Герои и антигерои

Клепальщиц много не бывает: кем была та самая Рози?

В годы Второй мировой тысячи американок вышли на работу: сели за руль, встали к станкам, взялись за молоты. Правительство активно агитировало женщин внести свой вклад в победу, и на память об этой кампании остался мощный символ — Рози Клепальщица. Кто же эта женщина, утверждающая, что «мы можем»?
Елизавета Пономарёва
  • 12K
  • 15
  • 4
  • 201

Песня о Рози

Первое упоминание о Рози Клепальщице прозвучало в песне. В 1942 году Редд Эванс и Джон Лоб записали композицию Rosie the Riveter («Рози Клепальщица»), которую затем исполняли многие знаменитые музыканты. Героиня песни, в отличие от неких бесстыжих граждан, поедавших икру в ресторанах, трудилась в поте лица и «зорко высматривала саботаж, сидя высоко на фюзеляже».

Упоминался в песне и морской пехотинец Чарли, который, конечно, помнил «девушку родную».

Песня стала национальным хитом. Вот, например, одна из самых популярных версий в исполнении The Four Vagabonds (1943 год).

О ком писали Эванс и Лоб? Кандидаток было несколько.

Первая в списке — Розалинда П. Уолтер. Дочь президента фармацевтической компании E. R. Squibb and Sons в начале сороковых работала в ночную смену на строительстве истребителей F4U «Корсар». О ней написали в газетах и — говорят — именно статья о Розалинде вдохновила музыкантов.

После войны девушка вышла замуж за директора компании International Flavors and Fragrances и занималась в основном благотворительностью. Но всегда с любовью вспоминала свой недолгий стаж клепальщицы.

Следующая претендентка — Розина Бонавита Хики. Её жених служил на Тихом океане, а она работала клепальщицей на бывшем автомобильном заводе General Motors в Тарритауне (штат Нью-Йорк).

Розина (справа) с напарницей

В июне 1943 года Розина с коллегой Дженни поставили рекорд на сборке бомбардировщика «Эвенджер» (на одном из таких летал, в частности, будущий президент США Джордж Буш-старший, едва не попавший в плен к людоедам).

За одну ночную смену женщины успели просверлить более 900 отверстий для сварки и установить 3345 клёпок. Причём ни одну не пришлось переделывать.

Журналистам Розина сказала, что на ударный труд её вдохновило письмо жениха. Он писал: «парням нужны самолёты, больше самолётов».

Президент Рузвельт отправил ей письмо с благодарностью. А так как песня о Рози была в это время очень популярна, многие решили: именно Розина и была музой исполнителей.

Розина со своим женихом Джимом Хики

Возлюбленный девушки Джимми благополучно вернулся с войны, и они поженились. Розина прожила долгую и счастливую жизнь. Умерла она в 1996 году в окружении любящих детей и внуков.

Третья потенциальная муза — Роуз Уилл Монро, родом из Кентукки. Она работала клепальщицей на авиазаводе Ford Willow Run в Ипсиланти (штат Мичиган), где собирали бомбардировщики B-24 «Либерейтор».

С ней произошла примерно та же история, что и с Розиной Бонавитой. Уже после выхода песни с ней познакомился голливудский актёр Уолтер Пиджон, который занимался пропагандой государственных военных облигаций. Он искал подходящую девушку для съёмок документального фильма. Короткометражку во время войны показывали в кинотеатрах между сеансами. Так что и к Роуз пристало прозвище «Рози Клепальщица».

Роуз Монро

Кстати, Роуз мечтала стать лётчицей. В 50 лет она наконец осуществила свою мечту и получила лицензию. Умерла она в 1997 году в Кларксвилле (Индиана), в возрасте 77 лет.

Библейская клепальщица

Вслед за песней появилась выдающаяся картина. Именно картина, а не известный всем плакат. Это было творение художника Нормана Роквелла, созданное весной 1943 года.

На нём внушительная женщина ест свой сэндвич, положив на колено клепальный молоток. Ногой она попирает — ни больше ни меньше — книгу Гитлера «Моя борьба». А на коробке для завтраков написано «Рози».

И все, конечно, сразу понимали, кто она такая.

Одной из моделей для этой Рози послужил… пророк Исайя авторства Микеланджело (из Сикстинской капеллы). Отсюда и соответствующие габариты.

Ну а женщиной-моделью Роквелла стала Мэри Киф. Правда, 19-летняя Киф держала клепальный молот в руках впервые в жизни. Мэри работала телефонисткой в Вермонте. А ещё она была девушкой хрупкого телосложения, так что художнику пришлось извиняться перед ней за такую творческую вольность.

Киф, Роквелл и знаменитый плакат

Картина появилась на обложке журнала Post и стала настолько популярной, что на время войны журнал передал изображение министерству финансов США — для агитации. А вот после войны эту прекрасную Рози видели всё реже и реже. Потому что наследники Роквелла крепко держались за авторские права.

Наконец, в 2001 году картину продали на аукционе «Сотбис» почти за пять миллионов долларов, а в 2009-м коллекционер подарил её музею в Бентонвилле (штат Арканзас). Теперь увидеть полотно может любой желающий. Вот только в соревновании символов уже выиграл вариант We Can Do It.

Рози может!

В 1942 году художника Говарда Миллера наняла электротехническая компания «Вестингауз» для создания пропагандистских плакатов. Среди прочего он нарисовал и знаменитый постер с надписью We Can Do It! — и не дал его героине никакого имени. В качестве образца Миллер использовал фотографию молодой фабричной рабочей, сделанную United Press International.

Кстати, плакат We Can Do It! не призывал девушек идти на завод. Его целью было поддерживать боевой дух тех, кто уже работает. Рисунок радовал работниц завода в течение февраля 1943 года, а потом бесследно пропал почти на сорок лет!

Только в начале 80-х постер Миллера всплыл в архивах и привлёк внимание феминистского движения.

По ассоциации с картиной Роквелла и песней о клепальщице, героиню тоже назвали Клепальщицей.

Дальнейшая история Рози известна: тысячи открыток, кружек, значков и вариаций для всех желающих. Но всё-таки… кто была эта девушка, появившаяся на плакате? Тут снова не обошлось без путаницы.

До 2010-х годов самой главной Рози в истории считалась Джеральдина Хофф (позже Дойл) из Мичигана. В 1942 году, сразу после школы, она начала работать на заводе American Broach & Machine в городе Эн-Арбор. Девушка была виолончелисткой и закономерно опасалась повредить пальцы. Так что спустя пару недель она уволилась. Но за это короткое время фотограф из United Press International успел сделать её фотографию. По крайней мере, когда в 1984 году она увидела модный постер, то рассказала журналистам, что кое-что припоминает… Других версий всё равно не было.

Джеральдина Дойл

Хофф вскоре после увольнения познакомилась с дантистом Лео Дойлом и вышла замуж. Они завели шестерых детей и умерли в один год — в 2010-м.

А в 2011 году бабушка по имени Наоми Паркер Фрэйли встречалась с бывшими коллегами — тоже ветеранами — на празднике в историческом парке. Она увидела ту самую фотографию и с удивлением обнаружила, что изображение подписано именем какой-то Джеральдины. Вообще-то у Наоми лежала дома вырезка из газеты Pittsburgh Press 1943 года, где фото подписали её именем. Но сначала простой женщине никто не поверил — пока историей не заинтересовался профессор университета Сетон Холл Джеймс Кимбл. Который как раз исследовал историю Рози. Он проверил архивы и докопался до источника. Оказалось, фотограф действительно снимал именно Наоми, работавшую на долбёжном станке Pratt & Whitney. Это была именно её приметная косынка в горошек.

После войны Наоми стала официанткой. Она трижды выходила замуж и воспитала семерых детей, а в старости переехала в дом престарелых. В 2018 году, в возрасте 96 лет, она умерла — зная, что справедливость восстановлена.