Космос наш… Де-юре или де-факто?

Что будет, если «их» спутник упадёт нам на голову? А если нашего космонавта после приземления подберёт чужое государство? И как быть, если японский космонавт даст в глаз американскому прямо на орбитальной станции? Мы разобрались в принципах международного космического права.

Право первых

Если 12 апреля — День космонавтики, то День космических войск — 4 октября. Именно 4 октября в 1957 первый искусственный спутник Земли, запущенный СССР, вышел на околоземную орбиту. И казалось бы, при чём тут юристы?

Вообще-то юристы нашей планеты отличаются изрядным консерватизмом. Они подозрительно относятся к новшествам и до сих пор считают римское право своим эталоном. В этом самом праве ещё с античных времен есть принцип res nullīus cedit primo occupanti — «ничья вещь принадлежит тому, кто первый ею завладеет».

«Спутник-1»

Советский спутник ничем не завладел, но он был первым, а космос — пока ничьим. Какие ещё у СССР имелись планы и возможности, никто точно не знал, но подозревали худшее. В глубинах кабинетов и переговорных зашуршали бумаги и папки.

Шуршание усилилось после запуска «Спутника-2» 3 ноября 1957 года.

13 декабря 1958-го Генеральная Ассамблея ООН учредила Специальный комитет по использованию космического пространства в мирных целях. По политическим причинам СССР и некоторые другие государства бойкотировали этот комитет. Тогда 12 декабря 1959-го всё та же ГА ООН своей резолюцией создала Комитет по использованию и исследованию космического пространства в мирных целях.

Незадолго до этого, 13 сентября 1959 года, впервые в истории человечества поверхности Луны достиг советский аппарат «Луна-2».

«Луна-2»

«Мирные цели» повторялись как заклинание, однако до конца 1961 года особого желания сотрудничать никто не проявлял. США решали проблемы на Земле, пытаясь расширить своё влияние в Комитете по космосу. СССР же, опять никого не спросив, запустил в космос человека.

После 12 апреля 1961 года ситуация стала ясна всем, даже адвокатам по бракоразводным делам.

Если сейчас и срочно не урегулировать космическую деятельность, то в будущем СССР станет фактическим владельцем всего, до чего сумеет долететь.

20 декабря 1961 года ГА ООН опять приняла резолюцию, в которой наконец-то появились первые проблески юридической мысли. На космическое пространство и небесные тела распространили нормы международного права и Устав ООН. Это значило, что в космосе, как и на Земле, конфликты должны разрешаться мирным путём, а силу применять нельзя. И самое главное — космическое пространство и небесные тела не подлежат присвоению государствами.

Но это был только первый шаг. Резолюции ГА ООН не имеют обязательной силы. Чтобы они стали по-настоящему «правом», надо разрабатывать и подписывать конвенции.

Эпоха конвенций

В 1962 году в Комитете по космосу заработал Юридический подкомитет. А в 1967-м появился «Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела». Да, вот так многословно, чтобы ничего не упустить и обозначить перспективы.

Подписание Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства

Договор закрепил, что космос открыт для всех, небесные тела не подлежат национализации, а исследовать космическое пространство и небесные тела можно только в мирных целях. Также нельзя выводить на орбиту и размещать в космосе объекты с ядерным оружием. (Про суборбитальные ракеты с ядерными боеголовками Договор умолчал. А всё, что не запрещено, — то разрешено).

На Луне и других небесных телах запрещалось создание военных баз, укреплений, сооружений и испытание любых типов оружия.

Космонавтов Договор о космосе называет «посланцами человечества». В случае посадки в незапланированном месте им надо оказывать всяческую помощь и возвращать государству, которое их отправило в полёт. В 1968 году приняли отдельное «Соглашение о спасении космонавтов, а также возвращении их и объектов, запущенных в космическое пространство».

Всё, что происходит на борту аппарата, находится под юрисдикцией и контролем запускающего государства. Все обломки, фрагменты и вообще любые части запущенных объектов, где бы они ни находились, принадлежат запускающему государству.

Если ракета полетела не туда, или спутник «психанул и сорвался» — запускающее государство несёт за это ответственность и должно возместить ущерб.

А если проект совместный и в нём участвуют несколько стран, запускающей страной считается та, с чьей территории осуществили запуск.

В космосе нельзя толкаться, мешать друг другу и мусорить.

Все эти положения есть в «Договоре о космосе» 1967 года. В дальнейшем их развили в «Конвенции о международной ответственности за ущерб, причинённый космическими объектами» от 1972 года и в «Конвенции о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство» от 1975 года.

Космос, конечно, наш по праву первооткрывателей — по самому факту нашего в нём присутствия. Но строго юридически он всё также ничей. России принадлежат только те объекты, которые запустили с наших космодромов и зарегистрировали как российские.

А вот как мы будем отстаивать право собственности при встрече с внеземными цивилизациями — большой вопрос. И это будет уже следующий виток космического права.

Похожие статьи