Байки

Механизм: управление миром, тараканы и глобальный бардак

Тайное Мировое Правительство сотни лет управляет миром из бункера, спрятанного глубоко под землёй. Специальные военные пульты, показатели толерантности, покрытые пылью сервера и увешанные тараканами машины. Всё это давно пора починить, но вот вопрос — кто же этим займётся? Да и вообще, займётся ли?..
Александр Горбов
  • 12K
  • 21
  • 4
  • 221

— Сегодня ты увидишь самое сердце нашей власти над миром. Место великой силы и мощи.

Седобородый глава Тайного Мирового Правительства многозначительно посмотрел на неофита. Тот почтительно склонил голову, но на лице его пряталась усмешка. Он потратил годы, чтобы попасть в этот тайный орган власти. Ещё чуть-чуть, и старикашки уйдут на покой. Их место займут новые руководители, более расчетливые и меркантильные. Уж они точно отменят все эти ритуалы, тайные встречи и пароли.

Управление миром должно осуществляться с помощью компьютера, из светлого офиса на сороковом этаже небоскреба.

— Идём, — старец, словно догадываясь о мыслях новичка, хмуро махнул рукой.

Они долго спускались на дребезжащем лифте с моргающей под потолком лампочкой. От такого варварства неофит морщился и про себя рассуждал о ретроградах, засевших на самом верху.

Затем была длинная винтовая лестница, ведущая ещё глубже под землю. И тёмный коридор, бетонные стены с липкими на вид потёками влаги.

Наконец, перед ними появилась огромная круглая дверь, как в банковских хранилищах — только покрашенная дешёвой серой краской, уже облезшей местами. На стенах вокруг красовались знаки тамплиеров, иллюминатов, масонов и десятков других тайных обществ. Среди них выделялся мерцающий знак, составленный из странных букв, похожих на червяков.

— Что это? — указал на него неофит.

Старец скривился.

— Это рептилоиды. Раньше у нас были их представители. Но лет десять назад они отказались оплачивать свою долю коммунальных услуг за бункер, и мы их исключили.

Вдвоем они налегли на круглый штурвал, торчащий из центра двери. Десяток оборотов, и вход с шипением открылся.

— Вход защищает тайная магия, — старец насупил брови, — войти может только прошедший полное посвящение. Остальные просто сгорят от тайного пламени.

В ярко освещённом просторном зале вдоль стен стояли огромные агрегаты. Возле каждого — пульт управления, подмигивающий дисплеями и лампочками.

— Начнём экскурсию отсюда. Вот смотри, это машина для управления Америкой.

Устройство выглядело достаточно современным, с матовыми панелями, плоскими дисплеями и клавиатурами от «Эппл». Только стойки покрывала ржавчина и пыль. Неофит, разглядывая устройство, обратил внимание на одну шкалу, где стрелка упёрлась в красный сектор, а над ней мигала красная тревожная лампочка.

— Магистр, что это?

— Показатель толерантности. Это рептилоиды её выкрутили по-максимуму — хотели выйти из тени и перейти на легальное положение.

— Может, обратно? Закрутить?

Седобородый развел руками.

— Эти зеленомордые, когда их выгнали, утащили с собой руководство пользователя. А мы не помним, как. Ладно, идём дальше. Это машина по Ближнему Востоку.

Здесь не было дисплеев и другого хайтека. Только большая панель с рядами разъёмов. В большей их части торчали штекеры, связанные друг с другом проводами.

Все провода перепутались в тугой клубок, и было не разобрать, что с чем соединяется.

— Тут определяем, кто с кем воюет, — старец задумчиво почесал переносицу, — вот, скажем, хотим мы, чтобы воевали Иран с Ираком — надо соединить проводом их разъемы.

— Так ведь непонятно же, кто с кем, магистр! Тут ведь всё перепуталось. Может, стоит навести порядок?

— Хорошо бы… Но чтобы распутать, надо всех отключить, и потом уже разбирать провода. А они тогда воевать перестанут. Мы этого допустить не можем. Ладно, в следующий раз обсудим. Африку смотреть не будем, там всё равно никто разобраться не может.

Под табличкой «Africa» грудой валялись страшные маски, бубны, груда зеркалец и бусы.

— Европейский модуль пока на ремонте. Экспертная группа проводила на нём эксперименты и, видимо, перестаралась. Почему-то пропала связь с американским сервером.

Седобородый вдруг подскочил к блестящему хромированному пульту, щёлкнул несколько тумблеров и дёрнул красный рычаг.

— А что вы сделали? — неофит достал блокнот, чтобы записать инструкцию.

— Ну, — старец покраснел, — это так, метод случайных воздействий. А вдруг поможет?

Внутри модуля что-то зашуршало.

— Идём дальше, тут не интересно.

На ходу неофит обернулся. Из щелей европейской машины на него смотрели тараканы и сердито шевелили усами.

— О боже! — новичок, пораженный, остановился, — что это?

— Это российский пульт, — со злорадством хихикнул старец.

Агрегат был странный.

Казалось, древний паровоз скрестили с компьютерами из девяностых годов, слепив части скотчем.

С верхней панели на посетителей насмешливо смотрел двуглавый орел с красной звездой в лапах.

— Он у нас ломался в тысяча девятьсот семнадцатом. Починить смогли только в конце восьмидесятых. А теперь опять барахлит.

Механизм выпустил струю пара и басовито загудел. Стрелки на шкалах медленно ползли вверх, а лампочки светились красным.

Неофит подошел ближе, рассматривая пульт. И обнаружил, что большинство рубильников сломались под корень, застыв в крайних положениях. Старец как-то смущённо потупился, заметив интерес новичка.

— Почему он сломан? Кто это сделал?

Седобородый печально развел руками.

— Мы и сделали. Перестарались в девяностые годы, дергали туда-сюда. А механизм оказался хрупкий.

— А починить? Надо срочно ремонтировать, пока он не разнёс весь мир!

Глава Тайного Мирового Правительства тяжело вздохнул.

— Я уже говорил, сюда не может войти человек без полного посвящения. Так что инженера мы привести не можем. А среди наших членов только юристы, экономисты и жрецы культов. Мы не принимали людей с техническим образованием уже лет пятьдесят. Делать ремонт просто некому.

Неофит обвел взглядом механизмы управления миром. С каждой минутой они всё больше становились грудой бесполезного железа…