Средневековье

Мюнстерское восстание, или как создать анархию религиозного толка

Секты бывают разные: тихие, тоталитарные, гламурные. Но что вы скажете о христианской секте, которая сумела захватить власть в не самом маленьком немецком городе? А ещё устроила там настоящую анархию с верой в бога и локальным коммунизмом. Думаете, такого не бывает? В XVI веке было…
Александр Потёмкин
  • 7.2K
  • 12
  • 1
  • 130

В начале XVI века по территории будущей Германии прокатилась волна крестьянских восстаний. В исторической литературе эта череда мятежей известна как «Великая крестьянская война 1524-25 годов».

Сами по себе пейзане хотели (как, впрочем, и всегда) спокойной жизни и чтобы их не обирали феодалы и священники. Этим, естественно, пользовались проповедники различных сект и ответвлений разных реформистских церквой, расплодившихся тогда во множестве, которые направляли энергию грабежей и погромов в нужное русло.

К одной из таких сект принадлежали анабаптисты (или «перекрещенцы»). Они утверждали, что только крещёный в сознательном возрасте человек христианин является истинным носителем веры.

Принявшие крещение становились свободными от всех предыдущих обязанностей, грехов и долгов. Могли не подчиняться земным судам и правителям. Словом, жили так, как будто бы царство небесное уже наступило на земле.

А раз все люди чисты и свободны, то… да здравствует всеобщее равенство! И общее имущество…

Такие мысли благодатно ложились в головы не особенно обеспеченных слоёв населения, которые с энтузиазмом начинали грабить богатых соседей. Да и вообще всех, кто подвернётся под руку во время проповеди.

Масла в огонь подливали слухи о конце света (очередном) и показной аскетизм сектантов, которые в одном рубище ходили по городам и проповедовали всё вышесказанное.

Идеология анабаптистов была дикой смесью религии и социального протеста. «Новая вера» легла на благодатную почву, и народ увлечённо принял её.

Но, как говорится, «итог немного предсказуем». Крестьян разогнали, главного проповедника анабаптизма — Томаса Мюнцера — казнили. И жизнь вернулась на круги своя. Но не совсем.

Мюнстер — милый город

Беженцы-перекрещенцы рванули на побережье Северного моря: в Голландию, Данию и Швецию. Но большая их часть оказалась в немецком Мюнстере. Где и без них хватало проблем: католики с лютеранами устраивали религиозные стычки, пытаясь завладеть умами (и кошельками, чего уж тут) горожан.

Сектанты верно оценили обстановку и предложили помощь противникам престола Святого Петра, лютеранам. В скором времени анабаптисты одержали убедительную победу и полностью передали город последователям Мартина Лютера.

Мартин Лютер

Аппетит приходит во время еды. Перекрещенцы тоже захотели власти. Начались столкновения между бывшими союзниками: с разбоями, казнями и баррикадами в центре города.

Исход противостояния могла решить артиллерия: у лютеран имелись пушки, а у апостолов «новой веры» нет.

Но бургомистр Тильбек пожалел анабаптистов и разрешил «свободное вероисповедание». Это было фиаско, бургомистр!

Наводнившие Мюнстер сектанты не желали делить паству. В начале 1534 года они захватили власть на выборах и поставили во главе города своего адепта — фабриканта Бернта Книппердоллинга.

«А погромы будут?» — «Будут!»

Грабить и жечь начали почти сразу. Прикрываясь религиозной идеей. «Кто пожелает покреститься второй раз, милости просим в нашу секту. А ежели нет — ворота открыты. Но вещи останутся здесь».

К несогласным с новыми порядками приходили с вескими аргументами. В виде серпов, молотков, кос и прочего сельхозинвентаря. А также изрядного количества людей — тех же анабаптистов и маргинального сброда, — желающих обрести «новых братьев по вере» или хотя бы пограбить.

Те, кто после подобных визитов не принял второе крещение (что по католическим догмам автоматически означало отречение от веры), покинули город, оставив имущество.

Церкви и символы старой власти сектанты разрушили, а что нашлось ценного — растащили по домам.

Тут лидеры перекрещенцев обеспокоились: «Минуточку, а кушать-то чего?». И следующим указом объявили коммунизм, что всё имущество теперь общее. ВООБЩЕ ВСЁ. Недовольных опять били, а присматривать за награбленным поставили семерых — приближённых к руководству секты.

Гуляй, рванина!

Прослышав о «рае на земле», в Мюнстер отовсюду стали стекаться последователи рассеянной ранее «религии». Количество сторонников «новой веры» в отдельно взятом городе неприлично раздулось…

А что же центральная власть? Епископ Франц фон Вальдек, в чьём ведении находился Мюнстер, был слегка в шоке. Однако смог собрать некое подобие боевых отрядов и осадить наконец восставший город. Ландскнехтам (наёмникам) пообещали золото. А уж кого убивать, им было не особо важно.

Анабаптисты появившимся под стенами войскам не особо обрадовались. Но в целом и не испугались.

Осада — это дело такое. Привычное по средневековым меркам.

Стены крепкие, запас еды есть, люди для обороны имеются. Нормально всё.

Правда, вскоре одному из лидеров восстания — Яну Маттису — после продолжительного разговора с бутылкой вина «было видение». Будто бы он, как разогнавший филистимлян Самсон, в одиночку справился с осадившими Мюнстер отрядами.

Получилось немного не так. Его и ещё двенадцать сторонников скучно зарубили ландскнехты. Голову Маттиса посадили на пику, а интимные части тела прибили к воротам.

Каждому по жене. И не по одной!

Новым лидером стал Иоанн Лейденский (он же авантюрист Иоанн Бокельсон). Который объявил: «Враг будет разбит, держаться до последнего, бог с нами, объявляю многожёнство»!

Последнее немало удивило обывателей. «А может мы над тактикой, стратегией задумаемся? Припасы, опять же, кончаются…».

Но Иоанн был неумолим. И каждый мужчина был обязан отныне жить не с одной, а с несколькими женщинами. Что характерно, жён на всех не хватило. Снова начались погромы, убийства и казни.

Иоанн Лейденский, гравюра Генриха Альдегревера

К слову, сам лидер перекрещенцев имел шестнадцать жён. Семнадцатая ему отказала, и он отрубил ей голову на рыночной площади.

Приведение приговоров в исполнение вообще являлось отдельным хобби высшего руководства восставших. Отчего количество личного состава обоего полу неумолимо сокращалось. А вот к фон Вальдеку подходили подкрепления.

Отбивать штурмы становилось всё сложнее и сложнее. Потери росли, а еда кончалась. В Мюнстере начался голод.

Хитрый план «а давайте прорвём вражеский строй на лошадях» разбился о суровую реальность: коней к тому моменту уже доели…

Итог немного предсказуем

Мюнстерское восстание (как и любое в Средние века) закончилось банально. Спустя полтора года после захвата власти анабаптистами город взяли войска епископа. Мюнстер слегка пограбили, перебили сектантов, а трёх их лидеров — Иоанна Лейденского, мэра Книппердоллинга и ещё одного (имя его в истории не сохранилось) — казнили на главной площади города.

Казнь Иоанна Лейденского

В общем, если уж вы собираетесь поднимать восстание «во имя всего самого хорошего на Земле», то лучше сначала задуматься о тактике и стратегии, а уже потом объявлять власть анархии. Так есть шансы прожить куда более долгую жизнь. Этому учит история.

Подписки в соцсетях