Война

Операция «Морской лев»: почему немцы не высадились в Англии?

Несостоявшееся вторжение… Высадка вермахта в Англии в 1940 году до сих пор вызывает множество споров. Казалось бы, после разгрома Франции победа в войне близка. Немецким силам оставалось лишь преодолеть Ла-Манш и захватить Британские острова. Но могли ли они это сделать? Попробуем разобраться.
Владимир Нагирняк
  • 20K
  • 21
  • 17
  • 252

Близок локоть, да не укусишь

Гитлер продолжал «ухаживать» за Францией даже после того, как она объявила войну Германии. Это положило начало «странной» войне, в которой вермахт не вёл активных боевых действий на Западном фронте.

Ситуация изменилась спустя полгода. Перед немцами пала Норвегия, а затем Бельгия и Нидерланды. Франция продержалась чуть больше месяца. Немецкие силы разбили её армию, и 22 июня 1940 года Республика капитулировала.

Великобритания оказалась в сложном положении. Остатки её экспедиционного корпуса удалось эвакуировать через Ла-Манш. Как вспоминал Уинстон Черчилль, после поражения во Франции на Британских островах нашлось бы «…не больше 20 тысяч обученных людей, 200 пулемётов, 50 танков».

Казалось, всего один рывок немецкой армии через Канал — и победа обеспечена. Однако этому мешали флот и ВВС Великобритании, которые были готовы лечь костьми, но утопить вражеский десант в прибрежных водах. Английское радио дразнило немцев, транслируя в эфир слова Черчилля:

«Мы ждём обещанного вторжения, рыбы тоже».

Сэр Уинстон понимал, что они не придут. Немецкий флот не был способен обеспечить высадку, которую так желала армия. И чтобы сдержать порывы генералов переплыть Ла-Манш, немецким адмиралам предстояло убедить фюрера в нецелесообразности этой затеи с вторжением… Но как?

Высаживаемся или нет?

Вопрос о высадке в Англии интересовал командование кригсмарине ещё с начала войны. Однако обсудить эту тему с Гитлером главнокомандующему кригсмарине — гросс-адмиралу Эриху Редеру — удалось лишь 21 мая 1940 года. Он сказал фюреру, что десант возможен лишь «гораздо позднее, если вообще возникнут благоприятные условия». Таким образом Редер пытался донести до горячих голов в вермахте, что предпосылок для высадки нет.

Эрих Редер

Казалось бы, ему удалось убедить Гитлера. 18 июня на встрече Редера с армейцами представитель Верховного командования, полковник Вальтер Варлимонт, так и заявил: фюрер не говорил ни о каком плане высадки, поскольку сознает «экстраординарные трудности таковой».

Однако спустя две недели немецких адмиралов огорошило распоряжение фюрера о подготовке к вторжению в Англию. Верховный главнокомандующий решил: высадка осуществима при определённых условиях. И самое важное из них — господство в воздухе. Но дату операции, которая получила название «Морской лев», Гитлер оставил открытой.

Адмиралы почесали затылки. Им поручили оценить возможность переброски через Ла-Манш 25-40 дивизий. А именно: на чём их везти, как защитить десант в море и где его высадить. Единственное, что утешало моряков, — все приготовления были гипотетическими. Так как плана высадки пока не существовало. А это значит, что можно переубедить командование отказаться от операции.

Вопросы без ответов

Прежде чем заняться анализом ситуации, офицеры флота хотели понять, с чем им придётся иметь дело. Гросс-адмирал Редер отправил в штабы сухопутных войск и ВВС несколько вопросов. Его интересовало: какие войска будут участвовать в десанте, места их погрузки и высадки; сведения о необходимом оборудовании и боеприпасах, и даже состав войск в отдельных пунктах передислокации.

Однако он не получил нужных сведений. Ответы на вопросы флота штабы отсрочили. Чтобы быть в курсе, что вообще происходит в штабах армии и люфтваффе, Редер командировал туда нескольких своих офицеров. А вообще моряки желали создания единого командования высадкой, в котором они бы не играли главной роли, но имели определённую свободу, чтобы принимать решения по морским вопросам.

Гитлер обсуждает готовящуюся операцию со своими командирами (источник фото)

Пока генералы думали, адмиралы просчитывали детали операции. Пришли, например, к тому, что использовать 280-мм и 380-мм орудия в качестве прикрытия десанта в море будет неэффективно. Пушки будут стрелять очень медленно и неточно.

Кроме того, создавать боезапас для 380-мм береговой батареи пришлось бы за счёт новейших линкоров. В результате орудийные погреба «Бисмарка» и «Тирпица» останутся пустыми. Поэтому начальник отдела, отвечавшего за боеприпасы флота, был категорически против использования таких пушек и просил не строить иллюзии на этот счёт.

Отдельно стоял вопрос о минах. Они были нужны в огромном количестве, а у немцев столько не было. Но тут морякам помог Гитлер, который решил «ограбить» Муссолини. После капитуляции Франции итальянцам в руки попали запасы мин французского средиземноморского флота. И фюрер потребовал их.

Приказ № 16

Пока адмиралы прикидывали шансы, генералы убедили Гитлера действовать. 16 июля Верховное командование отдало приказ № 16 о подготовке к «возможному исполнению» вторжения в Англию. Цель: лишение Великобритании Британских островов как базы для войны с Германией, вплоть до их полной оккупации.

В приказе говорилось, что высадка десантов должна будет производиться широким фронтом от города-порта Рамсгита до острова Уайт. Немецким силам предстояло парализовать ВВС противника, создать проходы в минных полях, обеспечить защиту флангов десанта и контроль прибрежных вод береговой артиллерией. А кроме того, ослабить британский флот и связать его боем. Все приготовления к операции «Морской лев» должны были завершиться к середине августа 1940 года.

План вторжения

Непосредственно на кригсмарине возлагалась задача доставить транспортные средства к местам погрузки десанта и обеспечить защиту флангов во время переправы. А ещё создать береговые батареи и в дальнейшем управлять их стрельбой.

Редер удивился. Ещё недавно Верховное командование было против такой операции, но теперь отбросило сомнения и считало её реальной. Гросс-адмирал полагал: «наверху» явно не понимают трудности и исключительную опасность попытки «переплыть» Канал.

Его штаб считал шансы на успех минимальными.

Во время Норвежской кампании сыграл свою роль эффект неожиданности, но при форсировании Ла-Манша он бы отсутствовал. Англичане встретили бы немцев во всеоружии.

Моряки сомневались. Они не были даже уверены, что к сроку удастся собрать средства для десанта. Не говоря уже о более глобальных задачах: завоевании господства в воздухе или создании минных проходов у английского побережья. Да и сведений о возможных действиях вражеского флота у немецких сил попросту не было.

Поэтому на встрече с главкомом сухопутных войск, фельдмаршалом Вальтером фон Браухичем главком кригсмарине раскритиковал план вторжения. Он заявил, что армия явно не понимает, какую авантюру затевает. Но Гитлер и фон Браухич всё равно желали знать, успеет ли флот всё подготовить к положенному сроку.

Редер ушёл несолоно хлебавши готовить ответы на вопросы фантазёров из Верховного командования.

И как мы это сделаем?!

Тем временем армия определилась с планом завоевания Англии. Высадка должна была осуществляться в два этапа. C первой «волной» десанта на английский берег высадилось бы около 90 тысяч человек, несколько тысяч лошадей, более 500 танков. А также артиллерия, грузовики и другой транспорт. Вторая «волна» включала бы уже 160 тысяч человек и почти два миллиона тонн грузов.

Чтобы переправить через Ла-Манш только первую «волну» требовалось огромное количество транспортных средств. Но к концу июля в гаванях Остенде, Шербура и Гавра удалось собрать только 45 пароходов, чуть более 600 барж, почти две сотни буксиров и 550 моторных лодок.

Немецкие баржи в порту Вильгельмсхафен

Для управления транспортом только «первой» волны нужно было не менее 25 тысяч человек. Кригсмарине могли выделить только четыре тысячи. В виде крайней меры для комплектования экипажей десантных средств пришлось бы снять команды с «Тирпица», «Шарнхорста», «Гнейзенау», «Шлейзвиг-Голштейна», «Лейпцига» и трёх эсминцев.

Кроме этого, пришлось бы обобрать до нитки береговую оборону Германии и Норвегии, учебные части и береговые службы. А для доставки в Англию второй «волны» десанта предстояло использовать команды оставшихся кораблей. Это привело бы к тому, что ВМС Германии перестали бы существовать как боевая единица.

Учитывая всё это, а также множество других причин, штаб кригсмарине подготовил фюреру меморандум по операции «Морской лев».

Флот против

31 июля 1940 года гросс-адмирал Редер встретился с Гитлером для доклада. Он заявил фюреру: флот не может гарантировать начало операции раньше 15 сентября. Но и эта дата может рассматриваться, только если люфтваффе достигнет господства в воздухе — что пока вилами на воде писано.

Говорил Редер и о навигационных условиях, из-за которых для проведения операции пригодны лишь несколько дней каждого месяца. И что с учётом окончания подготовки конец сентября — самое раннее время, возможное для высадки. А к этому моменту подходящей погоды уже не будет. Что район высадки (Рамсгит — остров Уайт) не может быть защищён от вражеского флота фланговыми минными заграждениями даже при господстве люфтваффе в воздухе. А операция по переброске войск через Ла-Манш двумя «волнами» может затянуться на несколько недель. Поэтому она вряд ли возможна, так как хорошая погода в конце сентября и в октябре не ожидается.

Немецкие войска тренируют высадку на британский берег

Завершая доклад, гросс-адмирал сказал Гитлеру, что его штаб против высадки в этом году. И если уж и высаживаться, то надо всё хорошо подготовить. Поэтому десант стоит отложить до мая 1941 года. И провести его узким фронтом, в районе Дуврского пролива. А к тому времени может быть Геринг победит англичан в воздухе и они сами запросят мира. Тогда высадка вообще не будет нужна.

Конец «Морского льва»

Фюрер согласился с доводами моряков. Но вскоре изменил решение и приказал готовить высадку к 15 сентября на узком фронте. При этом Гитлер внимательно следил за сражением люфтваффе с английскими ВВС. Он ещё лелеял надежду на победу Геринга, который вёл с Великобританией свою войну.

Изменение первоначального плана армия встретила в штыки. Генералы хотели тонуть по всему Ла-Маншу, а не только у Дувра.

Это привело к настоящим «баталиям» между командованиями ВМС и сухопутных войск. По мнению адмиралов, в своём плане генералы почему-то не учитывали больших потерь при переправе, которые означали бы крах операции.

Как бы то ни было, 17 сентября Гитлер признал: вторжение не может быть осуществлено в запланированные сроки. Его необходимо перенести на более позднее время. Фактически это был отказ от проведения операции вообще, поскольку и в 1941 году немецкий флот не был способен её выполнить.

Редер не мог понять, почему фюрер так долго тянул с этим решением. Но Гитлер знал, что отказ высадки «неизбежно стал бы выгодой для англичан, укрепляющий их престиж». Потому и тянул время, пытаясь поддерживать у противника уверенность, что операция вот-вот начнётся.

Фюрер понимал: вторжение на Британские острова — это его последний козырь против Великобритании. А в игре с англичанами ему не хотелось остаться без козырей. «Морской лев» был большим блефом Гитлера.

Подписки в соцсетях