Великая Отечественная

Мнимые неудачники Курска: так ли плох «Фердинанд»?

Немецкие самоходки «Фердинанд» уже давно назначены главными неудачниками Курской битвы. Им достались и пренебрежительные реплики отца танковых войск Германии Гудериана, и внимание советских фотокоров, со всех сторон запечатлевших для потомков брошенные у станции Поныри самоходки. Однако мало кто помнит и знает, что было потом, после Понырей.
Алексей Исаев
  • 44K
  • 43
  • 57
  • 614

Чаще всего повествование о «фердинандах» завершается на их приключениях во время наступления на северный фас Курской дуги. По экрану бегут титры на фоне заката. Но в этот момент человеку, который в теме, хочется поднять руку и сказать: «Минуточку!». Убились на минных полях под Понырями далеко не все 68-тонные самоходки. В безвозврат под объективы корреспондентов «Красной звезды» ушли только 19 машин. Что оставшиеся 70 с гаком самоходок делали после 12 июля 1943 года?

Игра от обороны

Как известно, 12 июля на занятую немцами Орловскую дугу обрушилось общее контрнаступление Красной армии. Германские войска отреагировали на него лихорадочным формированием и отправкой к атакованным участкам разношёрстных боевых групп. «Фердинанды» уехали на макушку Орловской дуги, в корпус австрийца Лотара Рендулича. К 15 июля он получил 18 исправных «фердинандов».

Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

«Фердинанд», он же «Элефант», он же 8,8 cm StuK 43 Sfl L/71 Panzerjäger Tiger (P), он же Sturmkanone mit 8,8 cm StuK 43 и Sd.Kfz.184 — самая, наверное, знаменитая немецкая самоходка времён войны. Появилась она во многом случайно — машины этого типа построили на базе тяжёлых танков «Тигр» конструкции Фердинанда Порше — Tiger (P). В конкурсе на перспективный тяжёлый танк машина Порше проиграла конструкции Хеншеля — Tiger (H), который и стал всем известным Panzerkampfwagen VI Tiger.

В серию пошел «Тигр» Хеншеля, но ещё до окончательного принятия решения в Германии успели построить несколько десятков шасси для танка Порше, которые в итоге были использованы для изготовления самоходных орудий. К основным достоинствам «Фердинанда» относилось очень мощное бронирование — 200 мм лоб, до 80 мм борт, и вооружение — 71-калиберная 88-мм пушка превосходила по возможностям «тигриную» 56-калиберную 88-мм, обеспечивая поражение практически любых танков того времени.

Всего немцы построили 91 «Фердинанд», и эти орудия участвовали в боях на различных фронтах с лета 43-го до самого конца войны, неизменно оправдывая свою мрачную славу, а их название стало в Красной армии синонимом для немецких самоходок вообще.

Прибыли "Фердинанды" как раз вовремя: немецкая оборона уже трещала по швам под ударами армий А. В. Горбатова и В. Я. Колпакчи. При хорошем раскладе у Брянского фронта были отличные шансы расколоть Орловский выступ надвое. Пехота прорывает напичканные минами позиции, и в бой вводится 1-й гвардейский танковый корпус. «Гвардию» он получил за операцию «Уран» под Сталинградом. Однако с самого начала все пошло не так, как в донских степях в ноябре 1942-го. Сначала на корпус посыпались удары немецкой авиации, здорово потрепавшие автопарк и небронированную технику.

САУ «Фердинанд»

Самолёты, понятное дело, танковый кулак остановить не могли. Бригады привели себя в порядок и устремились вперёд. Они вышли к деревеньке Подмаслово, где уткнулись в только что занявшие позиции «фердинанды». Итогом дня стали 58 подбитых советских танков, из которых 22 числились за одним (!) «Фердинандом».

Да, это только заявка. Фактом является то, что советский танковый корпус «в результате боя отошёл». Плановый прорыв в глубину не состоялся.

Причём это не чьи-то послевоенные байки за кружкой сока в Баварии, а вполне официальное донесение XXXV корпуса по горячим следам событий, вечером того же дня. Такое в докладах на уровне армии пишут редко, но, видимо, сами впечатлились. Под удар попали не только Т-34 корпуса Панова, но и машины отдельных танковых полков 63-й армии, в том числе тяжёлые КВ.

Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

Для советских тяжёлых танков лето 1943 года вообще стало трагедией. Концепция машины — более бронированной, чем средний Т-34, но с тем же вооружением — не выдержала столкновения с новым поколением немецких танков и противотанковых самоходок, длинноствольные орудия которых пробивали броню и Т-34, и КВ на дистанциях, не позволявших вести эффективный ответный огонь из 76-мм пушек. Ответ в виде «зверобоев», «ИСов», СУ-85 и Т-34-85, впрочем, был уже не за горами.

По ту сторону Понырей

Наверное, не всем так не везло? Под Понырями, прямо на виду у брошенных «фердинандов», готовилось новое советское наступление. Вообще говоря, правильным, как в учебнике, вариантом для Центрального фронта К. К. Рокоссовского стала бы перегруппировка сил. Чтобы ударить в стороне от района, где только что наступал враг. Но это требовало времени, и решили бить здесь и сейчас. Тем более немцы поспешно растаскивали свой танковый таран для отражения советского наступления севернее.

План товарища Рокоссовского был простым и понятным: не дать немцам отступить и занять насиженные позиции, с которых стартовала «Цитадель».

Решили мощным танковым ударом не дать противнику организованно отойти и закрепиться на старом оборонительном рубеже.

САУ «Фердинанд», подбитые в районе станции Поныри

Но не все «фердинанды» отправились на макушку орловской дуги. Часть осталась зализывать раны у Малоархангельска. Когда загремела артподготовка, экипажи самоходок просто полезли в свои бронированные сундуки и завели двигатели. Далеко ехать не надо было. Навстречу советским «тридцатьчетвёркам» зашелестели 88-мм снаряды.

Стоявшие в засадах «фердинанды» оказались практически неубиваемы на больших дистанциях боя. В отличие от противотанковой пушки, близкие разрывы даже крупных снарядов «Фердинанду» — как слону дробина. Подобраться к ним для выстрела в упор было малореально.

Атаки советских 3-го и 9-го танковых корпусов 15 июля успеха не имели. Под раздачу попали также полки поддержки пехоты.

Так, 237-й танковый полк начал 15 июля под Понырями с семнадцатью Т-34 и тремя Т-70. Вечером в строю осталось три Т-34 и два Т‑70.

В советских отчётных документах пишут о противодействии «фердинандов» — и в данном случае это не пустой оборот речи.

Роты 654-го батальона находились в районе станции Малоархангельск и претендовали на тринадцать уничтоженных советских танков. 17 июля наступление 2-й танковой армии и свежего 9-го танкового корпуса было возобновлено, но успеха не имело.

«Фердинанды» выступили в роли подвижного резерва обороны у станции Малоархангельск и заявили об уничтожении 22 советских танков. Три дня боёв стоили 2-й танковой армии 87 подбитых и сгоревших танков, 9-му танковому корпусу — 69 танков и САУ. Путь к старой линии обороны немцев стал долгим и трудным.

Брянский фронт. Вторая попытка

Тем временем к полю сражения на макушке Орловского выступа прибыла 3-я гвардейская танковая армия П. С. Рыбалко. Её тоже решили использовать, чтобы расколоть выступ надвое. Начальник Автобронетанкового управления Красной армии Я. Н. Федоренко, словно чуя неладное, предлагал использовать 3-ю гвардейскую танковую армию на северном фасе орловской дуги. «Фердинандов» там, кстати, не было. Но тов. Федоренко не послушали.

В итоге утром 19 июля танки Рыбалко продефилировали мимо поля неудачи своих предшественников у Подмаслово и влетели прямо в «фердинанды» у другой деревеньки поблизости, Казинки. На 18 июля в строю в 7-м гвардейском танковом корпусе имелось исправными 129 Т-34 и 68 Т-70. К вечеру 19 июля от них осталось на ходу 32 Т-34 и 42 Т-70. Бой на большой дистанции имел свои особенности. В мощную оптику наводчики «фердинандов» видели, как выскакивают танкисты из подбитых советских танков, но уже не успевали послать в них фугасный снаряд. Пулемётов же у них не было.

Тяжёлые самоходки даже отмечали на рабочих картах корпуса Рендулича. «4 F» это четыре «Фердинанда» в подчинении 36-й МД

Потом на Брянском фронте пытались менять направления ударов, но немцы синхронно перебрасывали вдоль фронта «фердинанды».

Так, в конце июля 1943 года 3-я гв. ТА пыталась пробить оборону так называемой «Группы Траута» (командира 78-й штурмовой дивизии). Уже после первых атак она получила «фердинанды» с соседнего участка. Прорыва фронта так и не состоялось. Операция в целом развивалась как «выталкивание» немцев с Орловской дуги, а не как окружение и разгром.

Лето 1943 года действительно стало звёздным часом «фердинандов». Но не только в качестве фотомодели для советских корреспондентов под Понырями. Странные самоходки стали одной из опор германской обороны в орловском выступе и крайне опасным противником для советских танков в операции «Кутузов». До 42 единиц число безвозвратно потерянных «фердинандов» выросло только к августу 1943 года. Что самое обидное — рискованные решения «наверху» выводили советские танки прямо на «фердинанды». Врага нельзя недооценивать. Наш противник в той войне был хитрым и опасным.