Исторический наброс

Эпидемия для Сатаны: сифилис и войны

Эта страшная болезнь кардинально изменила ход мировой истории. Весёлая карнавальная культура в Европе исчезла, а страны погрузились в череду жестоких религиозных войн. И даже дьявол не избежал печальной участи! Что же произошло?
Михаил Поликарпов
  • 15K
  • 24
  • 7
  • 232

Чистое Средневековье

Вопреки бытующим представлениям, Средневековье не было «грязным». Европа сохраняла гигиенические традиции Римской империи. Были распространены общественные бани и купальни, где — за небольшую плату — люди могли помыться. В крупных средневековых городах (которые по населению тянут лишь на современные райцентры) количество бань исчислялось десятками.

Функционирование публичных купален регулировали законодательно. Вот фрагмент одного испанского кодекса XIII века, который регламентирует посещение бань:

«Мужчины пусть идут в баню сообща во вторник, четверг и субботу; женщины идут в понедельник и среду; евреи идут в пятницу и воскресенье; и если мужчины в женские дни войдут в баню или в какое-либо из зданий бани, пусть платят каждый десять мараведи; также платит десять мараведи тот, кто будет подглядывать в бане в женский день».

Вуайеризм поставили на службу бюджета!

«…также если какая-либо женщина в мужской день войдёт в баню, или её встретят там ночью, и оскорбит её кто-либо или возьмёт силой, то не платит он никакого штрафа и не становится врагом».

Понятно же, что за женщины приходят в мужской день!

«А человека, который в другие дни возьмёт силой женщину или обесчестит, надлежит сбросить (то есть убить)».

Нравы в средневековой Европе были достаточно вольными и порой напоминали эпоху сексуальной революции 60-х–70-х годов XX века. Церковь ничего не могла с этим поделать. Сохранились средневековые изображения городских бань, которые больше напоминают эксцентричные вечеринки или оргии.

Банная культура в Европе стала стремительно приходить в упадок в начале XVI века — церковные и светские власти стали закрывать общественные купальни.

В 1526 году Эразм Роттердамский писал: «…Всего 25 лет назад ничего не было таким популярным, как общественные бани. Сегодня их уже не отыскать — чума научила нас обходиться без них».

О какой же именно «чуме» говорил Эразм? «Чёрная смерть» прокатилась в XIV веке, и до новой её пандемии было далеко.

Тогда это заболевание чаще называли «люэс» («зараза»), а привычное нам название оно получило позже.

Смертельный подарок Нового Света

Открытие Америки принесло не только потоки золота и серебра, которые вызвали «революцию цен», но и сельхозкультуры — табак, картофель и кукурузу, — кардинально изменившие наши вкусовые и иные привычки. Европейцы, в свою очередь, столкнулись в Америке с одной неприятной и неизвестной им хворью. Путешественники и конкистадоры привезли в Европу сифилис, протекавший тогда в очень тяжёлой форме.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Недавно проведённые генетические исследования подтвердили южноамериканское происхождение бледной трепонемы — возбудителя сифилиса.

В 1495 году, через три года после первого плавания Колумба, вторгшаяся в Италию французская армия Карла VIII разбила войска итальянских государств. Но в Неаполе, наслаждаясь победой в обществе прекрасных дам, солдаты потерпели поражение в схватке с новой болезнью.

Карл VIII входит в Неаполь. Художник Элуа Фирмен-Ферон

Французский историк Ги Бретон так описал развал победоносного войска:

«Несчастные дорого заплатили за миг наслаждения. Тела их от головы до колен покрылись коростой, у некоторых провалились рты, другие ослепли. Последних, впрочем, можно считать счастливцами, поскольку они не могли видеть своё заживо гниющее тело. Спустя месяц эпидемия в рядах французской армии достигла масштабов подлинного бедствия (…), тысячи солдат очень скоро оказались отравленными. Сотни их умирали, даже не поняв, откуда пришла страшная болезнь».

Деморализованная армия спешно покинула Италию, бросая завоёванные города.

Эпидемия распространялась по Старому Свету с большой скоростью. В 1500 году она достигла Османской империи и Ирана, через несколько лет — Вьетнама. А в 1512 году добралась и до Японии.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Один из героев романа Джеймса Клавела «Сёгун», события которого происходят в Японии в 1600 году, опрометчиво отзывается о японских «дешёвых девушках» с пониженной социальной ответственностью: «Они хоть маленькие и болтливые, но зато здоровые — никакого сифилиса». У него был ненулевой шанс подхватить там болезнь, от которой, согласно той же книге, в Макао умер кормчий «Чёрного Корабля».

«Голова юноши», художник Ганс Гольбейн (Младший), 1523 год

Одним из следствий болезни стали запреты публичных бань в Европе. На повсеместное их закрытие повлияли тогдашние представления о природе заболеваний («теория миазмов»), а также то, что общественные купальни были по совместительству борделями.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Есть мнение, что запрет общественных бань вызвала нехватка топлива из-за массовой вырубки лесов. Но в той же Англии, которая уже перешла на каменный уголь, бани тоже попали под запрет в начале XVI века. А в Египте, где древесина была в дефиците, местные бани (хамамы) топили даже финиковыми косточками. Было бы желание — а топливо найдётся.

Европа из чистой средневековой на глазах превращалась в грязную Европу Нового времени, где большинство людей не мылись совсем, либо делали это крайне редко. Впрочем, полностью бани в Западной Европе не исчезли и в XVII веке.

Но это было ещё не самое главное следствие страшной эпидемии.

Не время улыбаться!

Естественно, люди осознавали, что страшная кара постигла их не просто так, а за грехи. Как следствие, пришла в упадок весёлая карнавальная культура, вместо вольных нравов в моду вошло целомудрие и воздержание.

«Не время улыбаться!» Художник — Вася Ложкин

Ги Бретон так описал последствия этой эпидемии:

«Весной 1496 года на Париж обрушилась эпидемия «неаполитанской болезни» с такими «отвратительными и зловонными» последствиями, что у народа появилось отвращение к плотскому акту. Церковь воспользовалась этим для проповеди целомудрия; весьма галантные дамы, прославившиеся пылкостью в «постельных играх», толпами уходили в монастыри. Король Карл VIII был в отчаянии, ибо монахинями стали самые красивые придворные фрейлины».

Но молитвы и посты не остановили эпидемию, жертвами которой становились даже высшие сановники католической церкви. В правильности этой религиозной доктрины появились серьёзные сомнения, что и стало одной из причин Реформации.

Произошло рождение протестантизма — нового течения в рамках западного христианства. Отвергая роскошь католической церкви и её институты, сторонники нового учения стремились вернуться к первоначальному — неиспорченному — апостольскому христианству. Они предпочитали работать и жить в аскезе.

Но старый мир не сдался без боя. Реформация и Контрреформация погрузили Европу в пучину религиозных войн. И вот следствие — резня Варфоломеевской ночи (1572 год), войны между католиками и гугенотами во Франции, Нидерландская революция… Кульминацией стала Тридцатилетняя война (1618–1648 годы), которая опустошила Германию и привела к созданию новой системы международных отношений — Вестфальской.

Варфоломеевская ночь на картине художника Франсуа Дюбуа

Стоит упомянуть и охоту на ведьм XVI–XVII веков — также следствие вспышки религиозного безумия. Большинство сожжённых ведьм — на совести протестантов, а не католиков.

Конечно, нельзя всё сводить только к последствиям привезённого из Америки «сувенира», но без него мировая история пошла бы по совсем иному пути.

Спутник войн и армий

Сифилис, наряду с другими болезнями, стал постоянным спутником армий, следуя за войсками эпохи «галантного века» и наполеоновских войн.

Как писал в XVIII веке Вольтер: «Если куда-то идёт армия в 30 тысяч человек, среди них 10 тысяч будут болеть сифилисом».

Исследования массовых захоронений солдат армии Наполеона, найденных в Калининграде и в Литве, подтверждают это. Судя по характеру повреждений костной ткани, часть солдат болела сифилисом на поздней его стадии.

Лечение ртутью на гравюре «Мученики сифилиса» 1709 года

Вообще, болезнь уже тогда пытались лечить — втиранием ртутных мазей.

Правда, многие от такого лечения умирали.

Были и другие способы.

Так, в английском языке появилась пословица: «Можно лечить сифилис малярией, но нельзя лечить малярию сифилисом». Возбудитель сифилиса — трепонема — не переносит высоких температур. Поэтому заразив больного малярией и получив длительную гипертермию, можно было рассчитывать на гибель трепонемы — и излечение от сифилиса. А потом, если больной выживет, можно и от малярии попробовать вылечить.

Дьявол в деталях

В романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» есть несколько забавных деталей, которые говорят о заболевании Воланда.

Во-первых, у него — ещё с XVI века — поражён сустав:

«Приближённые утверждают, что это ревматизм, — говорил Воланд, не спуская глаз с Маргариты, — но я сильно подозреваю, что эта боль в колене оставлена мне на память одной очаровательной ведьмой, с которой я близко познакомился в тысяча пятьсот семьдесят первом году в Брокенских горах, на чёртовой кафедре».

(Источник фото)

Во-вторых, у одного глаза Воланда отсутствует зрачковый рефлекс. В-третьих, у него парез лицевого нерва:

«Два глаза упёрлись Маргарите в лицо. Правый с золотой искрой на дне, сверлящий любого до дна души, и левый — пустой и чёрный, вроде как узкое игольное ухо, как выход в бездонный колодец всякой тьмы и теней. Лицо Воланда было скошено на сторону, правый угол рта оттянут книзу, на высоком облысевшем лбу были прорезаны глубокие, параллельные острым бровям морщины. Кожу на лице Воланда как будто бы навеки сжёг загар».

Будучи врачом-венерологом, Михаил Булгаков здесь, как и в романе «Белая гвардия», достаточно точно описал симптомы сифилиса у своего героя.

Даже Сатана не избежал этой болезни! Что уж тогда пенять на несчастных смертных?