Великая Отечественная

Кошка, попавшая в лужу: неудачный дебют «пантер» на Курской дуге

Во Вторую мировую немецкие танки PzKpfw V «Пантера» показали себя опасным противником. Но вот начало их боевого пути на Курской дуге вышло не очень удачным.
Андрей Бекасов
  • 33K
  • 33
  • 10
  • 510

Таблеток от жадности и побольше, побольше!

Как известно, первые попытки применить новые тяжёлые танки «Тигр» под Ленинградом закончились для немцев плачевно. На болотистой местности «тигры» не очень-то смогли выступить в роли чудо-оружия, а один даже достался советским войскам в качестве трофея. С «пантерами» было решено подобного фиаско не допустить. Их должны были применить внезапно и массово. Чтобы пустить в бой побольше новых танков разом, Гитлер даже несколько раз переносил дату начала летнего наступления… И это несмотря на доносящиеся с Восточного фронта вопли Манштейна: мол, про грядущее наступление знает уже каждая русская дворняга и по ту сторону фронта уже выстроили две линии Мажино с Маннергеймом в придачу.

Немецкие танки PzKpfw V «Пантера» перед отправкой на фронт

Наконец новых танков собралось две сотни — таким бронированным кулаком, по мнению фюрера, можно было снести любую оборону жалких унтерменшей как соломенный домик Ниф-Нифа. Ну, в крайнем случае — как у Нуф-Нуфа, который из веточек. В общем, стаю «кошек» загрузили в эшелоны и отправили на восток.

Король-то голый!

К 43-ему году все (а немцы — особенно!) уже знали, что танки сами по себе воюют плохо и недолго. Им нужны сапёры, чтобы убирать мины и строить мосты; артиллерия, стреляющая по вражеским пушкам; пехота, чтобы отгонять вражеских солдат, норовящих подсунуть связку гранат под гусеницы или, того хуже, кинуть бутылку с «коктейлем Молотова» на мотор… Машины снабжения ещё нужны, ну и вообще много чего. Однако «пантерный» полк сколотили второпях и ничем полезным он обрасти не успел. В нём было просто много танков.

В штабе Манштейна почесали затылки и, как водится, решили проблему за счёт подчинённых — подарили «пантеры» дивизии «Великая Германия». Мол, у вас тяжёлое, ответственное дело; вот вам ещё две сотни новейших танков. Правда, у дивизии уже был свой танковый полк, поэтому доставшемуся чемодану без ручки там вовсе не обрадовались.

Но забыли про овраги…

К месту сосредоточения «пантеры» приехали перед самым началом наступления, 4 июля. Короткая поездка по русским дорогам стоила полку двух танков сгоревшими (от пожара в моторном отсеке) и ещё чуть больше дюжины просто сломалось. «Кошек», однако, оставалось много, и они были готовы стрелять, бить, таранить, рвать когтями… если получится куда-то доехать.

Правда, с последним были проблемы. На выбранном для «пантер» участке фронта перед советскими траншеями был обнаружен овраг с родниками. Пока Гитлер откладывал начало наступления, сапёры 6-й гвардейской армии прокопали от него дополнительный противотанковый ров и расставили вокруг кучу противотанковых мин.

Советские сапёры устанавливают трофейные противотанковые противогусеничные мины ТМ-42

Первыми ко рву приехали танки собственного полка «Великой Германии». Однако, попытка построить переправу закончилась тем, что в болоте на дне рва утонул «Тигр» — вместе с единственным в дивизии мостом, способным выдержать новые танки. Приехавшие «пантеры» попытались форсировать овраг в других местах, но быстро выяснили, что подобные попытки кончаются либо застреванием в грязи, либо подрывом на мине. Тем временем по скопившейся около рва танковой орде начала стрелять советская тяжёлая артиллерия и пару раз разгрузились штурмовики.

Только после полудня присланные из корпуса дополнительные сапёрные части навели новую переправу, через которую удалось перетащить три десятка «пантер». Затем мост снова утонул в грязи.

Кошки, которые гуляли сами по себе.

К вечеру 5 июля оставшимся «пантерам» удалось, наконец, перебраться через ров по переправам соседней дивизии. Правда, к этому моменту в полку имелось меньше половины от изначальных двух сотен. Но уж теперь-то, когда злосчастный ров остался позади, «пантеры» должны были показать, чего стоят их толстая броня и мощная длинноствольная пушка.
Увы — утром следующего дня выяснилось, что коварные русские расставили мины не только на переднем крае, но и в глубине обороны. Единственную более-менее расчищенную от мин дорогу занял «родной» полк «Великой Германии». Обиженно фыркнув, «пантеры» решили, что дальше будут воевать сами по себе, и уехали. Последнее сообщение от них было утром, а потом связь пропала, и что теперь делает главная ударная сила корпуса, никто из немецких командиров до вечера узнать не смог.

Танк PzKpfw V «Пантера», подбитый артиллерийским огнем на Курской дуге

Между тем гуляли «пантеры» плохо и недолго. Через два километра они выехали на очередное минное поле. Пока немецкие танкисты пытались понять, куда они, собственно, попали и как отсюда выбираться, сверху начали падать уже знакомые им тяжёлые снаряды. А по тонким бортам открыли огонь пушки случайно притаившейся в кустах неподалёку истребительно-противотанковой бригады.

Вечером второго дня наступления, пересчитав по головам оставшихся «кошек», немцы с удивлением обнаружили, что на ходу осталось всего четыре десятка новых танков. А ещё через день их стало только десять.

Назвать это впечатляющим успехом было довольно сложно. Поэтому когда немецкие командиры сели писать мемуары о том, как они почти выиграли войну, вопрос о «пантерах» в начале операции «Цитадель» обычно деликатно замалчивался. Ну или — как обычно — во всём был виноват Гитлер.

Подписки в соцсетях