Развлечения

Барраяр: русские «воры» в космосе

Конец девятнадцатого века. Россия набирает силы, мобилизует войска и выходит в космос. Строятся линкоры, набирается космическая морская пехота. Вражеские империи грозят войной, устраивают теракты на нашей территории. Россия сосредотачивается и продолжает создавать космический флот. Бред? Нет, всего лишь «барраярский» научно-фантастический цикл Лоис Макмастер Буджолд.
Михаил КотовКирилл Копылов
  • 11K
  • 18
  • 15
  • 303

Эпоха неплохих русских

Русская мафия, ужасная «красная машина» русской армии; некоторые даже в фэнтезийном Мордоре видят отголоски ужасного Советского Союза за высокой «железной стеной».

Чёрт возьми, да мы всё время играем за каких-то отрицательных персонажей!

Если описывают русских военных, то это вечно пьяные дикие люди, гонящие под дулом пистолета штрафные батальоны. Со времён описания в европейской прессе казаков, русские военные — это полумедведи, только вышедшие из леса и не знающие ничего о чести, галантности и воинских традициях.

А представьте, что есть зарубежная фантастическая сага, в которой русские — а вернее, написанная с них нация — очень даже положительные персонажи. Да, суровые, военизированные — но честные и готовые с оружием в руках отстаивать свой мир. Воинская честь для них свята, а солдат — одна из самых уважаемых профессий.

Встречайте «русских», за которых не стыдно: барраярцев с планеты Барраяр.

Добро пожаловать на Барраяр

«Барраярский цикл» или «Сага о Форкосиганах» американской писательницы Лоис Макмастер Буджолд входит в пантеон самых популярных и продаваемых фантастических романов, переведённых на русский язык. Этот цикл очень известен и любим — как простыми читателями, так и критиками (в активе Буджолд три литературных премии «Небьюла» и целых пять «Хьюго») всего мира.

Лоис Макмастер Буджолд

Одна из вероятных причин любви к этому произведению в России, возможно, заключается в том, что автор целенаправленно придала Барраяру русские черты. Согласно авторскому замыслу, Барраяр изначально заселяли представители четырёх этнических групп: французы, англичане, греки и русские. Кириллический алфавит и русский язык входят у Буджолд в основные, употребляемые на планете.

По романам автор рассыпала множество русских имён, удивительным образом переиначенных в официальных русских переводах. Императоры Влад Учёный и Юрий Безумный, Принц Серж, Василий Воробьёв, Людмила Друшникова и, наконец, всеобщий любимец — Иван Форпатрил. Это относится и к семье Форкосиганов, где старого графа, очевидно, звали Пётр, а уничтоженная ядерным ударом цетагандийцев столица называлась Форкосиган‑Важный.

Между прошлым и будущим

Но именами дело не ограничилось. Буджолд хотела показать социальную архаику в мире сияющего будущего. Барраяр — результат форсированной индустриализации, когда техническое отставание сокращали семимильными шагами, не оглядываясь.

«В Период Изоляции мы потеряли не только технологию. Её-то мы быстро наверстали, натянули, как чужое пальто. Но под ним мы ещё местами чертовски голые… Этому мужчине семьдесят два года — по галактическим меркам средний возраст, но для жестокого Барраяра — старость… Его отец, граф Петер, прожил на двадцать лет больше — чуть ли не целую жизнь».

В мире, созданном Буджолд, барраярские космические линкоры бороздят просторы вселенной, а недалеко от столицы топят дома древесиной, живут без электричества и суеверно убивают младенцев с физическими недостатками.

(Источник фото)

«Знаете, как это ни дико, но в глубинке до сих пор убивают младенцев с врождёнными уродствами, например, заячьей губой, хотя закон уже полвека назад объявил это преступлением».

При этом автор не рассказывает, как именно построили космические корабли, как развивалась барраярская космонавтика и выдержит ли экономика страны такую орбитальную мощь. Это всё-таки прекрасная приключенческая фантастика, а не космический научпоп.

Барраяр против всех

Барраяр автократичен, пережил вторжение и гражданские склоки. В первой книге серии вообще есть политруки, а тема всесильных спецслужб проходит через все романы. И, хотя Барраяр ловко выскочил в космос, одежда и прочая атрибутика остались где-то на уровне конца девятнадцатого века. Мундиры, аксельбанты, пышные платья с кринолином — всё это отлично уживается в мире космооперы, созданной Буджолд. То есть здесь вроде бы и есть штамп, но его обыграли в пользу русских барраярских, и это особенно приятно.

Соседям Барраяр кажется сверхагрессивным, ксенофобским и крайне милитаризованным.

— От Барраяра я такого не ожидал.
— А чего вы ожидали? — полюбопытствовала госпожа Форсуассон.
— Километры серого бетона, военные казармы и людей в форме, марширующих друг другу в затылок.

Однако барраярцы уверены, что это лишь наветы врагов. И вообще, они только за правое дело — у них либерализация полным ходом. Такой вот адекватный милитаризм.

(Источник фото)

И тут опять же сложно упрекнуть автора в непохожести на Россию.

Милитаристская страна, привыкшая на агрессию отвечать жёстко и быстро. Секрет популярности цикла и стоит на том, что мы видим свою страну в чуть кривом, окаймлённом космосом зеркале — где мы кажемся чуть лучше, чем на самом деле.

Вор — это звучит гордо

А вот первым переводчикам романов пришлось поплакать над своей работой. Для обозначения местного дворянства Лоис Буджолд придумала достаточно странную приставку, подобную немецкому «фон» (von). С лёгкой руки автора на Барраяре вся знать стала именоваться не фонами, а «ворами» (vor). Чтобы избежать отсылок к воровской романтике («Вечер, в хату, барраярцы»), переводчики исправили приставку на «фор».

Фанаты рассказали об этом Буджолд, и та одобрила решение. Более того, она даже обыграла это созвучие впоследствии поговоркой «фор — значит вор».

Только всё же не Россия

«Барраярский цикл» Лоис Макмастер Буджолд — жемчужина современной научной фантастики. Интересный сюжет, нешаблонные и отлично прописанные персонажи, странный и притягательный мир. Если вы ещё не знаете о Барраяре и любите хорошую фантастику, смело читайте. Не пугайтесь солидного размера цикла (сейчас он насчитывает более пятнадцати книг).

Некоторые из книг серии

Главное — не пытаться проводить прямые аналогии между историей Барраяра и Россией, они всё-таки достаточно разные. Как сказала сама Буджолд: «Барраяр — не больше Россия, чем я сама шотландка. Хотя свою клановую клетку я ещё помню».

Просто читайте и получайте удовольствие. Всё же нечасто удаётся встретить в космосе военных русских с человеческим лицом.