Исторический наброс

Безумный ядерный бардак: как бомбили Нагасаки

Поговаривают, что на носу атомной бомбы «Толстяк», которую американцы сбросили на японский Нагасаки, военные юмористы написали JANCFU — «объединённый армейско-флотский бардак». Накаркали. Именно он сопровождал ядерную бомбардировку 9 августа 45-го от начала и до конца.
Алексей Костенков
  • 9.2K
  • 17
  • 11
  • 149

Летом 1945 года американцы были озабочены двумя вещами.

Во-первых, как заставить японцев поскорее капитулировать? Перспектива попасть в мясорубку во время высадки на Японские острова их нисколько не прельщала. Во-вторых, настала эпоха раздела мира победителями и Вашингтон хотел выглядеть в глазах коммунистов сильным и страшным.

Идеальным средством достижения обеих целей была атомная бомба. Пусть примитивная и далёкая по силе от термоядерных монстров будущего, способных испепелять мегаполисы. Но всё равно жуткая.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Первые ядерные бомбы были относительно слабыми и несовершенными. Удар армады стратегических бомбардировщиков мог нанести гораздо больший ущерб, чем взрыв масштабов Хиросимы. Вот только теперь там, где раньше нужны были сотни самолётов, — было достаточно одного.

Эту разрушительную мощь надо было показать наглядно. И не на полигоне, а по реальным целям.

Немцам повезло капитулировать до появления в США готовых устройств. Первый в истории ядерный удар утром 6 августа 1945-го обрушился на портовый японский город Хиросима. Взрыв «Малыша» убил около 80 тысяч человек. Ещё несколько десятков тысяч умерли от его последствий.

Хиросима после взрыва

Но одна бомба — это не очень убедительно. Две — гораздо лучше. 509-я смешанная авиагруппа на атолле Тиниан стала готовиться ко второму ядерному удару.

Остров невезения

Видимо, японские боги попытались вмешаться и помочь своим непутёвым подопечным. Ведь как иначе объяснить все последующие злоключения американцев? Спасти японцев не получилось. Но нервы янки потрепало изрядно. Бардака при организации второго вылета было невероятно много даже по меркам действующей армии. Так что надпись на носу «Толстяка» себя оправдала в полной мере

Для начала подготовку к операции пришлось сократить. Второй удар собирались нанести 11 августа, но на Японию двинулся мощный шторм. Решили поспешить, чтобы потом не пришлось ждать окончания непогоды днями или неделями.

Из-за спешки бомбу «Толстяк» решили сбросить с самолёта «Товарняк» (Bockscar — игра слов, потому что вообще «товарняк» пишется как «boxcar», а «bockscar» читается так же, но переводится как «автомобиль Бока» в честь командира, капитана Фредерика Бока). С запланированного изначально «Великого художника» (The Great Artiste) уже не успевали снять научное оборудование, с которым он летал к Хиросиме. Экипажи «Художника» и «Товарняка» поменялись машинами.

Изначальный экипаж «Товарняка» на Тиниане (источник фото)

Накануне вылета на Тиниане при взлёте разбились разом четыре «суперкрепости». Кстати, четыре — число смерти в японской мистике. Американцы этих тонкостей не знали и не впечатлились. Лишь громко ругались, когда тушили пожары и разгребали обломки на ВПП (взлётно-посадочной полосе).

На «Товарняке» во время предполётной проверки обнаружилась поломка топливного насоса запасного бензобака. Она ставила под сомнение возможность долететь до Японии и вернуться без происшествий. Но менять насос было долго. А выгружать подготовленного к сбросу «Толстяка» — ещё и опасно. Небо над западной частью острова Кюсю уже затягивалось тучами.

Вся операция оказалась под вопросом.

Начался яростный спор. Армейские — тогда ВВС США были частью армии — считали, что нужно чётко следовать инструкциям. Флотские привыкли выполнять задачу творчески и на инструкции клали разные предметы.

Подготовка «Толстяка» к загрузке в бомбардировщик (источник фото)

Начался тот самый Joint Army-Navy Combined F**kup.

Глава авиагруппы полковник Пол Тиббетс и командир «Товарняка» майор Чарльз Суини решили положиться на американский «авось» и лететь. Хотя это было вопиющим нарушением инструкций, за которое можно было и под трибунал угодить.

9 августа, в 3:47 утра, «Товарняк» с 17-минутной задержкой, неполным запасом топлива и ядерной бомбой на борту поднялся с ВПП. Он взял курс на остров Якусима, где должен был встретить другие машины.

В его чреве дремала пятитонная ярко-жёлтая «тыква» бомбы «Толстяк» мощностью в 21 килотонну тротила. С весёлыми надписями про армейско-флотский бардак, а также «Вот вам!» и «Второй поцелуй для императора Хирохито».

(Источник фото)

Научному и техническому персоналу подготовка второго вылета далась так тяжко, что один из физиков потом вспоминал: до того, как «Товарняк» оторвался от взлётной полосы, они успели постареть на десяток лет.

Летающий цирк майора Суини

Как рассказывала Элен Брэдбери, историк Манхэттенского проекта и дочь одного из физиков Лос Аламоса, на середине пути экипаж «Товарняка» и сам чуть не постарел лет на 30.

Пока машина шла сквозь муссонный шторм в окружении молний, бомба решила самопроизвольно запустить механизм отсчёта до взрыва.

В ускоряющемся мигании красной лампочки технари успели… изрядно испугаться. Спустя десять минут леденящего ужаса они поняли: при снаряжении бомбы какой-то разгильдяй спутал местами два провода.

Ошибочку успели исправить. До момента сброса с бомбы не спускали глаз.

Над Якусимой «Товарняк» встретил «Художника». А вот от «Большого вонючки» (Big Stink) с фото- и киноаппаратурой не было и следа.

Потому что с ним тоже творился бардак.

Командир экипажа майор Хопкинс уже перед взлётом выкинул из самолёта доктора Сербера, по рассеянности забывшего парашют. Уже в полёте выяснилось: обращаться с аппаратурой умел только этот самый доктор.

И теперь строгому майору Хопкинсу пришлось в буквальном смысле учиться фотографировать и вести видеосъёмку на лету.

Пока командир экипажа с крепкими англосаксонскими выражениями постигал основы фотоискусства, «Вонючка» умудрился забраться на три километра выше запланированного. Вместо установленных полётной задачей узких кругов он нарезал в небе над Якусимой зигзаги по 60 километров.

Майор Джеймс Хопкинс (источник фото)

«Товарняк» и «Художник» безуспешно искали его в небе 40 минут, сжигая бесценное топливо. А потом плюнули и вдвоём двинулись к первой цели. Нет, не к Нагасаки. К портовому городу Кокура с самыми большими в Японии военными складами.

Тем временем майор Хопкинс на «Вонючке» отчаялся найти «Товарняка». Он нарушил радиомолчание и запросил Тиниан: «„Товарняк“ потерян?».

На Тиниане посеревший от ужаса радист расслышал это как утвердительное: «„Товарняк“ потерян!».

О чём он немедленно доложил командующему операцией, генералу Томасу Фаррелу.

Тот мигом представил себе последствия потери самолёта с ядерной бомбой на борту. А также масштабы жёстких эротических приключений всех причастных к операции…

На Тиниане начали экстренно готовить поисковую операцию и сочинять отмазки для командования.

Напалм как защита от ядерного удара

Заранее висевшая над Кокурой «Энола Гей» — та самая, сбросившая бомбу на Хиросиму, — доложила в начале миссии: погода над городом ОК — можно сносить.

Вот только пока «Товарняк» и «Художник» ждали «Вонючку», небо над Кокурой затянуло тучами. Переменившийся ветер добавил к ним густой чёрный дым от соседнего города Яхата: это, после ковровых бомбардировок с применением напалма, горела угольная смола на сталелитейном заводе.

Замецки
Замецки

Вообще, на самом деле город называется Явата (八幡市), но после войны его обычно именуют Яхатой — чтобы не путать с одноимённым городом в префектуре Киото. Правда, только в гайдзинских источниках — японцы по-прежнему говорят «Явата».

Экипаж «Товарняка» больше часа отчаянно пытался прорваться сквозь тучи и дым, чтобы найти цель и сбросить бомбу. Три захода — без результата.

«Товарняк» на пути в Японию (источник фото)

Хуже того: облачность разошлась над горящей Яхатой. Её мощные зенитные батареи начали со всем энтузиазмом лупить по паре «суперкрепостей». А радист доложил: судя по переговорам на японских частотах, к ним стремительно приближаются японские перехватчики.

Когда разрывы зенитных снарядов стали расцветать непосредственно возле хвоста самолёта, майор Суини принял решение немедленно сваливать из негостеприимной Кокуры. И попытать счастья с запасной целью, Нагасаки. В довершение всего при резком повороте на юго-запад «суперкрепости» едва избежали столкновения друг с другом.

Неполадка насоса «Товарняка» оставляла горючего на единственный заход на цель. И не факт, что потом удастся дотянуть до ближайшего аэродрома на острове Окинава.

«Интересно, а в Тихом океане вода холодная?», — мрачно поинтересовался один из членов экипажа.

Подарок на день рождения

Без четырёх минут одиннадцать «Товарняк» и «Художник» появились в небе над Нагасаки. Пока они летели, и здесь всё затянуло тучами.

Майор Суини собрался было плюнуть на строгие инструкции и сбросить бомбу по показаниям радара.

Садиться с взведённой бомбой было чудовищно опасно. А бросать в океан — как-то скучно.

И тут бомбардир, капитан Бихэн, получил от Фортуны подарок на свой 27-й день рождения. В бомбовом прицеле появился разрыв в тучах, где проступил силуэт стадиона Нагасаки. Площадка располагалась всего в 2,5 километрах от запланированной точки сброса.

«Нашёл! Нашёл!» — радостно вскричал бомбардир.

Спустя 45 секунд ярко-жёлтый «Толстяк» вывалился из «Суперкрепости» и помчался к земле, несмотря на весь предшествующий бардак и JANCFU.

Ядерный «гриб» над Нагасаки

«Товарняк» и «Художник» врубили форсаж. На пологом пикировании они помчались подальше от точки, где очень скоро стало слишком жарко.

Было гладко на бумаге — да забыли про овраги

«Толстяк» был примерно на треть мощнее разрушившего Хиросиму «Малыша». В 11 часов 2 минуты на высоте 500 метров над центром Нагасаки он превратился во вспышку ярче и жарче тысячи солнц.

Хиросима — плоская, как блин. Нагасаки похож на какой-нибудь норвежский город во фьордах. Он причудливо рассыпался в узких долинах между заливами, холмами и горами.

Именно рельеф местности и спас многих жителей города в то страшное утро 9 августа.

Аэрофотосъёмка Нагасаки после бомбардировки (источник фото)

«Толстяк» испепелил всё и убил всех в радиусе километра от эпицентра. Он вызвал тяжёлые разрушения и массовую гибель людей в радиусе пяти километров.

А дальше начинались холмы и горы. Они закрыли старый город и окраины от излучения и смягчили ударную волну. В XIII веке шторм, по преданию вызванный японскими богами, дважды утопил монгольско-корейские флоты вторжения. Теперь шторм сохранил хотя бы часть жителей Нагасаки.

Будь погода хорошей, взрыв произошёл бы в запланированной точке над холмами между старым городом и промзоной. Тем самым он накрыл бы большинство городских кварталов. Взрыв у стадиона, в районе заводов и фабрик, оставил старую часть Нагасаки за этими самыми холмами. Из-за этого «Толстяк» убил раза в два меньше людей, чем «Малыш» в Хиросиме: около 35 тысяч против 80 тысяч.

«Товарняку» майора Суини и в этом не очень повезло. Зато повезло хотя бы части жителей Нагасаки.

Руины Нагасаки после атомного удара

Большинство погибших в Нагасаки оказались мужчинами — рабочими и военными. Ведь бомба упала на промзону. Многие жизни спасло и то, что бо́льшая часть школьников была эвакуирована из города после бомбардировки верфей и заводов города.

Бардак никогда не кончается

Облетев вокруг ядерного гриба, «Товарняк» и «Художник» помчались в сторону Окинавы.

К этому времени сюда же прилетел и «Вонючка» (майор Хопкинс сумел-таки сделать снимки бомбардировки, опять начудив с высотой километра на три).

Не зная о появлении «Вонючки», цветную съёмку вели и с борта «Художника». Который таким образом оправдал своё название.

Подлетая к аэродрому на последних каплях топлива, экипаж «Товарняка» надел спасательные жилеты и на всякий случай попрощался друг с другом.

На подходе к ВПП пилоты обнаружили, что персонал базы чихать на них хотел. Диспетчерская, разруливавшая плотнейшее воздушное движение на передовой авиабазе США, их банально не заметила. И не изволила отвечать даже на «Мэйдэй!» (сигнал бедствия. — Прим. ред.) Полёт был строго секретным, а на Тиниане и в вышестоящих штабах лётчиков до сих пор считали потерянными.

Один из членов экипажа по приказу майора Суини открыл люк в верхней части фюзеляжа и начал палить из сигнальной ракетницы, чтобы хоть кто-то на базе обратил на них внимание.

А обратить стоило. Тяжёлая машина совершала посадку с баками, выжатыми до капли. Она плюхнулась на взлётку — и в этот самый момент один из двигателей замер, сожрав последнюю горючку подчистую. Из-за этого коснувшийся полосы «Товарняк» начало сносить в сторону. Пилоты невероятным усилием вывернули рули. Только поэтому «Суперкрепость» не взрезалась в шеренгу готовых к взлёту и потому под завязку набитых горючкой и бомбами тяжёлых бомбардировщиков Б-24 «Либерейтор».

К возникшему из ниоткуда самолёту рванули медики и пожарные. Майор Суини и его зам Эшворт прыгнули в джип и помчались к командиру базы. Им оказался знаменитый лётчик Джеймс Дулиттл, который бомбил Токио в 1942-м.

Джеймс Дулиттл

Ещё не пришедший в себя от «эффектного» приземления «Суперкрепости» Дулиттл вежливо поинтересовался: «Вы, *****, кто такие вообще?».

Суини объяснил.

Дулиттл удивился: «Вы же вроде как погибли?» Только после этого все во всём разобрались.

Дулиттл потом рассказывал, что его самоубийственный рейд на Токио и близко не был таким жутким, как посадка «Товарняка» на Окинаве.

Выдохнув и придя в себя, экипаж майора Суини отправился заесть стресс тушёнкой «Спам» и отдохнуть. Поздно вечером они вернулись на Тиниан.

«Товарняк» и его команда через два дня после бомбардировки (источник фото)

Торжественной встречи не было. Наград тоже. Им припомнили и нарушение инструкций с вылетом, и весь прочий бардак. Хорошо хоть не наказали. Хотя у командования были идеи отдать майора Суини за всё хорошее под трибунал.

Ну, а в газетных заголовках бомбардировка Нагасаки немного затерялась на фоне вступления в войну с Японией СССР и начала советского танкового блицкрига в Маньчжурии.

Подписки в соцсетях