Автомобиль апокалипсиса: родезийский сон разума

Нет в мире военной техники более надёжного, неубиваемого, неприхотливого и проходимого грузовика, чем «Унимог». Этот старичок послужит вам даже после Третьей мировой войны! Одними из первых его удобство оценили военные в Родезии и тут же начали творить с ним нечто невообразимое.

/
15K
14
9
176

Нет в мире военной техники более надёжного, неубиваемого, неприхотливого и проходимого грузовика, чем «Унимог». Этот старичок послужит вам даже после Третьей мировой войны! Одними из первых его удобство оценили военные в Родезии и тут же начали творить с ним нечто невообразимое.

Ударил — убежал

В Родезии 70-х годов прошлого века было жарко во всех смыслах. Посудите сами: температуры высокие, политическая обстановка ни к чёрту, ещё и боевики ZANLA и ZIPRA (боевые «крылья» партий ZANU и ZAPU, боровшихся против режима белого меньшинства) террор устраивают.

Силы безопасности Родезии сражались с последними весьма эффективно, попутно изобретая различные полезные в хозяйстве вещи: те же MRAP’ы, например. Минозащищённые машины — это, конечно, хорошо, но вот огневая мощь у них слабая. А чтобы использовать тактику «ударил-убежал» по территории сопредельных государств (Замбия и Мозамбик), где как раз и находились лагеря боевиков, требовалось какое-то более проходимое и хорошо вооружённое транспортное средство.

Опять же, санкции: никто ничего не продаёт… Хотя есть, например, грузовики «Унимог» в некотором количестве.

Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

Unimog (Universalmotorgerät) — грузовик высокой проходимости, выпускающийся в Германии с 1949 года по сей день. С 1951 года выпускается компанией «Мерседес-Бенц».

Больше пушек! Больше!

Сказано — сделано. Берём грузовик «Унимог» и ставим на него пулемёт FN-MAG калибра 7,62 мм. Можно спаренный.

Пулемёт FN-MAG на месте штурмана и Скауты Селуса во время налёта на базу подготовки боевиков

Не хватает огневой мощи, чтобы прочёсывать буш? Тогда «классика»: пулемёт Браунинга калибром 7,62 или 12,7 мм. Тоже, как вариант, спаренный. В отдельных случаях можно забронировать место стрелка. Ну так, на всякий случай.

Пулемёт «Браунинг» калибра .50 в кузове грузовика
Спаренный пулемёт Браунинга, оборудованный защищённой турелью в кузове

«У нас тут лишние „базуки“ завалялись, из которых можно соорудить эрзац-РСЗО, надо?» — «Крепи! Пригодится!»

«Унимог», оборудованный РСЗО

А вообще, чего мелочиться? Давайте всё и сразу! И побольше! И ещё Скаутов Селуса (родезийский спецназ. — Прим. ред.) на борт возьмём! Всё, теперь можно ехать в трансграничные рейды и нести «добро» в массы.

Скауты Селуса возвращаются из рейда в Мозамбик
Скауты Селуса после возвращения из рейда

Они готовят пушку! Зачем? Они будут стрелять!

Собственно, противника не стоило недооценивать, а потому в некоторых случаях требовалось вооружение посерьёзней.

14,5-мм крупнокалиберная пулемётная зенитная установка ЗПУ-1, смонтированная в кузове
Скаут Селуса на месте стрелка 14,5-мм пулемёта КПВ (установка ЗПУ-1)

И если установить зенитку ЗУ-23 в кузов можно было без особой переделки, то вот с безоткатной 106-мм пушкой М40 американского производства возникли проблемы.

106-мм пушка, смонтированная на грузовике
Mine-protected recoil rifle (минозащищённая безоткатная пушка)

Идея оказалась хорошая, красивая и даже рабочая. Только стрелять приходилось на 360 градусов с поворотной платформы, а тут мелочь какая-то: кабина мешает. И водитель опять-таки почему-то ругается, когда над ухом снаряды свистят.

Странный какой‑то.

Родезийцы перед отправкой на операцию
Финальный вариант мобильной артиллерии

Пришлось кабину срезать. И борта. И броню. В итоге получилась неприхотливая «бешеная тачанка», искренне любимая всеми родезийцами за простоту, надёжность, огневую мощь и возможность быстро свалить сменить позицию.

«Обсыпь-ка его мелом»

Миномёт — штука удобная и полезная в африканских условиях: можно кидать мины с закрытых позиций, заставляя противника отступать из-под прикрытия кустарника и деревьев. Однако ближе к концу войны боевики получили британские полевые артиллерийские радары Archer, которые позволяли засекать место, откуда вёлся обстрел и, соответственно, присылать «подарки» уже на голову родезийцам.

81-мм миномёт Гочкиса-Брандта, использовавшийся в Родезии

Пришлось инженерам выкручиваться с мобильностью армейских миномётов. Сначала поставили их на одноосный прицеп и попробовали стрелять оттуда. Получилось как-то не очень: одной оси явно не хватало для устойчивости.

Минуточку! У нас же есть «Унимоги»! — Не-е-е-ет! Вы что, серьёзно решили поставить 81-мм миномёт на базу лёгкого грузовика? И повесить на него противоминную защиту, да? И боекомплект с собой возить?

Бойцы полка африканских стрелков на самоходном миномёте
Поворотная платформа для миномёта

Как бы смешно это ни звучало, но таки да. Поначалу были проблемы с отдачей: при выстреле грузовик ожидаемо подпрыгивал, сбивая прицел. Миномётчики громко ругались. Но потом инженеры впихнули под днище бетонные плиты в качестве противовеса, и дело пошло веселее.

Миномётное отделение в ожидании команды на начало обстрела

Под шумок для управления огнём артиллеристам создали даже командную машину… правда их быстро разобрали Скауты Селуса, родезийский САС и лёгкая пехота (основные ударные части) — с аргументом «нам нужнее». В итоге до конца войны непосредственно в артиллерийском корпусе дожил только один центр корректировки огня.

Центр управления огнём на базе «Унимога»

«Свиньи» и «Горячие губки»

Машины поддержки — это хорошо, но хотелось бы и БТР получить. Хотя бы эрзац, если уж из-за санкций ничего нельзя привезти. С этими идеями бойцы Скаутов Селуса пошли к инженерам. Те посмотрели «честно украд… найденные» чертежи на броневик UR 416 Pig на основе всё того же «Унимога» и выдали на-гора пару машин с противоминной защитой.

Родезийская «Свинья» (хорошо видно, как бронекорпус «надевается» на шасси)
Скаут Селуса ведёт бой рядом с подбитым БТР Pig

В родезийской армии (как и в любой) спор «кто круче» вели между собой в основном Скауты Селуса, лёгкая пехота и САС. Именно последние подсмотрели «новинки автопрома» у соседей (ЮАР) и пошли к инженерам со словами: «хотим такое же, только круче»! Механики вздохнули и родили проект БТР Hot lips («горячие губки»), получивший своё название из-за характерного вытянутого носа, защищавшего двигатель. А ещё с его помощью было удобно прокладывать путь через кустарник…

Бойцы родезийской САС на БТР «Hot Lips», оборудованном пулемётом ДШК
Второй экземпляр «Горячих губок»

Сорокалетний «Призрак»

Но вскоре стало ясно, что единичным производством ситуацию не спасти. Значит, на базе «Унимога» надо было создать что-то своё (да и 65 машин в боксах простаивали).

Разместили тендер на минозащищённый БТР, способный выдержать взрыв под колесом или днищем, максимально защищённый от обстрела из АКМ и способный перевозить десять десантников.

Концепт-арт желаемого минозащищённого БТР

Две компании, принявшие участие в тендере (Zambezi Coachworks и Tinto Industries), с задачей не справились: прототип первой был тяжёлым, хоть и максимально защищённым, а машина второй фирмы имела длинную колёсную базу, в результате чего снизилась проходимость.

Bullet на испытаниях в родезийском бронеавтомобильном корпусе

Интересный момент: в попытке повлиять на решение заказчика менеджеры Zambezi Coachworks назвали свой прототип Bullet («пуля») — точно такое же прозвище в студенческие годы было у главного «приёмщика» от армии Яна Стэнсфилда. А ещё менеджеры устроили фотосессию, которая попала в журнал «Солдат удачи» с подписью: «Прототип боевой машины на службе родезийской армии». Хотя решение ещё даже не приняли.

Неудача первых компаний была, конечно, понятна, но машина требовалась Родезии как воздух. Поэтому военные обратились к армейским инженерам, которые до этого спроектировали передвижной миномёт и прочие «сны разума» на базе «Унимога».

Итоговый БТР на испытаниях и с прототипом башни
Итоговый БТР с прототипом башни

В итоге родился Spook («Призрак») — многоцелевой БТР повышенной проходимости. Их наклепали аж целых 60 штук, но применить не успели: война закончилась. Тем не менее новое правительство с радостью приняло машины на вооружение. С 1980 года детища родезийских инженеров охраняли нефтепровод в Бейре, принимали участие в геноциде племени матабелов и даже в гуманитарных миссиях ООН в Сомали во время охоты на Мохаммеда Фарах Айдида (то самое «падение черного ястреба»).

БТР Spook выдвигается на «подавление мятежа» племени матабелов