интернет-мема «Подъедь поближе, я хочу порубить их шашкой!» на самом-то деле рубить никого не собирается. Он подбадривает бойцов, размахивая мечом. Надпись, которой снабдили картинку юмористы-анонимусы из интернета, врёт.

Во имя пафоса

В реальности такое тоже встречалось. Классическим считается эпизод, произошедший во время высадки советских войск на остров Шумшу в 1945 году. Оборонявшие остров японцы пошли в атаку, надеясь сбросить десант обратно в море. В атаке участвовал 11-й танковый полк, и его командир, полковник Икеда Суео, решил поддержать не слишком высокий боевой дух своих подчинённых.

Для этого он не стал прятаться за бронёй, а поехал в бой, высунувшись из люка и держа в руках знамя полка. Изображая эту сцену, современный японский художник решил подбавить пафоса и нарисовал Икеду вообще полностью выбравшимся наружу, да ещё и меч ему вручил помимо флага.

Правда, окончилась драматичная атака весьма неудачно — как для подчинённых полковника, так и для него самого. Икеду застрелил из автомата майор Пётр Шутов, начальник штаба 302-го стрелкового полка.

Боевой дух боевым духом, но броню танку дали не просто так, а для дела!

Сам танковый полк, оторвавшись в утреннем тумане от сопровождавшей его пехоты, въехал прямо в гущу наших. Там его забросали гранатами и расстреляли из противотанковых ружей, после чего он отступил с большими потерями.

В том же бою произошло ещё несколько подобных сцен. Например, капитан Мияке Нори, командир 2-й роты полка, взял с собой винтовку и, высунувшись из башенного люка, вёл из неё огонь. Итог, впрочем, оказался ровно таким же: смельчак поймал пулю сразу же, как только его танк оказался на расстоянии прицельного выстрела от наших позиций.

Глупость, правда? На самом деле, не совсем. Казалось бы, зачем вылезать под пули из-под надёжной брони? А затем, что танк в ближнем бою становится очень уязвимым.

Обзор из боевой машины плохой, так что подобравшегося вплотную вражеского пехотинца заметить довольно трудно. И даже если заметили, сделать с ним практически ничего нельзя — танковое вооружение не опускается вниз, дулом под гусеницы. Противник, оказавшийся в этой «мёртвой зоне», легко может закинуть на танк гранату или мину.

Так что танкист, выглянувший из люка, хоть и рискует жизнью, но имеет больший шанс вовремя увидеть и застрелить злоумышленника, чем тот, который отсиживается внутри, в безопасности.

Пехотинец — друг танкиста

Конечно, если есть возможность отбить нападение пехоты, не вылезая из танка, любой разумный человек предпочтёт именно этот вариант. По итогам боёв на Халхин-Голе в 1939 году советские танкисты, среди прочего, слёзно просили конструкторов сделать в танках побольше амбразур для стрельбы из пистолета, чтобы удобнее было палить по набегающим японским солдатам с шестовыми минами.

В статье про Сергея Мацапуру упоминается, как механики-водители «тридцатьчетвёрок» отстреливались через передний люк из пистолета от немцев с «Панцерфаустами».

Немцы, кстати, в годы Второй мировой придумали возможность ходить врукопашную прямо всем танком: на «Тигры» устанавливали специальные миномёты. Танкист нажимал кнопку, над машиной в воздух взмывали мины и, подрываясь на небольшой высоте, буквально выкашивали шрапнелью всех, кто оказался поблизости.

Но самые лучшие защитники танков от вражеской пехоты — это свои пехотинцы.

Если, конечно, они не отстали, не залегли под огнём или по каким-то ещё причинам не оказались вдали.

Часто пехотинцев возили прямо на броне — так называемый танковый десант. Получалась двойная выгода: пехотинцам не надо было топать ногами (как известно, лучше плохо ехать, чем хорошо идти — особенно в полном боевом снаряжении), а танкисты получали несколько пар глаз, внимательно смотрящих по сторонам, и несколько винтовок и автоматов, которые оперативно отстреливали подкравшихся супостатов.

Кстати, хотя сейчас отчего-то помнят только советские танковые десанты Второй мировой (и даже зло шутят, что это мол такие противокумулятивные экраны были импровизированные, от бедности), на самом деле их использовали все стороны конфликта.

Вот немцы:

(Фото: Wikimedia Commons)

А вот британцы, скажем:

(Фото: Wikimedia Commons)

Более того, традиция не умерла до сих пор:

(Фото: Wikimedia Commons)

Вот и получается, что танк в ближнем бою не такая уж анекдотическая штука, как может показаться при рассматривании мемов в интернете. А что вы думаете по этому поводу? Пригодится ли в двадцать первом веке танкисту сабля?