Исторический наброс

Русский кошмар испанского флота

Как испанцы кораблей в России закупили
Сделано в России. В 1818 году пять русских линейных кораблей пришвартовались в гавани Кадиса. Когда на их борт ступили испанские моряки — вопль ужаса разнёсся от Ливерпуля до Буэнос-Айреса. Но было поздно.
Алексей Костенков
  • 19K
  • 16
  • 4
  • 282

После наполеоновских войн дела Испании шли совсем не туда, куда хотелось бы.

Экономика страны подорвана долгой и жестокой партизанской войной с французами. Колонии в Латинской Америке под шумок принялись бороться за независимость, чтобы получить гражданские права и оставить себе все налоги.

Португальцы нахально отжали будущий Уругвай.

И хуже всего — на испанском троне утвердился феерически бездарный Фердинанд VII. Который считал: чем глубже он загонит страну в дремучее Средневековье, тем проще ей будет управлять.

Никто не ждал испанскую инквизицию — а её восстановили. В 1814 году.

Недовольных и болтающих про права и свободы, по мнению короля Фердинанда, надо было просто повесить. Не говоря уже о мятежниках в колониях.

Полцарства за корабль!

Вот только для подавления повстанцев в Америке нужен флот. А испанская Армада потеряла свои лучшие корабли при Трафальгаре. Включая колоссальный «Сантисима Тринидад» со 140 орудиями на четырёх палубах.

Купить у англичан? У англичан лучшие в мире корабли. А ещё прямой интерес к независимости колоний Латинской Америки. Стоит им отделиться — и туда немедленно зайдёт британский бизнес.

Не вариант.

У других держав и с кораблями туго, и с желанием поддержать испанскую корону.

Но есть русские с их многочисленным флотом! Которые в это время старательно работали на испанском направлении. Русский посол Даниил Павлович Татищев считал, что с помощью возрождённой Испании Россия сможет «зайти» в Латинскую Америку и потеснить позиции англичан в Европе.

Он вошёл в такое доверие к Фердинанду VII, что порой выполнял функции секретаря. Злые языки добавляли: Татищев «по русской привычке» подговаривает короля всемерно повышать жестокость режима.

А то и вовсе использует его величество самым личным и неприличным образом.

Как бы то ни было, у правителя и посла созрел план. Испанцы покупают у русских пять линейных кораблей и несколько фрегатов. Всё это оформляется на самом высшем уровне без лишнего шума как сугубо коммерческая сделка. И чем меньше ушей про это услышит, тем лучше.

Испанским адмиралам про это тоже не сказали.

«Но есть нюансы!»

Русский флот после наполеоновских войн по числу вымпелов был одним из самых больших в мире. Его моряки были отважны, они успешно били турок и шведов. А морские пехотинцы штурмовали средиземноморские бастионы.

Вот только в Испании не знали некоторых особенностей русского кораблестроения наполеоновской эпохи. Скорее всего, понятия о них не имел и посол Татищев.

Ещё в петровские времена у России возникла потребность срочно построить множество кораблей. За основу брали лучшие зарубежные проекты.

Но с качеством не заморачивались. Их лепили массово на балтийских и северных верфях из свежесрубленной хвойной древесины, которая в воде начинала стремительно гнить.

А качество сборки было таким, что корабли норовили дать течь в самый неподходящий момент.

Срок службы таких единиц флота составлял всего шесть-семь лет. Против десятков в ведущих морских державах. Даже шведы, строившие корабли из той же древесины, но правильно выдержанной, пользовались ими не менее 20 лет.

Что уж говорить про англичан с их высококачественной дубовой древесиной или испанцев с кубинским красным деревом?

Затем ситуация несколько улучшилась. Строить продолжили из хвойных пород, но хотя бы для части кораблей древесину сушили. Строить научились качественнее и нормально обслуживать.

Пример — 74-пушечная «Святая Елена», которую спустили на воду в 1785 году. Она успешно воевала в разных конфликтах до самого 1807 года. После чего её не сочли за насмешку купить англичане.

А вот когда Европу охватили войны с Францией, Петербургу снова потребовалось много кораблей вотпрямосейчас. И как можно дешевле, а то ведь денег нет. Их стали клепать пачками по лучшим английским проектам… но со смертоубийственным качеством.

Обычной практикой на Балтике стало загонять весь этот плавающий паноптикум в гавани Кронштадта, а в море выходить только на самых новых кораблях. Которые ещё не успели прогнить. Моряки меняли вымпелы как перчатки.

Формально численность русского флота была грозной. Реально же бо́льшая часть кораблей бодро гнила в гаванях, а боеспособность поддерживалась постоянным притоком новых боевых единиц.

Зато верфи были заняты. И поток государевых денег был восхитительно стабильным для заинтересованных лиц.

Сэкономили, в общем.

А испанцы-то не знали!

«Самая идиотская сделка в истории Испании»

Договор подписали в 1817 году. Он был прекрасен и взаимовыгоден. Испания платит 13 600 000 рублей. За что получает пять линейных кораблей и три фрегата.

44-пушечный фрегат «Меркуриус» — один из кораблей русской эскадры, проданный Испании

Причём бо́льшую часть денег бедная как церковная мышь Испания платила из средств, которые получила от англичан. В порядке компенсации за отказ от работорговли.

Зато русские умудрились продать свои корабли по цене… новых английских. Гораздо выше их себестоимости и разумной цены с учётом качества.

В договоре было прописано всё. Даже возвращение домой русских экипажей — в деталях.

«Забыли» указать одно: обязательства продающей стороны по качеству товара и «гарантийные сроки». Так уж получилось.

И вот 8 октября русская эскадра снялась с якоря в гавани Ревеля и двинулась на запад.

В ней шли два линейных корабля типа «Три святителя» балтийской постройки — собственно «Три святителя» и «Нептунус». И три линейных корабля типа «Селафаил» — «Норд-Адлер», «Дрезден» и «Любек» архангельской постройки. Все 74-пушечные. Со стапелей они сошли в 1813 году. С ними следовали и три 44-пушечных фрегата: «Меркуриус», «Автроил» и «Патрикий».

Линейный корабль «Три святителя»

Путь был тяжёлым. Корабли по российским меркам были не очень новыми. Хотя «года три они бы ещё прослужили», по признанию членов экипажей. По пути эскадре пришлось несколько раз заходить в гавани и ремонтироваться — из-за штормов и просто качества самих кораблей.

И вот 21 февраля 1818 года русские корабли пришли на рейд главного военного порта Испании, Кадиса.

И что теперь со всем этим делать?

Король Фердинанд ликовал. С русскими линейными кораблями он покончит с мятежниками в Америке.

Зато у испанских моряков волосы встали дыбом. Они видели всякое: испанский флот считался чуть ли не самым бардачным из всех европейских. От состояния их вымпелов англичане ужасались и преисполнялись презрения. Но увиденное моряками сейчас было за пределами даже невысоких испанских стандартов.

А его величество требовал немедленно принять корабли. Неисполнение королевской воли были чревато.

Скрепя сердце и прочие органы, испанские адмиралы приняли покупку.

Состояние «Трёх святителей» и фрегата «Автроил» было выдающимся даже на общем фоне. Они едва держались на воде.

«Покупатель» выкатил претензию. «Продавец» сказали «ну ок», согласился вычесть их стоимость из суммы сделки и передать испанцам ещё три фрегата не старше 1816 года спуска на воду. За небольшую дополнительную сумму в 3,2 миллиона рублей.

Фрегат «Патрикий»

Первые 8,3 миллиона рублей (от общей суммы сделки) пришли на русские счета к изрядному удовольствию императора Александра I в том же 1818 году.

А испанские моряки в это время яростно чесали головы, издавали многоэтажные ругательства и пытались решить, что же делать с этим паноптикумом.

Прелесть была ещё и в том, что в тёплых южных водах сырая сосна принялась гнить ещё быстрее, чем в холодной Балтике. А по пути к одной из гаваней корабли умудрились подцепить какого-то червя-древоточца, добавившего ада и угара. И успевшего заразить несколько уже испанских кораблей.

Завывания несчастных испанцев и проклятия в адрес хитрых русских и собственного кретина-короля разносились на многие мили над морями и океанами.

Судьба плавающего цирка короля Фердинанда

Впрочем, фрегат «Патрикий», переименованный в «Королеву Марию Изабеллу», на фоне прочей рухляди отличался в резко лучшую сторону.

Уже в мае он повёл десяток транспортов с войсками в Чили. И успешно их туда привёл. Вот только при выгрузке транспортов его самым нахальным образом захватили чилийские повстанцы, смело и решительно набежавшие на испанскую эскадру на всяком хламе.

Сдача фрегата «Королева Мария Изабелла» чилийским повстанцам

«Королеву Марию Изабеллу» переименовали сначала в «О’Хиггинса» — в честь Бернардо О'Хиггинса, вождя чилийской революции и по совместительству английского масона. А затем в просто «Марию Изабеллу». После чего долго и успешно воевали на нём с испанцами.

Так русский фрегат умудрился стать дедушкой чилийских военно-морских сил.

Из линейных кораблей в хоть сколько-то пристойном состоянии был «Дрезден», переименованный в «Александра I». В мае 1819 года он вышел из Кадиса в составе эскадры Южных морей бригадира дона Росендо Порлиер и Астегьета. Он должен был сопровождать в Перу линейный корабль «Сан Тельмо» с грузом серебра для выплат королевским войскам.

Вот только «Александр» уже на подходе к тропику Рака начал набирать воду и трещать иссохшими мачтами. От греха подальше его отправили обратно в Кадис. Ну а продолживший путь «Сан Тельмо» трагически погиб в Антарктике.

Все прочие приобретённые испанцами русские корабли спустя считанные годы тихо сгнили в Кадисе и были разобраны. Выходить в море на них испанские моряки за единичными исключениями не рисковали.

Только мрачно ругались и удивлялись, насколько же отмороженные люди эти русские, раз не просто выходят на ЭТОМ в море, но ещё и воюют?

Подписки в соцсетях