Исторический наброс

Ночь ужаса: самое крупное поражение конкистадоров

Вы верите в астрологические прогнозы? А вот испанские конкистадоры поверили! И… это обернулось для них крупнейшим военным поражением. Что же именно произошло?
Михаил Поликарпов
  • 27K
  • 18
  • 2
  • 372

Уличные бои

Самая крупная военная неудача Фернандо Кортеса во время завоевания им империи мешиков (ацтеков) произошла летом 1520 года.

Тогда, после объединения с армией Панфило де Нарваэса, в конце мая 1520 года, под началом знаменитого конкистадора собрались серьёзные силы — свыше 1300 испанских солдат, в том числе 97 всадников, 80 арбалетчиков и 80 аркебузиров. Фактически теперь у Кортеса был эскадрон латной конницы, представлявшей на открытой местности силу, с которой стоило считаться.

Фернандо Кортес

Эта армия во главе с Кортесом вернулась в Теночтитлан, где за время недолгого отсутствия завоевателя вспыхнуло восстание ацтеков. Испанцам и их индейским союзникам из Тлашкалы пришлось сражаться в уличных боях. В городе, который стоял на озере Тескоко и больше напоминал Венецию с её многочисленными островами и каналами.

Ударные возможности испанской конницы там реализовать было невозможно.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Городские бои — это «борьба в партере». Они нивелируют превосходство передовой армии. В свалках уличных боёв буксуют лучшие армии всех времён. Один из самых прославленных полководцев древности — Пирр — погиб в схватке на узких улочках Аргоса.

Для уличных боёв испанцы построили из дерева четыре подвижные «башни», которые использовали как танки. В них находились стрелки и небольшие пушки, и каждую сопровождал небольшой отряд пехоты и конницы.

Возможно, среди конкистадоров был какой-то попаданец из будущего. Ведь они уже в XVI веке знали, что танки без прикрытия пехотой в городе не воюют! Или, может, Кортес и был тем самым попаданцем?

Правда, ацтеки всё равно смогли уничтожить «башни», забросав их тяжёлыми камнями.

В боях на улицах своей столицы мешики показали, на что способны. Испанец, участник этих схваток, писал: «Стойкость врага была выше всякого вероятия, самые громадные потери как будто проходили незамеченными, а неудачи лишь увеличивали боевую ярость». Испанские конкистадоры, ветераны войн с турками и французами, не могли припомнить там, в Старом Свете, столь ожесточённых боёв.

Ацтеки были готовы заплатить многими жизнями своих воинов за смерть каждого конкистадора — но сражаться до конца и победить.

Ночь печали

Блокированные во дворце испанцы испытывали проблемы с продовольствием и чистой водой. Вновь прибывшие бойцы из отряда Нарваэса пали духом. Фактически конкистадоры оказались в положении польско-литовского гарнизона, осаждённого в Московском Кремле в 1612 году. Правда, никакой гетман Ходкевич на помощь Кортесу не спешил.

В ночь с 30 июня на 1 июля 1520 года объединённая армия с трудом вырвалась из Теночтитлана.

На войне судьба каждого воина зависит от удачи, и поэтому многие солдаты суеверны. Это сыграло злую шутку с армией Кортеса.

На выходе именно этой ночью настоял один итальянец-астролог, который убедил в этом капитанов. Солдаты поверили, что только так можно ускользнуть незаметно. Фернандо не верил в предсказания и приметы, но испанские командиры провели военный совет и твёрдо решили уходить, не обращая внимания на мнение Кортеса. Полководцу пришлось подчиниться воле большинства.

Подготовили переносной мост, с помощью которого планировали перебраться через три ещё не засыпанных канала. Его несли индейцы-союзники. Кортес не мог увезти с собой все захваченные в столице сокровища, поэтому позволил солдатам взять столько золота, сколько они хотят. Многие пожадничали и нагрузились им сверх меры.

Ацтеки вовсе не проспали выход. Они дали колонне отойти по узкой дамбе от дворца и внезапно атаковали её с лодок. Начался хаос. Перегруженный переносной мост сломался. Падавшие в воду испанцы шли ко дну под грузом золота.

Жадность до добра не доводит!

Когда стало известно, что переносного моста больше нет, паника охватила всю колонну. Управление было потеряно. Конкистадоры продвигались вперёд, заваливая каналы поклажей и телами индейцев-носильщиков. Астролог утонул вместе с конём. Часть солдат арьергарда побежала назад, во дворец, где их и перебили ацтеки.

Из-за огромных потерь, которые испанцы и тлашкальтеки понесли во время прорыва, произошедшее получило известность как «Ночь печали» — La Noche Triste (исп.). Правда, некоторые выжившие называли её La noche de Espanto (исп.) «Ночь ужаса».

Фернандо Кортес написал королю Испании о 150 испанцах и двух тысячах тлашкальтеков, погибших в эту ночь. Однако он сильно занизил цифры. По подсчётам участника похода Берналя Диаса, во время городских боёв, прорыва в Теночтитлане и последующего отступления погибли свыше восьмисот испанцев. И это не считая нескольких тысяч союзных индейцев.

Ацтеки упустили возможность добить отступавших, потому что их воины занимались сбором трофеев. Затем они потеряли время, отмечая славную победу и принося в жертву пленных.

После выхода войско конкистадоров представляло собой печальное зрелище. Вся артиллерия утонула в каналах. Порох был на исходе, а тетивы намокли. Все вышедшие испанцы (более четырёхсот человек) получили ранения. У них осталось лишь 23 лошади…

Однако Фернандо Кортес не потерял присутствия духа.

Небольшие группы ацтеков преследовали отступающих, осыпая их камнями и дротиками. В одной из засад они смогли убить двух конкистадоров и лошадь, которую голодные испанцы затем съели вместе со шкурой.

Последний бой

Седьмого июля спасшимся испанцам у селения Отумба путь преградило войско ацтеков. Казалось бы, гибель была неминуемой. Но мешики допустили ошибку, решив дать бой на открытой местности.

Испанцы выбрали правильную тактику: раз врагов очень много, нужно в первую очередь выбивать главных. Кортес разделил всю оставшуюся конницу (двадцать человек) на четыре отряда по пять всадников. Целью стали «капитаны», которых безошибочно определяли по ярким костюмам. Испанские всадники атаковали ацтекских воинов, прорывая их ряды. Фернандо лично сбил с ног предводителя мешиков с его штандартом. Мчавшийся за ним испанец добил индейского полководца.

Этот хирургически точный удар помог испанцам победить в битве. После гибели ацтекских командиров поле боя стали покидать находившиеся при войске жрецы, а за ними и павшие духом воины.

Тлашкальтеки в этой битве сражались «словно львы» плечом к плечу с испанцами.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

В Старом свете — и в античности, и в средневековье — существовала практика, когда полководцы отдавали свои яркие, украшенные золотом и серебром шлемы и панцири кому-то из сподвижников, которые становились своего рода громоотводом. Сами же военачальники вставали в строй, одевая неприметный доспех простого воина.

Ацтеки были храбрыми воинами, но отчаянная смелость и доблесть конкистадоров перевесили. В случае поражения и плена им, равно как и тлашкальтекам, светила смерть на алтаре. Вряд ли эта судьба лучше упоительной смерти в бою!

Из похода вернулась только треть армии конкистадоров — 440 израненных испанцев. Осталось лишь двадцать живых лошадей.

Астролог явно что-то напутал. Через год в этот же день — 30 июня — во время второй осады Теночтитлана испанцы и их союзники также понесли тяжёлые потери — самые большие единовременные во втором походе.

Поистине, это число стало чёрным днём для конкистадоров.