Исторический наброс

Родина «бомбизма»: как придумать терроризм в США и свалить всё на русских

«Праведным гремучим студнем» народники взорвали императора Александра II и его охрану. С тех пор русских считают авторами современной тактики терроризма, из-за которого массово страдают простые граждане. Сначала об этом твердили монархисты, затем подхватила правая западная пресса. Но на самом деле это чисто американское изобретение времён ещё Гражданской войны.
Фарид Мамедов
  • 7.4K
  • 9
  • 3
  • 217

Расово верная взрывчатка

Гражданская война в США 1861–1865 годов принесла кучу технических новинок: бронепоезда, броненосцы, первые массово используемые на поле боя пулемёты, казнозарядные нарезные орудия и колючую проволоку. И, конечно, новые методы применения взрывчатки.

Северянин Бернард Сейдж выпустил во время войны брошюру, в которой призывал устроить мятежникам «горящий ад». Спецподразделения бомбистов должны были взрывать гражданское население и административные центры власти — всё это объявлялось законной целью военных действий. Главное — запугать противника и расстроить его тыл.

Южане-конфедераты не отставали. Чтобы снизить темп наступления армий северян под Йорктауном, генерал Габриэль Райнс минировал буквально каждую кочку. В этом он следовал решениям военного министра Джорджа Рэндольфа, известного апологета минной войны в городе. Были и очень успешные примеры отдельных терактов: взрыв часовой бомбы в штаб-квартире армий Севера в Виргинии покалечил более 300 человек.

Генерал Габриэль Райнс и взрыв мины, заложенной им в Йорктауне

И ничего.

Никто не кается, не говорит, что США сошли с цивилизованного пути — просто была война и приходилось принимать непопулярные решения.

И вообще. Во всем виноваты мусульмане.

Война катилась к своему финалу, Конфедерация с треском проигрывала. Теракты приходилось совершать всё чаще. Оставляемые города минировали. Чаще всего мины и часовые бомбы пытались замаскировать: прикрывали одеждой или вещами, которые выглядели ценными. Всё это должно было посеять панику среди солдат армий Союза.

В итоге обе стороны пришли к тому, что в войне все средства хороши. Главное — резко снизить потери среди своих солдат. Терроризм работал. В первую очередь им занимались конфедераты: по-другому противостоять превосходившему по всем параметрам Союзу просто не получалось.

Ветераны и молодёжь прониклись новым оружием. Если надо было быстро решить какую-то проблему, её просто следовало взорвать. Война закончилась, а привычка осталась.

Кольт придумал револьвер — лучше бы придумал динамит

После гражданской войны изготовление «адских машинок» широко распространилось по американским городам. Так что в 1870-х годах США пережили настоящий бум бомбизма! Его основой стало широкое распространение дешёвых взрывчатых веществ, которые можно было достать где угодно. Положение усугубляли журналы технической и агрономической направленности, в которых объяснялось, как сделать динамит в домашних условиях.

В 1873 году произошли попытки взорвать финансового контролёра Нью-Йорка Эндрю Грина. К вящему сожалению жителей города, которых он достал своей коррупцией, — неудачные. В ответ сторонники Грина попытались отправить на тот свет одного из окружных прокуроров, прославившегося борьбой с коррупцией. Короче, гражданское общество отжигало как могло.

Оружие оказалось обоюдоострым, легко можно было взорвать «не того».

В 1874 году житель Нью-Йорка Эдвард Вагнер что-то не поделил со своей родственницей и попытался её взорвать при помощи часовой бомбы. В апреле этого же года, на почве сугубо религиозных разногласий, бомбу бросили в церковь святого Ксавье в городе Цинциннати. По счастью, никто не погиб, так как ушлые прихожане успели выбросить взрывчатку из церкви, и она взорвалась на улице.

В том же году группа неанонимных алкоголиков попыталась взорвать женское отделение Общества трезвости. Довели бедолаг до греха, но, видимо, руки тряслись, так что обошлось без жертв. А в 1875 году началась настоящая бомбовая вендетта против братьев Джесси и Франка Джеймсов. Бомбу кинули в дом их матери, сильно покалечив её и убив их сводного брата.

Прямым предшественником современных терактов стал взрыв в октябре 1876 года часовой бомбы в багаже экспресса Филадельфия — Джерси. Полицейское расследование показало, что целью взрыва было повреждение поезда и убийство части пассажиров. А в 1884 году в Лондоне на вокзале Виктория взорвалась бомба, прямо напоминавшая американскую.

Культура терроризма и активного использования самодельных бомб массово распространилась в США. У граждан чесались руки, и динамит пускали в ход при любой возможности. Его рассматривали в качестве действенного метода устрашения политических противников и сведения счетов с врагами.

Динамит даст нам свободу

Европейские СМИ внимательно следили за событиями Гражданской войны в США и последующими политическими неурядицами. Проявления анархии, бунтов и попыток кого-нибудь взорвать не ускользали от бдительного ока европейских журналистов. Именно пресса невольно разрекламировала терроризм в качестве эффективного военного — а потом и политического приёма.

Динамиту и техническим новинкам тоже досталась немалая доля славы.

В тот «взрывной» момент истории наука считалась оружием слабых.

Её прорывы вели к тому, что потенциал революционеров и правительства, казалось бы, выравнивался. Однако для успешного использования научных новинок требовались как минимум школьные знания в области химии. Первыми, кто это понял, стали ирландские революционеры‑фении.

До войны в США эмигрировали более полутора миллиона ирландцев. Они активно сражались по обе стороны баррикад, большая часть (до 300 тысяч) на стороне Союза. Пройдя войну и уверившись, что новые военные знания и опыт помогут им освободить Ирландию, фении начали активно планировать динамитные кампании. Их настроения хорошо выразил конгрессмен от Иллинойса, Джон Финерти (по совместительству — влиятельный фений): «Наука должна противостоять силе. В нашей битве за отмщение и свободу один учёный стоит целой армии».

Терроризм быстро стал рассматриваться революционерами в качестве действенной стратегии.

Хитрый ирландский план, который сработал

Важность прикладной науки хорошо иллюстрирует Бруклинская динамитная школа, открытая в 1870-е годы. Создал её О’Доннован Росса, один из руководителей «Ирландского республиканского братства» (ИРБ) — на тот момент ведущей ирландской революционной организации. В ней Росса занимал самые радикальные позиции, считая, что против Британии надо вести войну и пускать в ход любые средства, не останавливаясь ни перед чем.

Будучи человеком резким и горячим, Росса решил, что теперь-то у ирландцев появился настоящий шанс. В его школе фении обучались конструированию бомб и изготовлению взрывчатых веществ.

Забавно, что там был какой-то подпольщик-ирландец, выдававший себя за русского «профессора Мецерова» (имя его покрыто тайной до сих пор). После обучения выпускникам предстояло с запасом бомб отправиться в Британию и начать там террористическую войну. Что они с успехом и проделали через десять лет в формате так называемых «динамитных кампаний».

Именно благодаря ирландцам и европейским СМИ практику американского бомбизма перенесли на европейский континент. Бомбы фениев в Британии, охота русских народовольцев за высшими сановниками и итальянские анархисты, успешно взрывавшие всё подряд, доказали, что американское новшество успешно прижилось.

Подписки в соцсетях