Железо

Грозная и архаичная — юбилей «берданки»

Слово «берданка» чаще всего вызывает только умилительные ассоциации. Нечто архаичное, дедовское, малоэффективное — пугач, одним словом. Однако винтовка Бердана когда-то считалась новейшим грозным оружием, спасением российской армии. Давно ли? Да всего полтора века назад.
Юрий Мюллер
  • 15K
  • 18
  • 3
  • 219

Догнать и перегнать

Бурное развитие стрелкового оружия в XIX веке очень больно ударило по карману всех государств. За какие-то полсотни лет произошёл стремительный скачок от дульнозарядных систем с кремнёвым замком к магазинным винтовкам под унитарный патрон.

Не осталась в стороне и Российская Империя — в результате «стрелковой гонки» только с 1826 по 1860 годы на вооружение в стране приняли 38 образцов ружей, штуцеров и пистолетов разных калибров — гладкоствольных и нарезных, с кремнёвым и капсюльным замком.

На этом, разумеется, траты не кончились: европейские державы активно перевооружились на игольчатые системы Дрейзе и Шасспо с бумажным патроном — их снова пришлось догонять.

Прусская игольчатая винтовка Дрейзе образца 1841 года

Усложнял ситуацию ещё и тот факт, что в 1860-е годы русская армия спешно сокращалась и модернизировалась; на складах лежали сотни тысяч морально и технически устаревших единиц стрелкового оружия. Поэтому винтовки системы Карле, поступившие на вооружение в России в 1865 году, были переделочными: их изготавливали из старых пехотных ружей и за несколько лет успели наклепать более 215,5 тысяч штук. Но тут настала пора унитарного боеприпаса центрального воспламенения.

Уже в 1869-м пришлось вводить в оборот новый образец, а «Карле» отправили во внутренние округа России, в Сибирь и Туркестан. А самые боеспособные части получили другую «переделку» — систему Крнка с откидным затвором.

Русские переделочные винтовки Карле...
...и Крнка

У всех этих систем имелся серьёзный минус, доставшийся в наследство от «первоисточника» — пехотных ружей образца 1856 года. Они были «шестилинейными» («линия» — 0,1 дюйма), то есть их калибр составлял 15,24 мм. Несмотря на устрашающее действие тяжёлой свинцовой пули на ближних и средних дистанциях по живой цели, у крупнокалиберных систем не было выдающихся качеств при стрельбе на большую дальность.

Переход же на малый калибр, баллистика которого была намного интереснее, при сохранении «переделочной» технологии требовал замены ствола у исходника, а также подгонки ложи, прицела и т. д.

Получалось настолько дорого и муторно, что проще было раскошелиться на совершенно новую винтовку.

Собственной «оружейной школы» в Российской империи в те годы не было, зато имелась традиция искать уже готовые системы «на стороне» и там же заказывать. И это при наличии трёх собственных казённых заводов — Тульского, Ижевского и Сестрорецкого.

Проблема с отечественным производством состояла, прежде всего, в малом количестве высококвалифицированных оружейных мастеров; куда надёжнее было заказать оружие у немцев или бельгийцев: цена та же, а сроки и качество в Европе выдерживались досконально. Правда, в результате деньги, которые могли пойти на развитие производства в собственной стране, уплывали в иностранные карманы, но на это смотрели сквозь пальцы.

Русско-американская винтовка

Имя полковника Хайрема Бердана в России было известно довольно хорошо. Великолепный стрелок и изобретатель, основатель 1-го снайперского полка армии северян в Гражданской войне, он был также создателем капсюля и латунной гильзы собственной системы (кстати, отечественные патроны до сих пор выпускаются именно с «бердановским» капсюлем).

Хайрем Бердан

Вообще, с Соединёнными Штатами у императорской России складывались весьма тёплые отношения — и не удивительно, что именно в эту страну в 1865 году на поиски новой, совершенной винтовки отправили двух русских офицеров, полковника Александра Павловича Горлова и капитана Карла Ивановича Гуниуса. Горлов переслал на родину подробнейший доклад, в котором описал наиболее перспективные виды вооружений и обосновал необходимость перехода на патрон малого калибра в металлической гильзе.

Официальная встреча русских с Хайремом Берданом состоялась в 1867 году. Американец продемонстрировал разработанную незадолго до этого винтовку с откидным затвором и патрон к ней. Надо сказать, полковник не изобрёл откидные затворы, их применяли также в оружии других изобретателей. Но здесь изюминкой конструкции стали канал ствола конической формы и исключительно удачный боеприпас. Впрочем, винтовка была лишь «концептом», до производства её доводили совместными усилиями.

В конструкцию внесли более 20 изменений. Переделали и патрон — гильзу переобжали в передней части, она стала бутылочной формы. Новая четырёхлинейная пуля показала ещё лучшую настильность, да и вес боезапаса несколько снизился. В результате прицельная дальность оружия составила 2250 шагов (примерно 1575 метров), а максимальная — четыре тысячи шагов (2800 метров).

Рисунок 4,2-лин патрона Бердан (10,67×57R мм)

Полковник Горлов в своих докладах отдельно отмечал высочайшую точность оружия, а также отменную скорострельность: опытный стрелок мог производить до 10-12 выстрелов в минуту.

После проведения ряда испытаний стало ясно: по своим качествам винтовка годится для поставки на вооружение. За производство первых 30 тысяч экземпляров бралась фабрика Кольта, а Хайрем Бердан от русского правительства получал заслуженную награду в 50 тысяч рублей золотом. О новых патронах также договорились — 6,5 миллионов штук должен был произвести завод в Бриджпорте.
Карл Гуниус отправился на родину с опытными образцами, Горлов же остался в Штатах — налаживать и контролировать производство.

4 января 1869 года русское военное ведомство издало Приказ № 362 о принятии на вооружение «4.2-линейной стрелковой винтовки образца 1868 года».

Бердан, но не тот

На этом эпопея не закончилась. Ещё до начала серийного производства новинки на заводах Кольта Хайрем Бердан совершенно потерял к ней интерес и перебрался в Британию, поближе к заводам компании BSA (Birmingham Small Arms Company). Там он вплотную занялся разработкой модели с продольно-скользящим затвором — но уже без участия русских военных.

Доведя конструкцию до ума в 1869 году, предприимчивый полковник предложил её военным ведомствам ведущих держав — в том числе и России, куда приехал лично. Русские несколько ошалели от такой прыти, но устроили испытания, на которых новинка состязалась с только что принятым на вооружение предыдущим творением Бердана и новейшей баварской винтовкой Вердера.

Баварская винтовка Вердера М1869

Что любопытно — насколько активно участвовал в продвижении ранней американской модели полковник Горлов, настолько же яростно он обрушился на винтовку с продольно-скользящим затвором, обвинив её во всех грехах — она-де менее надёжная, и дальнобойность её хуже, и кучность… Однако, результаты испытаний показали, что некоторые недоработки конструкции можно легко устранить при промышленном производстве, а новый затвор куда удобнее в обращении и потому позволяет вести огонь со скоростью до 15 выстрелов в минуту. К тому же он куда технологичнее и требует меньших затрат при изготовлении. А точность и пробивное действие оказалась куда выше, чем заявлял Горлов.

Новый приказ военного ведомства гласил: «Вооружение армии первым образцом Бердана, улучшенным Горловым и Гуниусом, отменить».

Винтовки Бердана №1 и №2

Тем не менее, обе модели состояли на вооружении параллельно — правда, «Бердан №2» образца 1870 года выпустили на российских заводах в огромных количествах, примерно три миллиона единиц. В 1876 году затвор модернизировали. Позже были попытки увеличить скорострельность с помощью различных ускорителей заряжания и оснащения винтовки магазином, но увы — стремительный XIX век вносил свои коррективы.

К 90-м годам «Бердан №2» стал откровенно устаревшей системой. Наступала эра бездымных порохов и очередного уменьшения калибров…

Жизнь после

Огромные запасы винтовок Бердана и Крнка, которые скопились на складах после принятия на вооружение в 1891 году винтовки Мосина, требовали скорейшей утилизации. Не менее полумиллиона единиц, к примеру, продали в Латинскую Америку и на Карибы (в США довольно часто встречаются образцы с приёмочным клеймом Гаити).

Приклад казачьей винтовки Бердана № 2 с клеймом «IdeP» — Intendencia de Peru

Активно они распространялись и внутри России — среди охотников, получив заслуженное уважение за точность и убойность боеприпаса. К тому же их активно переделывали в дробовики. Стоило такое оружие совсем недорого и было доступно самым широким слоям населения.

Дореволюционный оружейный каталог

В годы Первой мировой войны из-за дефицита стрелкового вооружения «берданки» вновь оказались в войсках — правда, официально можно было применять только для тыловых частей и охраны крепостей, но попадались они и на передовой. Во время Гражданской их также использовали обе стороны конфликта в качестве вспомогательного оружия.

Уже после революции «берданки» частью превратились во «фроловки» — так именовались переделочные ружья, выпуском которых занимался Тульский оружейный завод. В 1932 остатками этих винтовок советская власть оделила лесников и ВОХР (военизированную охрану). С тех пор выражение «сторож с берданкой» пошло в народ. И даже с началом Великой Отечественной старушка успела повоевать — во время обороны Москвы.

Девушки из МПВО с винтовками Бердана № 2

Вооружали ею и личный состав МПВО (местной противовоздушной обороны). Да и в наши дни дробовые «берданки» всё ещё можно встретить у охотников.

Жизнь у «4.2-линейной стрелковой винтовки образца 1870 года» получилась на редкость длинная — многие устаревшие виды оружия могут позавидовать. Но всё же прогресс не стоит на месте, и вполне возможно, скоро он окончательно вытеснит «берданку», оставив её лишь в качестве символа ушедшей эпохи.


А как насчёт другого мнения об этом оружии?