Великая Отечественная

Взвод Алексея Маякина: как воевала полковая разведка

Незаметно выйти в тыл противника, стремительно его атаковать, посеять в его рядах панику и разгромить, не потеряв при этом ни одного бойца… Именно так воевали старший лейтенант Алексей Маякин и его десять разведчиков. Дело было в 1945-м, во время боёв в Восточной Пруссии.
Владимир Нагирняк
  • 20K
  • 14
  • 1
  • 469

Вы нас не ждали?! А мы пришли!

Война пришла в Фатерлянд в январе 1945-го, когда советские войска провели ряд стратегических наступательных операций.

Результатом Висло-Одерской операции стало освобождение Польши. Советские танки вышли к Одеру и форсировали его, создав плацдармы для дальнейшего наступления Красной армии вглубь Германии.

Танки Т-34 и пехота 2-го Белорусского фронта ведут наступление в Польше

Одновременно началось наступление на Восточную Пруссию. Находившиеся там крупные силы противника надо было разгромить во что бы то ни стало. Неприятель мог нанести контрудар во фланг войскам 1-го Белорусского фронта, успешно продвигавшимся от Вислы в сторону немецко-польской границы.

Соединениям 2-го и 3-го Белорусских фронтов предстояло согласованными ударами отсечь восточно-прусскую вражескую группировку от основных сил и прижать её к морю. После этого расчленить и уничтожить по частям. Так территории Восточной Пруссии и Северной Польши были бы полностью очищены от противника.

13–14 января 1945 года войска обоих фронтов перешли в наступление. Направление главного удара 2-го Белорусского было нацелено на Мариенбург (ныне польский город Мальборк. — Прим. ред.). Он наносился с ружанского плацдарма силами четырёх армий, включая 3-ю армию генерала Александра Горбатова.

Артиллерия советского 2-го Белорусского фронта ведёт огонь в Восточной Пруссии

Прорвав немецкую оборону южнее польского города Ружан, 3-я армия 20 января 1945 года вступила в пределы Восточной Пруссии. И продолжила преследовать противника, сбивая его с заранее подготовленных рубежей обороны. А 1 февраля части Горбатова вышли к городу Гутштадт (ныне польский город Добре-Място — Прим.ред.) и в тот же день взяли его под контроль.

Однако далее темпы наступления стали снижаться. И на то были серьёзные причины…

Крепкий орешек

Имея в Восточной Пруссии крупные силы, командование вермахта рассчитывало задержать советское наступление.

На этой территории и в прилегающих к ней районах северной части Польши немцы возвели ряд укреплений и крупных узлов обороны. Кроме того, развитая сеть железных и шоссейных дорог, крепкие каменные постройки, большое количество озёр, рек, болот и каналов — всё это в значительной степени способствовало вражеской обороне. И многократно осложняло прорыв 3-й армии РККА.

Советские танкисты на танках Т-34-85 взламывают немецкие оборонительные линии в Восточной Пруссии

Части Горбатова продолжали преследовать противника, сжимая кольцо вокруг восточно-прусской группировки. Однако боевые порядки противника всё время уплотнялись, а оборона их становилась более упорной. Большое количество хуторов, высот и возвышенностей, покрытых лесом, давали врагу тактическое преимущество.

В тяжёлых боях красноармейцы несли потери. К примеру, в 35-м стрелковом корпусе (входившем в 3-ю армию) в строевых ротах осталось по 15-20 человек.

Для продолжения наступления в таких условиях пришлось поменять тактику. Теперь небольшие группы автоматчиков обходили вражеские огневые точки, ударами с тыла рассеивали пехоту. А затем блокировали и уничтожали немецкие доты.

Бой за избушку лесника

Когда противнику удавалось сконцентрировать силы для контрудара, советским бойцам приходилось несладко. Так, 5 февраля 1945 года 878-й стрелковый полк (290-й стрелковой дивизии) чудом избежал разгрома. Это было во время боя в лесу у города Мигенен.

Вражеский батальон пехоты при поддержке двух бронетранспортёров стремительно пошёл в атаку. Советские бойцы сумели отбиться. Но немцы закрепились у домика лесника на рубеже лесосеки и, опираясь на доты на полянах и просеках, стали зажимать полк в «тиски».

Расчет немецкой противотанковой пушки ведет бой в лесу

Ослабленный предыдущими боями, состав 878-го полка был малочисленным. С немецкой же стороны действовали около 250 солдат и офицеров, вооружённых автоматами и пулемётами. Отдельными группами автоматчиков противник нападал на узлы связи и пытался перерезать коммуникации советских частей. Положение сложилось тяжёлое. Возникла прямая угроза окружения.

В сложившейся обстановке командиру полка подполковнику Михаилу Хомуло даже приходилось вызывать артиллерийский огонь на свои позиции — другого выхода не было. Но ситуация от этого не улучшилась.

Тогда Хомуло решил прибегнуть к своему «секретному оружию»: ввести в бой резерв — взвод разведки. Он вызвал к себе командира разведчиков, старшего лейтенанта Алексея Маякина, и поставил ему задачу:«…со своим взводом зайти в тыл противника и ударом с тыла навести панику в его боевых порядках и сбить его с рубежа».

Не числом, а умением

Хотя взвод и состоял из десяти бойцов, но «слитый воедино волей командира и узами боевой дружбы» он был одним из самых боеспособных подразделений полка.

Советские разведчики в зимних маскхалатах выходят на боевое задание

Командир взвода Маякин с виду был маленьким и щуплым. Однако внешность часто обманчива. Это был настоящий мастер своего дела. Он воевал с 1941 года и прошёл путь от сержанта до офицера. Получил две награды и семь ранений. Маякин был опытнейшим разведчиком, а его взвод неоднократно проявлял себя в боях.

Набрав побольше магазинов для ППС и противотанковых гранат, разведчики ползком просочились в тыл врага.

Комвзвода разъяснил своим людям задачу и расставил их по местам. Он не спешил с атакой. Маякин позволил немцам увлечься натиском на полк, оборонявшийся в лесу. А затем выбрал нужный момент, и его бойцы атаковали.

Открыв шквальный огонь из автоматов, они посеяли панику в рядах неприятеля. Разведчики создали у немцев иллюзию окружения. Уверенный в своей победе, враг был ошеломлён внезапной атакой с тыла.

Красноармейцы ведут наступление в Восточной Пруссии

В это время подразделения полка также перешли в наступление. Теперь напряжённое положение сложилось у немцев. Не выдержав атаки разведчиков, вражеская пехота в панике разбежалась в разные стороны. На поле боя осталось около 50-60 убитых солдат противника.

Благодаря Маякину и его десяти бойцам 878-й полк продолжил наступление, выбивая противника из леса. Но на этом подвиги взвода разведки не закончились.

Было ваше, стало наше

К 16:00 следующего дня 878-й полк вышел на северную опушку леса. Впереди была река Древенц, которую предстояло форсировать. Однако продвижение к ней задержали немцы. Они заняли оборону на левом фланге полка. Около 120 солдат и офицеров противника при поддержке бронетранспортёров засели на хуторе и сильным фланговым огнём пресекали любые попытки наступать дальше.

Вновь части подполковника Хомуло оказались в сложном положении. Действовавший по левому флангу соседний полк запаздывал с выходом из леса. А немцы на хуторе не только не давали ни малейшей возможности продвижения, но ещё и пытались прорваться обратно вглубь леса, обходя красноармейцев слева.

Красноармейцы продвигаются по лесополосе

Чтобы исправить ситуацию, комполка снова воспользовался своей «палочкой-выручалочкой» — Маякиным. Старший лейтенант получил приказ: обойти хутор слева, ударом с тыла выбить противника из хутора и взять пленных.

И вновь десяток храбрецов вместе со своим командиром отправились на задание. К полудню 7 февраля разведчики заняли позиции в тылу противника, после чего внезапно атаковали. Стремительным натиском и метким огнём они вытеснили немцев из хутора. Неприятель снова поддался панике и бежал на другой берег реки.

На этот раз маякинцам удалось уничтожить до 30 немцев, а ещё пятерых взять в плен. Разведчикам достались хорошие трофеи: 16 винтовок, три пулемёта и бронетранспортёр.

Бойцы Маякина в этой операции, как и в предыдущей, потерь не имели.

Награды для героев

Столь яркие действия разведки не могли остаться без внимания. 17 февраля 1945 года подполковник Хомуло представил своего командира разведвзвода к званию Героя Советского Союза.

В своём представлении комполка отметил:

«Боевые действия тов. Маякина могут быть оценены лишь только как ГЕРОЯ, который своей смелостью, своим исключительным бесстрашием, своей большой силой воли и знанием мастерски своего дела мог выполнить такие два боевых задания с такой горсткой храбрецов по разгрому окружённой немецкой группировки в сложных лесных условиях и дать возможность вести полку наступательные действия».

Звание Героя Советского Союза Алесею Маякину было присвоено 19 апреля 1945 года. Однако перед этим отважный разведчик успел получить ещё две награды.

Алексей Маякин и наградной лист Героя Советского Союза

В феврале его наградили орденом Отечественной войны I степени. Эту награду старший лейтенант получил за успешную разведку во время подготовки и самого наступления в Восточной Пруссии. Тогда четыре «языка», взятые Маякиным, дали советскому командованию ценные сведения о противнике.

А в марте офицер стал кавалером ордена Александра Невского. На этот раз отважный разведчик отличился в бою за город Мельзак. Вместе со своим героическим взводом он способствовал окружению города и его взятию частями 290-й дивизии.

Маякинцы

Ну а что же остальные разведчики Маякина? Были ли они награждены за те подвиги в прусском лесу?

Как писал в своих мемуарах бывший командующий 3-й армией Александр Горбатов, все разведчики получили за свои подвиги ордена и медали.

К сожалению, удалось установить личность только одного из тех десяти героев, которые вместе с Маякиным спасли от окружения 878-й полк 5–7 февраля 1945 года. Это разведчик-снайпер, ефрейтор Николай Егорович Никитин. В тех двух боях он лично уничтожил примерно десяток солдат противника и был награждён орденом Красной Звезды.

Спустя 70 лет Николай Егорович сказал о своём командире следующие слова:

«Был у нас такой разведчик, капитан Маякин. Смелый, бесстрашный человек. Бывают люди, которые ничего не боятся. Никогда его не забуду».