Исторический наброс

Невольники, гвардейцы или бунтари: кто такие янычары

Долгое время они были избранными — костяком турецкой армии и гвардией султана. А ещё социальным лифтом для бесправных райятов или вовсе рабов. Каким было знаменитое «новое войско»? О янычарах, их традициях и роли, которую они сыграли в судьбе Османской империи, — в нашем материале.
Михаил Поликарпов
  • 22K
  • 21
  • 1
  • 411
Фото: Kerem Beyit

Преторианцы турецких султанов

Очень часто в исторической литературе янычарами называют всю пехоту османской армии. Но это неверно. До конца XVI века янычары были сравнительно немногочисленны, а основную массу османской пехоты составляли ополченцы (азапы) или воины поселенных войск (яя).

Эти особые пехотные части появились в XIV веке. В середине XV века их численность составляла всего от трёх до пяти тысяч человек. А в середине XVI века, когда огромная Османская империя уже раскинулась от Персидского залива до Марокко, — 10-12 тысяч. Это очень немного.

Янычары тогда были не «расходным материалом» турецких завоевательных войн, а костяком армии и гвардией султана.

Налог кровью

В Османской империи собирали так называемый «девширме» — налог кровью. У христиан, подданных империи, забирали мальчиков, обращали в ислам, и воспитывали из них воинов — янычар.

Правда, среди историков есть мнение, что эта повинность не могла обеспечить нужное количество рекрутов. Поэтому большое количество детей власти вынуждены были приобретать на невольничьих рынках.

Янычар — от турецкого «еничери» — означает «новое войско». Если быть точнее, то на рынках набирали «капыкулу». Это переводится как «рабы двора». Ими комплектовали не только части янычар (элитная пехота), но и артиллерийские части, конницу, оружейников.

Из капыкулу выходили и высшие чиновники. Наверное, наиболее известный — это Мехмет-паша Соколлу. Серб-потурченец, который управлял империей в 1565–1579 годах при трёх султанах и погиб от рук убийцы-дервиша (дервиш — мусульманский аналог монаха, аскет. — Прим. ред.).

Меритократия («правление достойных», или власть, основанная на заслугах. — Прим. ред.) в действии: в золотой век империи всю административную элиту старались набирать именно из капыкулу. А этнические тюрки могли претендовать максимум на должности военачальников провинциального ополчения.

Таким способом центральные власти пытались уменьшить влияние родовой аристократии. Впрочем, возможности чиновников также ограничивались: например, дети бывших рабов не могли наследовать высокие титулы своих отцов.

Единственными мусульманами, которые всё-таки получили право отдавать своих детей в янычары, были бошняки. То есть они явно рассматривали девширме как привилегию, которая позволила бы их детям подняться по социальной лестнице.

Военно-монашеский орден

Приняв ислам и получив воспитание в турецких семьях, дети проходили военное обучение. Затем те из них, кто становились янычарами, жили преимущественно в Стамбуле, в казармах.

Эти солдаты считались членами суффийского ордена Бекташи и до 1566 года не имели права жениться. При этом версия ислама, которой придерживались члены ордена, заметно отличалась от ортодоксальной. Янычары больше напоминали западноевропейский военно-монашеский орден.

Первоначально янычары были преимущественно лучниками. Это требовало от солдат длительного обучения и серьёзной физической подготовки. Позже воинов перевооружили на ружья — сначала фитильные, а затем и кремнёвые. Использовались также сабли различных типов и кремнёвые пистолеты. А вот штык в XVIII веке в турецкой армии распространения не получил.

Боевое оружие было нельзя выносить из казарм. Чтобы обойти запрет, выходя в город, янычары брали с собой ятаганы.

Путь к сердцу янычар

Янычарский корпус — «оджак» — делился на «орты». Их численность могла сильно варьироваться.

У каждой орты был бронзовой котёл, фактически заменявший знамя. В мирное время каждую пятницу его посылали на кухню султана, где для воинов готовили плов.

Если янычары отказывались принимать угощение и переворачивали котёл, это считалось сигналом к мятежу.

А если янычар, совершивший какое-то преступление, успевал забраться под котёл, его ждало помилование.

Командир орты назывался «чорбаджи» — то есть буквально «раздатчик похлёбки».

Подобно преторианцам Древнего Рима или русским гвардейцам XVIII века, янычары неоднократно смещали монархов, устраивая госперевороты. Впервые это произошло в 1444 году. После отречения султана Мурада II пехотинцы подняли мятеж, в том числе с требованием возвращения правителя к власти.

Из ордена в сословие

На рубеже XVI–XVII в Османской империи из-за экономического и демографического кризиса численность всадников-тимариотов (т.е. поместной конницы), готовых выходить на поле боя, резко упала. Чтобы это компенсировать, стали увеличивать количество янычар.

При Сулеймане Кануни (Великолепном) их было 10-12 тысяч. Но вскоре привилегированные пехотинцы превратились в многочисленную пехоту. Так, на рубеже веков их численность выросла до 30-35 тысяч, а к концу XVII века — до 70 тысяч воинов.

По части устава им сделали послабления: отставным солдатам разрешили заводить семьи и отдавать своих детей в янычары.

Затем систему комплектования корпуса изменили кардинально: стали вербовать мусульман и прекратили практику девширме.

Название «янычары» осталось, но суть изменилась. В XVII веке они фактически превратились в военное сословие.

Денежное содержание воинов было очень небольшим, и солдаты занимались торговлей и ремёслами, чтобы содержать свои семьи.

Боеспособность и дисциплина сильно упали. Зато янычары показали себя как грозная сила в политической борьбе. В 1617–1623 годах в результате янычарских бунтов в Стамбуле сменились четыре султана.

Могильщики империи?

Парадоксально, но когда-то бывшие становым хребтом Османской империи янычары едва не стали её могильщиками. Воевать они теперь не стремились, зато яростно отстаивали свои права, мешали проводить военные реформы. Их бунты следовали один за другим.

После окончания в 1791 году русско-турецкой войны находившиеся в дунайских крепостях солдаты подняли мятеж, центром которого стал город Видин на северо-западе Болгарии. Смута, получившая название «кырджалийской», продлилась много лет. И охватила значительную часть турецких владений на Балканах.

В 1807 году, воспользовавшись уходом (во время очередной русско-турецкой войны) недавно созданных, наиболее боеспособных войск из Стамбула, пехотинцы подняли в столице бунт. В результате был свергнут и убит султан Селим III.

Реформы пытался продолжить румелийский вельможа Мустафа-паша Байрактар, но и он вскоре погиб. Сгорел во время очередного мятежа в подожжённом янычарами дворце.

Избавиться от этой опасной силы султану Махмуду II удалось только в 1826 году. Очередной — и последний — янычарский бунт в Стамбуле подавили артиллерией. Вождей мятежников казнили, а уцелевшие стали ремесленниками и торговцами.

Военная мода

Во время войн противоборствующие стороны очень часто заимствуют названия видов войск («уланы», «гусары», «казаки»…) и элементы униформы. Законы военной моды никто не отменял.

И как раз в эпоху упадка янычар им стали подражать в Речи Посполитой. В XVIII веке там были созданы две коронные янычарские хоругви (организационно-тактическая единица в войске средневековой Речи Посполитой. — Прим. ред.), которые позаимствовали у турок необычную одежду и название. Но набирались преимущественно из местных жителей. Польско-литовские магнаты следовали за модой, создав такие же хоругви в своих частных армиях.

Пережившие своё время

Янычары, как и мамлюки в своё время, были невероятным социальным лифтом, позволявшим выйти «из грязи в князи». Эти гвардейские части, сформированные из рабов или бесправных райятов, стали ядром армии и намного пережили своё время. Но даже на закате своей истории оставались образцами для подражания.