Игры

Мамкин фронтир: о чём нам соврал S.T.A.L.K.E.R.?

Не успел повиснуть в воздухе твит о начале работ над второй частью легендарной игры двухтысячных «Сталкер», как на глаза фанатов упала розовая пелена воспоминаний. Отовсюду летят рассказы о прекрасной, едва ли не самой реалистичной игре последних лет… но разве это так? Мы тоже предались воспоминаниям, но постарались не потерять адекватность.
Михаил Котов
  • 16K
  • 15
  • 9
  • 256

This is a man’s world

Мы все любим игры за внутреннюю логичность и непротиворечивость. К сожалению, «Сталкер», как и его родитель — роман братьев Стругацких «Пикник на обочине» — похвастаться этим не могут. Вернее так: основная идея шикарная, допущение замечательное, а попытка встроить его в реальность нашей с вами планеты практически никакая.

Собственно, весь «Сталкер» — это детская, чистая и незамутнённая мечта о фронтире, где отважных героев ждут приключения. В том месте, где «идут труд и мужество рядом», царят суровые мужские законы, а право силы практически свято. И если даже найдётся пара отщепенцев, свернувших с пути настоящих мужиков, главный герой обязательно вразумит их добрым словом и свинцовой пулей. Скорее всё-таки пулей.

Странно, что время от времени у костра бывалые сталкеры не начинают спонтанно обниматься с трогательным «Мы настоящие мужики. Я вас всех так уважаю!». А финальная часть, где сталкеры-ветераны помогают нашему герою, принимая на себя удар военных?

Этакие пони и розовые сопли, но исключительно в мужском — закамуфлированном под суровую прозу жизни — варианте.

Неслучайно в оригинальном «Сталкере» нет женских персонажей. Вообще, как класса. Они просто не поместятся в эту мальчишескую реальность, наполненную гайками и рюкзаками с хабаром.

На самом деле

А ведь история начинается чётко и правильно. 12 апреля 2006 года в 14:33 на территории Чернобыльской атомной электростанции произошёл второй взрыв неизвестной природы. На этом месте образовалась «Зона», в которой неизвестные ночами разбрасывают чудесные артефакты, пользы невероятной. Государство стянуло к Зоне войска. Всё.

Да, ура — или увы, — но реальный мир на этом практически заканчивается. В Зоне, однако, начнутся научные эксперименты, специальные патрули с опломбированным мешком будут сдавать по описи собранные за ночь артефакты, а чтобы во всём этом поучаствовать, потребуется подписка о секретности и ещё тысяча и одна бумажка.

Скучно, грустно? Увы, но реальное государство именно так и работает, если имеет дело с потенциальной прибылью и секретными материями.

Сможет ли попасть в Зону ловкий и умелый сталкер, пробирающийся сквозь кордоны как заправский ниндзя? Да, сможет. Один или два раза, пока эту «дыру» не обнаружат. Вот год назад оказалось, что и на Байконур можно пробраться, если ты достаточно удачлив. Правда, несмотря на все ухищрения на обратном пути сталкеров всё же поймали. Примерно так будет и в случае Зоны.

Заповедник

А теперь вспомните игру. Минуя пост охраны (он у моста, там трое военных пьют), в Зону пробираются несколько сотен, а то и тысяч охотников за сокровищами. Они едят, пьют, стреляют и вообще мало похожи на людей, желающих побыстрее собрать пару-тройку нормальных артефактов и рвануть в обратную сторону, к людям — чтобы срочно выставить находки на продажу.

Гораздо больше зрелище напоминает похмельное утро грушинского фестиваля, магическим образом перенесённого на территорию Зоны.

Большинство персонажей так и не осознали, кто они и чего хотят от этой жизни. Зато поиграть на гитаре всегда рады. При этом так и остаётся загадкой, кто же совершает ежедневный завоз продуктов и водки в местное сельпо… ну, и патронов с оружием для продолжения банкета. При таком количестве персонажей у Сидоровича, а также на базе группировки «Монолит», каждое утро должны разгружаться несколько «газелей» с тушёнкой и хлебом.

Разборки между группировками и вовсе напоминают детский сад: «Они не такие как мы!». Срочно устраиваем сражения и дуэли, в живых должен остаться только один! К борьбе за будущее Зоны будь готов! Серьёзно? Люди пытаются создать какое-то вменяемое формирование на радиоактивном участке земли внутри военного оцепления?

Эффект узнавания

Я вовсе не хочу сказать, что игра была плохой. Вовсе нет. Даже наоборот, она была замечательной, особенно учитывая редкий на то время «эффект узнавания». Делали её люди, выросшие в таких же маленьких городах и деревнях. И потому в мире «Сталкера» так радовали каждая встреченная пятиэтажка, разрушенный сельский клуб или прикорнувший в канаве трактор.

Но вот с логикой у игры были серьёзные проблемы. Разработчики просто «воссоздали» фронтир — как он видится из уютных офисов и квартир. Там обязательно должны быть бар с громким названием и подпольные гладиаторские бои насмерть.

Вооружённые огнестрелом гладиаторы никого не смущают, это же нормально.

Стоит ли надеяться на более реалистичную «Зону» в новом «Сталкере»? Не думаю — особенно учитывая, сколько книжек появилось после. Жуть Зоны, прекрасно описанной у Стругацких, ушла, остались только толпы Мэри Сью (персонаж, которого автор пишет с самого себя. — Прим. ред.), добивающих последние «Чёрные вертолёты». А уж сколько новых артефактов придумали — и не передать.

Увы, но такой фронтир нам не нужен.