Экипировка

С парашютом и без него: как десантируются российские спецназовцы

Как десантируются спецподразделения? Какие парашюты используют? И чем могут похвастаться? Об этом и не только редакции WARHEAD.SU рассказали на парашютных сборах отряда специального назначения.
Михаил Котов
Фото: Евгений Кель
  • 24K
  • 15
  • 2
  • 199

А зачем?

Десантирование с парашютом — не основное занятие спецов, а всего лишь один из вариантов доставки к месту операции. Причём далеко не самый популярный и часто использующийся. То есть прыжки — это сугубо утилитарная функция, последний этап заброски бойцов по воздуху. И необязательный: помимо прыжков спецназовцы могут и с вертолёта высадиться с использованием верёвки или специального каната… Самолёт потом может на тайной площадке поодаль от цели приземлиться.

Как говорят сами бойцы, в вопросах десантирования очень важна «гибкость мышления» руководства. Планируя операцию, командование должно увидеть и выявить саму возможность парашютного спуска. Грубо говоря, у нас не так часто используется парашютный способ заброски именно потому, что он используется не так часто. Как в том анекдоте — заколдованный круг какой‑то.

Главная задача бойцов при десантировании — приземлиться как можно ближе к месту операции, вместе с оружием и грузом. А после — как можно быстрее покинуть территорию высадки и начать действовать.

Тяжело в учении

Каждый боец прыгает минимум десять раз в год. При этом половина прыжков являются элементами повышенной сложности. То есть пять раз прыгаешь в своё удовольствие: на аэродром. А ещё пять — на воду, лес, при сильном ветре, ночью и так далее.

Учёбу начинают на круглом куполе П1-У. Его хвалят. Во-первых, он — что нехарактерно для круглых куполов — сделан из ткани типа F-111 с нулевой воздухопроницаемостью. В результате он снижается довольно медленно (по документам — пять метров в секунду, но парашютисты уверяют, что меньше). Во-вторых, он управляемый, имеет хорошую горизонтальную скорость. Но главное преимущество — это возможность отрабатывать на нём все типы отделения купола: на верёвку, расчековку, при помощи прибора или ручное раскрытие.

Учебно-тренировочная система П1-У (фото: Paraavis)

Принцип обучения (по словам бойцов) мало чем отличается от ДОСААФовского. После того как прыжки становятся уверенными, ученик осваивает следующий тип отделения.

То есть первые прыжки парашют открывается специальным фалом, закреплённым в самолёте и называемым «верёвкой». От парашютиста в этом случае требуется только вывалиться за борт.

Затем для открытия используется расчековка ранца. Специальный фал открывает ранец устройства и освобождает ШВП (шаровый вытяжной парашют). При этом прыгающий две-три секунды находится в свободном падении.

Другие два способа — это вариации ручного раскрытия. Подобная схема используется, чтобы плавно подвести парашютиста к самостоятельному ручному раскрытию и выполнению затяжных прыжков. Но если раньше для этого приходилось использовать несколько разных парашютов, то П-1У позволяет пройти все этапы обучения на одном куполе.

После круглого купола и устойчивого свободного падения переходят на «крыло». И здесь хорошо помогает возможность тренироваться в аэротрубе. Государство выделяет деньги на боевую подготовку, а бойцы арендуют трубу и инструкторов.

(Фото: Евгений Кель)

В год проходят три типа парашютных сборов. Полегче — для тех, кому надо сдать минимум. Более сложные — для специализирующихся именно на парашютном типе высадки. Ну и специальные сборы для инструкторов. Большинство спецов посещает одно или два мероприятия.

Не золотые купола

И если с подготовкой личного состава дела обстоят хорошо, то с парашютами всё не очень здорово.

Есть три основных предприятия: Paraavis, «Полёт» и «Звезда». Но шьют они основную линейку куполов только из импортной ткани (Extra-chute и F-111), поставки которой в нашу страну прекратились. Вполне возможно, российская промышленность вскоре предложит парашюты из российской ткани (как в своё время «Талку»). Но пока, увы.

Соответственно и купола используются не какие-то специальные, а наиболее подходящие из стандартной линейки. Подразделение, с бойцами которого удалось пообщаться, прыгает с «крыльями» линейки Accurate, а также «Мальва-24» и «Мальва-27». Это всё парашюты, созданные на основе классической конструкции Parafoil.

Парашют «Мальва» (фото: Полёт)

Чем они плохи для десанта? Рабочий вес — всего 100-105 кг.

А теперь считайте: 80-90 кг весит десантник, плюс 5-7 кг купол, плюс контейнер с грузом, оружие… Вот и получается, что не получается.

Нужно следить за весом или искать специальные купола («Мальва-27» выдерживает до 120 килограммов).

А что у вас, ребята, в рюкзаках?

Просто приземлиться самому для бойца спецподразделения недостаточно. Нужна хорошая компания: оружие, патроны, рюкзак. Вооружение прикрепляется прямо к подвесной системе парашюта. Автомат со складным прикладом прыгать не мешает. А вот если это большой и кастомизированный (снайперская винтовка или пулемёт), то придётся изгаляться.

Кроме оружия боец берёт с собой контейнер грузовой универсальный. Вещь с этим пугающим канцелярским названием выглядит как большой туристический рюкзак, который спецназовец перед прыжком крепит спереди, почти как черепашка-ниндзя. В зависимости от задачи и количества скарба в грузовой контейнер либо помещают целиком рюкзак, который боец потом уже наденет на плечи, либо складывают туда все вещи, а уже после приземления их перераспределяют.

(Фото: Евгений Кель)

Парашютист открывает купол и планирует к земле вместе с контейнером. На небольшой высоте парашютная грузовая система открепляется и опускается на специальном длинном тросе. Сначала приземляется груз, а затем и десантник.

Если стоит штиль, ГК (грузовой контейнер) после «посадки» отстёгивают от подвесной системы. Если сильный ветер, его используют как якорь.

Кроме грузового контейнера может отдельно использоваться подвесная система, на которую крепится рюкзак. Это проще и занимает меньше места. Правда, не так удобно, как ГК.

Есть и специальные грузовые системы, которые спускаются на собственных встроенных парашютах. Увы, российские — пока неуправляемые и используют исключительно круглые купола. За ними нужно следить в воздухе: есть вероятность перепутать и приземлиться возле чужого рюкзака и оружия.

О вмонтированных системах спутниковой навигации, автоматическом контроле курса и предупреждении столкновений в воздухе пока и говорить не приходится.

А если без парашюта?

Как уже сказано выше, спецназовцы могут спуститься и беспарашютным способом — при помощи верёвки или специального каната. Такой метод применяют, если условия для десантирования неблагоприятные. Например, очень сильный ветер, но при этом есть возможность найти площадку для вертолёта.

Для спуска по верёвке бойцы используют специальное приспособление, подобное альпинистскому «гри-гри». Интересующиеся наверняка помнят такой спуск в фильме «Падение чёрного ястреба»

(Фото: Авиация России)

Канат толще, чем у скалолазов, и по нему можно спускаться при помощи рук и ног. Кроме того, десантироваться могут сразу двое-трое бойцов. Эти виды высадки у наших спецподразделений весьма популярны и часто отрабатываются.

Снаряга и люди

В целом, к сожалению, спецоборудование и снаряжение у российских спецподразделений уступает американским разработкам.

Например, пока нет российских приборов для прыжков на дальность, способных вычислять высоту, глиссаду (траектория снижения летательного аппарата. — Прим. ред.) и точку посадки. А если они и есть, то где-то далеко от боевых подразделений. Уступают, по словам бойцов, и наши приборы, используемые для посадки ночью. У них меньше угол зрения, и они, как правило, на один глаз.

Иногда, правда, используются американские коммерческие версии или не самые новые аналоги. Но тоже не во всех спецподразделениях.

(Фото: Евгений Кель)

Это, конечно, грустно.

Но, с другой стороны, могут наши спецназовцы многое. Практикуются и десантирование на большой скорости (свыше 300 километров в час через рампу транспортника Ан-26), и приземление на нефтяную платформу или движущийся теплоход.

Это не просто слова, а реальные результаты учений прошлого года.

Поэтому даже несмотря на отставание в технике, российские спецподразделения готовы выполнить самые сложные задачи, приземлившись с воздуха хоть чёрту на рога. А уж в остальном они своим американским коллегам не уступят.

Подписки в соцсетях