Исторический наброс

Три главные победы Халифата

С чего начался золотой век ислама? Всего за несколько лет после смерти пророка Мухаммеда его последователи объединили Аравийский полуостров, а затем разгромили могучие армии Византии и сасанидского Ирана. А за последующую сотню лет они покорили гигантскую территорию на трёх континентах. Но всё началось с трёх великих битв в первые годы хиджры.
Алексей Костенков
  • 17K
  • 17
  • 4
  • 391

Битва при Ямаме, 632 год от Р.Х. / 11 год хиджры

После смерти пророка Мухаммеда в июне 632 года на Аравийском полуострове началась большая смута. Многие арабские племена откололись от провозглашённого халифата. О себе заявили новые пророки, претендовавшие на наследие и по-своему трактовавшие основателя исламского учения. Спустя считанные месяцы границы халифата фактически сократились до Мекки и Медины.

Халид ибн аль-Валид по версии одноимённого сирийско-кувейтского сериала

Халиф Абу Бакр и военачальник Халид ибн аль-Валид разработали и хорошо продумали красивый план сложной военно-политической операции. Её цель: восстановить единство арабских племён под знамёнами учения пророка Мухаммеда.

11 ударных групп под руководством самых опытных и прославленных командиров отправились во все концы полуострова. Поддержать племена, оставшиеся верными халифату, и стремительно разгромить врагов, пока они не успели укрепиться и объединиться.

Арабская армия (фото: История России, История Мира)

Главной угрозой Мекке и Медине стал союз жителей страны Ямамы в центре Аравии под руководством лжепророка Мусайлимы. По преданию, союз выставил против халифата 40 тысяч воинов.

Два первых похода мусульман против Мусайлимы окончились неудачей. Тогда за дело взялся сам Халид ибн аль-Валид — «Меч Аллаха» — один из самых прославленных полководцев в истории ислама. Он за всю жизнь не потерпел ни одного поражения и однажды даже разгромил армию пророка Мухаммеда.

Халид ибн аль-Валид начал с психологической операции — суровой и простой, как жизнь аравийского кочевника.

Он пригласил Мусайлиму на переговоры, а при его появлении выхватил меч и атаковал. Лжепророк испугался и на глазах у своих людей предпочёл спастись бегством. Это жутко подорвало его авторитет в обществе, где вождь должен был подавать личный пример отваги и силы своим воинам.

Армии Халида ибн аль-Валида и Мусайлимы сошлись на равнине Акрабы в землях Ямамы в декабре 632 года. Известно, что силы лжепророка в три раза превосходили численностью мусульман и поначалу одерживали верх. Армии сражались стойко и упорно, и по преданию, один из оврагов на поле боя заполнился кровью павших воинов. При Ямаме погибли сотни сподвижников пророка Мухаммеда.

Воины Халифата VII века

Отбросив мусульман, сторонники Мусайлимы стали насмехаться над ними и их верой, попутно демонстративно грабя трупы. По легенде, воины Халида ибн аль-Валида пришли в ярость от увиденного и контратаковали по всему фронту с утроенной силой. Часть отрядов противника устрашилась и бежала с поля боя, оставшаяся четверть отступила и укрепилась в ограждённых садах.

Воин-мусульманин по имени Абу Дучана сумел пробраться за стену и найти проход. Через него в сады ворвались главные силы Халида ибн аль-Валида. Мусайлима был разбит и погиб от того же копья, которым был убит дядя пророка Мухаммеда.

Эта битва стала переломной в «войне с вероотступниками», поскольку в ней был восстановлен контроль халифата над Аравийским полуостровом. Уже в следующем году объединённые силы арабских племён выступили в поход против империи Сасанидов под командованием Халида ибн аль-Валида и завоевали Южный Ирак.

Битва при Ярмуке, 636 год от Р.Х. / 15 год хиджры

Одна из причин успехов раннего халифата — крайнее истощение сил великих империй Византии и Сасанидов. В 628 году сохранением статус-кво завершилась тяжелейшая 26-летняя война Константинополя и Ктесифона (один из крупнейших городов античности, располагавшийся на берегу реки Тигр, неподалеку от современного Багдада в Ираке — Прим. ред.). Она разорила огромные территории — от стен Константинополя и Египта до предгорий Ирана — и унесла жизни сотен тысяч, если не миллионов человек.

Битва при Ярмуке

Сражения докатились до самых стен города на Босфоре: вся азиатская часть Византии была разорена и разграблена за четверть века войны.

Ко всему прочему Византию ослабляло противоборство разнообразных версий христианства и всевозможных сект, каждая из которых на свой лад трактовала учение Христа.

Центральные власти периодически боролись с ересями с такой свирепостью, что любой позднейший инквизитор остро ощутил бы себя радикальным гуманистом и сторонником безудержной толерантности.

Арабские армии в первые годы халифата формировались по племенному принципу. Их основу составляли своего рода драгуны — пехотинцы с копьями, передвигавшиеся на верблюдах, что существенно ускоряло время манёвра войск. Была у арабов и традиционно хорошая конница, но в основном лёгкая и вместо луков полагавшаяся на копья, мечи и дротики.

Изображение: Журнал «Новый солдат» №191

В походы арабы ходили целыми племенами (вместе с жёнами и детьми), быстро обосновываясь на новых покорённых землях. И это неожиданным образом помогло им победить в главной битве с Византийской империей.

К 634 году армии халифата сумели не раз нанести тяжёлые поражения обоим великим, но ослабленным соседям. Под контролем мусульман уже находились южный Ирак и Сирия вместе с Дамаском. Осознав наконец масштаб угрозы, — что это уже не набеги пустынных племён, а вторжение новой грозной силы — император Ираклий I приказал собрать армию и выбить арабов из пределов империи ромеев (самоназвание Византийской, или Восточной Римской империи — Прим. ред.).

Под знамёна Византии собралось огромное войско со всех краёв огромной страны: от арабов-христиан до отрядов славян, армян, грузин и даже наёмников-франков. Всё это разноплемённое воинство плохо переваривало друг друга, а о какой-либо сплочённости и высоком боевом духе и говорить не стоило.

Византийские солдаты VII века: пехотинец, конник и раздающий ценные указания знатный командир

Хуже того: командовать армией император поставил евнуха-казначея Феодора Трифориуса. Который воевать не умел и не стремился, зато в мире бесконечных византийских интриг считался одним из самых верных слуг кесаря. Вот только командиры его презирали и крепко сомневались в праве на командование, а порой и попросту игнорировали приказы. Вишенкой же на торте сорта «конец немного предсказуем» было то, что казна империи давно опустела.

И по пути к месту битвы то один, то другой отряд узнавал: денег конкретно для них нет и не предвидится.

«Вы там держитесь и ступайте куда-нибудь восвояси».

В Сирии это «победоносное» воинство встретило арабскую армию под командованием уже знакомого нам полководца Халида ибн аль-Валида. Армия мусульман была готова идти под знамёнами ислама за своим вождём хоть на край света и биться насмерть с любыми адскими ордами. Но их было гораздо меньше, чем византийцев. И у них ещё не было ни тяжёлой кавалерии, ни тяжёлой пехоты.

Битва длилась несколько дней с переменным успехом. В первый день натиск византийской пехоты был настолько мощным, что левый фланг арабов обратился в бегство.

Вот только сзади у них был лагерь. Из которого со скалками, дрынами и прочими предметами выбежали их жёны и доступными арабскими выражениями объяснили, как называется эдакое недостойное поведение.

Мусульмане устыдились, контратаковали и отбросили византийцев обратно.

Но отвага, религиозное рвение и боевой порыв арабов раз за разом разбивались о профессионализм византийской военной машины, впитавшей многовековой опыт античности. Волны мусульман накатывались на стальные ряды византийской пехоты — и оказывались отброшены без особых потерь для противника, методично работавшего в стиле римских легионов и греческих гоплитов.

Строй византийской армии, где А — конница, В — пехота. Изображение: Журнал «Новый солдат» №191

Из-за пехотных колонн то и дело вылетали отряды конных лучников и засыпали арабов стрелами — одним из названий этой битвы в арабской традиции стал «день потерянных глаз».

Ответом Халида ибн аль-Валида стало истощение противника и использование роя сплочённых племенных отрядов, каждый из которых имел свою задачу.

Могучие, но неповоротливые византийские порядки находились под атаками днём и ночью. В последний, шестой день битвы, арабская конница сумела прорваться в тыл переутомлённого ромейского войска. Её удар со стороны единственной переправы (пути к отступлению) спровоцировал панику и распад боевых порядков имперской армии. Вскоре она превратилась в толпы бегущих людей, думающих исключительно о спасении собственной жизни. Византийские командующие, включая Феодора, пали на поле битвы или во время бегства.

Халиф Омар входит в Иерусалим (источник фото)

Оборона Византии рухнула. Земли Палестины, Египта и Сирии стали мусульманскими. Спустя год осаждённый Иерусалим открыл ворота перед армией халифа Омара. А волна арабской экспансии хлынула в Северную Африку, чтобы остановиться только у берегов Атлантики, Пиренейских гор и сахарских песков.

Битва при Кадисии, 636 год от Р.Х. / 15 год хиджры

Сразу после подписания мира с Византией империя Сасанидов погрузилась в смуту и гражданскую войну, из которой едва вышла в 632 году. Уже в 633 году армии Халида ибн аль-Валида ворвались в её земли и покорили южную часть Ирака.

Осознав, как и император Ираклий, масштаб возникшей на юге угрозы, Рустам Фаррохзад — фактический правитель Ирана при несовершеннолетнем шахиншахе Йездигерде III — начал собирать великую армию со всех концов огромной страны.

Даже предельно истощённая, древняя империя Ирана представляла собой страшную силу.

Его тяжёлая конница, уже освоившая стремена и седло с высокой лукой, была способна проломить таранным ударом практически любой пехотный строй. «Рыцарям» аккомпанировала многочисленная лёгкая конница с луками, засыпавшая противника ливнем стрел.

Пехота Сасанидов уступала в выучке, стойкости и качестве доспехов лучшей в тогдашнем мире пехоте — византийской. Но была силой, с которой стоило считаться. А для противостояния натиску ромейских катафрактов — тяжёлой ударной конницы — щиты иранских пехотинцев сковывались цепями. Всё это великолепие дополнялось «последним доводом шахиншахов» — десятками боевых слонов из Индии.

Армия Ирана созывалась год. Собравшиеся были отнюдь не столь многочисленны, как войско, выставленное Византией при Ярмуке, но представляли собой гораздо более сплочённую и профессиональную военную силу, готовую биться насмерть за древнюю славу Ирана под священным знаменем Деравш Кавиани.

Тяжёлая конница Сасанидов

Арабской армией, на сей раз лишь немного уступавшей противнику числом, командовал Саад ибн Абу Ваккас — один из ближайших сподвижников пророка Мухаммеда. Быть может, он и не обладал славой непобеждённого ни в одной битве Халида ибн аль-Валида, который в это время покорял Сирию и Палестину, однако, как показали дальнейшие события, павший на него выбор был правильным.

Символично, что Саад ибн Абу Ваккас стал первым человеком, пролившим кровь неверных во имя ислама. Ещё при жизни пророка Мухаммеда он возмутился насмешкам зевак во время намаза и от души треснул одного из них подвернувшейся верблюжьей челюстью.

Армии арабов и персов встретились в Ираке у Кадисии, что к югу от современного Багдада.

Сасанидский командующий два месяца пытался решить дело традиционным способом, которым персы испокон веков решали проблему набегов из пустыни: подкупить и убедить уйти восвояси без боя.

Вот только на этот раз арабы пришли не в набег за добычей, а завоёвывать новые земли во славу новой веры. Договориться не получилось.

Армии вышли из лагерей, выстроились и начали сражение.
Первыми атаковали арабы после традиционного троекратного «Аллах акбар!». Их атака была сбита фронтальным ударом боевых слонов, за которыми следовала прославленная персидская тяжёлая конница. Арабские ряды смешались. Их воины гибли сотнями под ногами слонов и копытами коней. Целые племена оказались под угрозой гибели большинства воинов.

Но, как это часто случалось, плохо управляемые слоны оторвались от сопровождавшей их конницы и оказались в гуще арабской лёгкой пехоты. Смельчаки-мусульмане поражали огромных боевых зверей луками и копьями в глаза и другие уязвимые места. Они даже резали ремни, крепившие башни с лучниками к спинам слонов, обрушивая и стрелков, и конструкции на землю.

Кто кого: тяжеловооружённый катафракт сасанидов против арабской пехоты (фото: Стратег)

Тяжёлая конница Сасанидов после первого успеха завязла в арабских порядках и была вынуждена откатиться. Так завершился первый день битвы.

На второй арабы применили военную хитрость: против могучей персидской конницы двинулись отряды лучников на верблюдах. Испуганные кони иранцев мешали их всадникам сражаться и пытались обратиться в бегство. Но атака в центр персидского войска закончилась провалом: иранская пехота стояла насмерть и пугаться верблюдов не собиралась.

На третий день стороны получили подкрепления и бросили на чашу весов всё, что имели. Великая битва кипела под крики умирающих, рёв слонов и вопли верблюдов. Армии атаковали, вставали в оборону, перестраивались и снова атаковали. Арабы и персы были равны в доблести, их воины умирали тысячами, и отступать не собирался никто.

Битва при Кадисии. Некоторые слоники не согласны

Яростная сеча продолжилась и на четвёртый день. И неизвестно, кто бы одержал верх, но из аравийской пустыни пришла песчаная буря. Ветер дул в лицо иранцам, мешая сражаться. Ураганные порывы сорвали шатёр сасанидского командующего Рустама.

Привычные к песчаным бурям арабы восприняли это как помощь Аллаха и бросились на опешивших персов с утроенной силой.

Вскоре они прорвали центр иранской позиции. Арабская конница вошла в прорыв и атаковала ставку Рустама, который погиб в бою вместе со своей свитой. Мусульмане взяли священное знамя персов, и это окончательно деморализовало сасанидское войско.

Надо отдать должное персам — они не обратились в бегство. Под ударами побеждавших арабов часть их армии в порядке отступила на север. Другая часть, предвосхищая подвиг испанских терций при Рокруа и французской гвардии при Ватерлоо, осталась на поле и приняла бой против многократно превосходящих сил арабов.

Персидская пехота устояла под атаками, потеряв половину солдат. После чего сумела вырваться и уйти.

Арабы потеряли убитыми треть воинов, пришедших на поле под Кадисией. Но мощь Сасанидского Ирана была сломлена, и халифат за считанные годы покорил его земли, вырвавшись затем на Кавказ, в Среднюю Азию и Индию.

Победоносный халифат не только принёс новую веру, но и сумел принять, распространить и приумножить научные, военные и культурные достижения побеждённой Византии и разгромленного сасанидского Ирана. Всё это в совокупности и породило мир золотого века ислама. Когда его единая империя раскинулась на просторах трёх континентов и на несколько веков стала едва ли не самой развитой и просвещённой на планете.