Огненные пятидесятые: самолёты США в советском небе

В истории нашей страны было десятилетие, когда в небе от Калининграда до Владивостока кипела незаметная для обывателя огненная битва. Советская противовоздушная оборона противостояла западным самолётам-шпионам — и эпизоды этой борьбы были чертовски яркими. Вспомним самые атмосферные из них.

Первые встречи

Отношения между бывшими союзниками по Второй мировой оставляли желать лучшего уже к её концу. Проявлялось это и в «любопытстве» американской стороны — в авиаразведывательной области она поначалу сосредоточилась на Дальнем Востоке. Немудрено — Китай и Корея стремительно становились первым «горячим» фронтом холодной войны, а СССР осваивал приобретения, в число которых входили не только острова, но и Порт‑Артур.

Именно в небе над порт-артурским рейдом состоялось, судя по всему, первое послевоенное столкновение советских и американских самолётов со стрельбой. Базировавшаяся неподалеку американская эскадрилья летающих лодок PBM-5 «Маринер» регулярно поднималась в небо на разведку, наблюдая, как наши моряки обживают новую базу.

15 ноября 1945 года, всего через два с половиной месяца после окончания войны, один из «Маринеров», наблюдавший за советским конвоем, обстреляли советские истребители. По нашим заявлениям, американец с какого-то перепугу открыл огонь из кормовой установки первым, а «наши» стреляли в ответ неприцельно — чтобы припугнуть.

Американцы, конечно, заявили, что всё было ровно наоборот, хотя и признали факт нарушения закрытой зоны у военно-морской базы.

Впрочем, все сходятся, что в тот раз никто никуда не попал, да и не очень хотел.

Инциденты у Порт-Артура продолжались — ещё один похожий случился 20 февраля следующего года, а комендант города, генерал-полковник Людников, описал в мемуарах имитацию налёта полусотни американских самолетов на базу, что объяснили как «дружеское приветствие русским».

Однако первая кровь пролилась на другом конце страны.

Подбитый PB4Y-2 «Приватир»

Разведывательный полёт морского патрульного самолета PB4Y-2 «Приватир» 8 апреля 1950 года у берегов Латвии прервали советские истребители. Обе стороны обвинили друг друга в неспровоцированном нападении, а экипаж и самолет сгинули в водах Балтики (по некоторым упоротым американским версиям, лётчиков поймали и посадили в GULAG). Так открылся счёт жертвам холодной войны в небе над СССР.

Околокорейская война

Активность на Дальнем Востоке нарастала. Полёты над Курилами стали регулярными. За месяц до потери «Приватира», 10 марта 1950 года, состоялся первый разведывательный вылет над городом на материковой территории СССР. Лейтенант ВВС Брайс По на специально доработанной и оснащённой подвесными баками увеличенного объема разведывательной версии истребителя RF-80 «Шутинг Стар» отснял объекты в районе Владивостока.

Интересно, что первые полёты проводились по инициативе местных военных и без прямого разрешения Вашингтона.

RF-80 «Шутинг Стар»

Вскоре ситуация обострилась ещё больше — началась Корейская война. Хотя основные столкновения между американцами и «лётчиками Ли Си Цынами» происходили в районе корейско-китайской границы, полыхало и восточнее. 8 октября 1950 года состоялся то ли ошибочный, то ли провокационный (в зависимости от степени конспирологичности) налёт пары «Шутинг Старов» на аэродром авиации Тихоокеанского флота Сухая Речка, на противоположном от Владивостока берегу Амурского залива.

В результате налёта были повреждены семь истребителей P-63 «Кингкобра» (ранее поставленных в СССР по ленд-лизу) из состава 821-го истребительного авиаполка 190-й истребительной авиадивизии ВВС СССР, которые перебросили на аэродром в рамках учений.

Наши не оставались в долгу и за время войны сбили в районе Владивостока и Курил один патрульник P2V-3 «Нептун» и две разведывательные версии «Суперкрепости» RB-29.

Обломки американского самолёта RB-29, сбитого советскими МиГ-15

МиГи против «Пантер»

Самый масштабный бой советских и американских лётчиков «под своими знаменами» состоялся 18 ноября 1952 года юго-западнее Владивостока, примерно в полусотне километров от корейской границы.

Как и в остальных случаях, стороны расходятся в предпосылках боя — наши говорят, что звено МиГ-15 вылетело на перехват американского разведчика и попало при плохой видимости в засаду, американцы — что группа МиГов ни с того ни с сего полетела в сторону авианосца CV-34 «Орискани» и при встрече с патрульными истребителями бросилась в драку. Различаются даже оценки численности участников боя — если американцы говорят о бое четверо на четверо (или даже, что МиГов было целых семь), то нашей устоявшейся версией является двенадцать F9F «Пантер» (часть самолётов с другого авианосца, CV-37 «Принстон», возможно, подошла чуть позже) против четырех МиГов.

Учитывая печальные результаты — троих советских лётчиков сбили над морем, а ещё один совершил аварийную посадку на берегу, — при явном превосходстве МиГ-15 над «Пантерами», наша версия выглядит явно реалистичнее.

Впрочем, в условиях плохой видимости ключевую роль могло сыграть и качественное наведение американцев на цель с авианосца. Тем не менее, американское соединение, опасаясь полномасштабной атаки, спешно ушло на юг, и эта история даже у них не раскрывалась еще десятилетие.

Тот факт, что на Дальнем Востоке летчики ПВО записывали на свой счет «Суперкрепости», не отставая от дравшихся неподалеку «Ли Си Цынов», не означал, что в европейской части страны было спокойно. Там начался период, когда англосаксам стало везти пропорционально их наглости. В апреле 1952 года в иллюминаторах переоборудованных в разведчики бомбардировщиков они впервые увидели огни ночной Москвы…

Но это уже совсем другая история.

Похожие статьи