Война

КНДР против США: вьетнамская разминка

Вплоть до 2000 года о военной помощи социалистическому Вьетнаму со стороны Ким Ир Сена ходили только легенды. Им не придавали большого значения… мало ли что померещится американскому пилоту во время схватки? Но вскоре Вьетнам — а затем и КНДР — всё же признали, что северокорейские лётчики воевали на стороне Ханоя и сбивали американские самолёты. Как же так?
Фарид Мамедов
  • 12K
  • 14
  • 2
  • 137

Против кого дружим?

Официально война США и Северного Вьетнама началась 5 августа 1964 года: авиация США лихо отбомбилась по территории Вьетнама. Днём ранее американский эсминец и вьетнамские катера пару раз устроили между собой дуэль. Обмен боезапасами закончился уверенной победой эсминца. Так что под удар попали базы торпедных катеров и склады ГСМ (горюче-смазочных материалов).

Но де факто война началась в 1957 году, когда выяснилось, что проамериканский Юг вместо того, чтобы слиться в экстазе с Севером, решил строить свой собственный капитализм — с героином, борделями и военными переворотами. Пришлось Хо Ши Мину поддерживать южных партизан-коммунистов, а потом и вежливо им помогать армейскими частями. США помогли союзнику вначале советниками (до 20 тысяч уже в 1964 году) и оружием, а потом и официально ввязались.

Там где США воюют «за демократию и свободу», там и СССР со своим «за социализм и мир во всем мире».

Война из гражданской быстро превратилась в конфликт, в который втянулась половина мира, заняв соответствующие места на политических баррикадах.

КНДР с Северным Вьетнамом к официальному началу войны уже не один пуд соли вместе съели. Их сотрудничество завязались ещё в начале 1950-х. Поводов хватало: общие друзья (Китай и СССР), общие враги (США и бывшие европейские колонизаторы). В 1957 году состоялся культурный обмен, через пару лет началось экономическое сотрудничество, затем — военная помощь. Последней каплей стало то, что Южная Корея — давний и испытанный враг Пхеньяна — вписалась в войну на стороне Южного Вьетнама.

Как тут устоять в стороне?

Пхеньян познается в беде

В Северном Вьетнаме понимали, что войны не избежать. С начала 1960-х годов в стране строили аэродромы, радарные станции и инфраструктуру связи. Но подготовка лётчиков, как и большинства военных специалистов, оставалась головной болью. Их было мало, а самолётов ещё меньше. И управлять ими должны были вчерашние крестьяне, ничего сложнее мотыги в руках не державшие.

Начало войны застало вьетнамские ВВС в очень плохом состоянии. Первые налёты США на страну вообще никак не отражались.

Командование как могло оберегало ту пару сотен пилотов, которых успели подготовить в Китае, Чехословакии и Польше. Поэтому американцы поначалу совершенно безнаказанно бомбили заводы, мосты и электростанции.

В свете этого помощь со стороны КНДР восприняли на ура. В феврале 1967 года военные обеих стран приняли решение о включении в состав вьетнамских ВВС корейских «добровольцев».

Обнаружилась проблема: будущие коллеги по антиамериканскому альянсу не знали язык друг друга.

Они вообще глядели друг на друга, как обитатели разных вселенных. Поэтому решили, что корейцев сольют в отдельную «Группу Z» в составе трёх эскадрилий (по десять самолётов в каждой). Первые две состояли из МИГ-17, последняя — из МИГ-21. Самолётами корейских лётчиков должен был обеспечить Вьетнам.

Формально «Z» входила в состав 923-го авиаполка вьетнамских ВВС, но в реальности система управления была косвенной. Вьетнамцы отдавали приказы и указывали цели для атаки, а уж корейцы сами решали, что делать с этой бедой. Вьетнамское командование сюда практически не вмешивалось.

Давид против Голиафа

Корейцам сразу же выкатили задачу отразить налёты американцев. К тому моменту основную массу истребителей вьетнамских ВВС составляли МИГ-17 и МИГ-21, причём последних поначалу было кот наплакал. Им противостояли американские F-4, F-8 и F-105.

Вот как вкратце выглядело соотношение сил. Во-первых, вьетнамские ВВС сильно — раз эдак в пять-семь (а то и больше) — уступали в численности американским «коллегам» во время налётов. Так что задачей максимум было не дать самолётам противника прицельно отбомбиться. А уже если удавалось сбить вражеский самолёт — это было настоящим подвигом.

Во-вторых, МИГ-17 сильно уступали американским машинам — и в скорости, и в вооружении, да и вообще по всем параметрам. МИГ-21 находился, в принципе, на уровне, но этих самолётов было очень мало.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Дозвуковой МиГ-17, запущенный в серию в 1951 году, мог бы стать лучшим истребителем Корейской войны (на которую он попасть не успел), но к Вьетнаму уже откровенно устарел. Впрочем, его отличная манёвренность и мощное пушечное вооружение делали его опасным противником и для истребителей следующего поколения — особенно когда те были отягощены бомбовой нагрузкой.

В-третьих, подготовка пилотов США оказалась качественнее, чем у корейских и вьетнамских. Не говоря уже о том, что у многих американских летчиков имелся реальный боевой опыт.

Казалось бы, вьетнамским ВВС ничего не светит, кроме медленного и позорного разгрома. Но не тут-то было.

Следовало навязать американским «фантомам» бои на выгодных для себя условиях — если вы, конечно, в состоянии представить такие условия, в которых у новичков могло быть преимущество перед опытными пилотами. Но вьетнамцы всё-таки нашли. Речь, разумеется, об организации ПВО Вьетнама.

Для более успешного отражения налетов вьетнамские ВВС должны были действовать в районах, буквально забитых под завязку зенитной артиллерией и зенитными ракетными комплексами. Благо за время войны СССР поставил союзнику 95 комплектов ЗРК С-75. (Да и вообще «вьетнамским» ПВО было только по названию. На самом деле его для страны с нуля создал СССР. Собственно, с нуля Вьетнаму создали много чего — от тяжёлой промышленности и до контрразведки, которую им по винтику собрали Штази). И здесь очень кстати пришлась одна особенность МИГов, которую лётчики сумели выгодно использовать: высокая манёвренность на малых высотах и скоростях.

Получалось, что, атакуя цели, американские пилоты вынужденно преодолевали зенитный огонь и уворачивались от зенитных ракет. Соответственно, они постоянно отвлекались от задачи, ради которой их, собственно, и послали. И тут на сцену выходили корейские пилоты (или же вьетнамские — вылеты часто были совместными).

При этом никакой самодеятельности не предусматривалось: командование ВВС, получая с радарных станций данные об очередном налёте, координировало действия войск ПВО и авиации.

Для каждой атаки на американские самолёты нужно было получать разрешение от командования — самостоятельно действовать запрещалось.

Исключение сделали буквально для пары-тройки пилотов, которые с начала войны успели сбить по нескольку самолётов противника. В том случае, если не удавалось быстро сбить американский самолёт, пилоты получали либо команду отступить, либо координаты новой цели. Ну или возвращались на базу.

Тактика быстро атаковать и скрыться оказалась востребованной. И чуть ли не единственно верной в ситуации, когда на шесть-десять вылетевших на перехват вьетнамских истребителей приходилось 12-20 или даже больше американских.

Счёт потерь

Несмотря на все ухищрения, схватки с американскими пилотами были очень тяжёлыми, потери — большими, а достижения — не всегда очевидными.

Например, с 24 апреля по 25 мая 1967 года вьетнамские ВВС провели 469 вылетов, участвовали в 34 воздушных схватках, но сумели предотвратить только 222 налёта. И то — смотря что считать предотвращением. Бомбы часто сбрасывали на цели, которые военное командование считало второстепенным: деревня или отдельно стоящее здание стоили меньше завода, склада ГСМ или моста.

В июне того же года в схватках с F-105 и F-8 погибли три северокорейских пилота, которые летали на МИГ-17. Никакие ухищрения им не помогли — американцы просто были лучше.

Поражение МиГ-17 в поединке с F-105D

30 сентября 1968 года во время отражения налета на базу ВВС от дружественного огня погиб северокорейский пилот Ли Дан Ан.

Начиная с середины 1967 года американцы всё чаще применяли постановки радиопомех и глушение сигналов. Новая тактика привела к росту числа погибших во вьетнамских ВВС. В октябре из-за этого погиб ещё один северокорейский пилот вместе со своим МИГ‑17.

Впрочем, кроме поражений у корейцев были и периоды крупных успехов. 5 января 1969 года корейский пилот на МИГ-17 сумел завалить F-105F прямо во время рейда американцев на железнодорожный мост, неподалёку от авиабазы Кеп. А 18 января корейские пилоты сумели сбить аж два F-4D во время их налёта на вьетнамскую ТЭС.

Всего с 1967 по 1969 год во Вьетнаме с американцами воевали 87 северокорейских пилотов, 14 из которых погибли. Количество сбитых ими американских самолётов точно не известно. Официальный Вьетнам говорит о четырёх, американцы признают только два, а ряд вьетнамских же военных источников говорят о 26 самолётах.

Потери американской авиации с 1962 года составили более 2200 самолётов (Вьетнам, по официальным данным, потерял до двухсот машин). Подавляющее большинство сбили огнём зенитной артиллерии. Но это не помешало некоторым вьетнамским пилотам за время войны записать на свой счёт по шесть, по восемь сбитых машин — уникальное, в общем-то, достижение.

А вот летчика Ли Си Цына во Вьетнаме не наблюдалось — от слова совсем. Хотя миф о нём продолжает жить до сих пор.