Великая Отечественная

Таллинская катастрофа: как балтийцы отступали к Кронштадту

Это рассказ об одном из самых драматичных эпизодов в истории советского флота. Когда плохо организованная эвакуация и ошибки командиров стоили тысяч жизней моряков-балтийцев и почти четверти вышедших в море кораблей. Потери Балтфлота в августе 41-го превзошли потери крайне неудачного для российского флота Цусимского сражения.
Михаил Диунов
  • 5.2K
  • 15
  • 16
  • 111

Положение дел летом 1941 года было хуже некуда. Стремительное наступление немецких войск привело к угрозе скорой потери всей Прибалтики. Самую большую опасность представляла утрата морской базы в Таллине, где находились основные силы Балтийского флота.

Опасения подтвердились. Уже 7 августа немцы дошли до берега Финского залива в районе Нарвы и отрезали сухопутное сообщение с Таллином, гарнизон которого всё ещё удерживал оборону вокруг города.

Эвакуация под огнём противника

То, что рубежи Таллина держались, было настоящим чудом. Войск для обороны города не хватало. Попытки использовать в качестве пехоты матросов оказались почти бесполезными: они были совершенно не обучены для действий на суше и потому несли тяжёлые потери. Фактически немцев останавливал только огонь крупнокалиберных орудий флота, но даже их мощь не могла долго сдерживать наступление врага.

26 августа командующий Балтфлотом вице-адмирал Владимир Трибуц получил из Москвы приказ эвакуировать флот в Кронштадт. В данной ситуации это был единственно возможный выход. Финская база в Ханко ещё держалась, но не смогла бы принять все корабли. А других вариантов не было.

(Источник фото)

Командование предполагало, что будут сформированы три боевых отряда, которые прикроют отход четырёх конвоев. Планы операции составляли в спешке и проработали очень плохо. Более пятидесяти судов не попали в списки конвоев, хотя и участвовали в прорыве де факто. Некоторые корабли отходили полупустыми, в то время как на иных не хватало свободного места.

Эвакуация или бегство?

Эвакуация стартовала 27 августа. Одновременно с этим начали уничтожать оставляемое в Таллине имущество.

Налёты неприятельской авиации вызвали пожары, несколько кораблей балтийцы потеряли прямо у причалов.

В результате из-за спешки и неразберихи более одиннадцати тысяч солдат не погрузили на транспорты. Они остались на берегу и оказались взяты в плен.

Немецкое командование узнало об эвакуации, отдало приказ не допустить отступления в Кронштадт, а уничтожить советский флот в море соединёнными силами авиации и флота.

В отряде главных сил шли лучшие корабли Балтфлота — крейсер «Киров» и лидер эсминцев «Ленинград». На крейсере находилось командование флота, правительство Эстонской ССР и казна республики.

Лидер эсминцев Балтийского флота «Ленинград» (источник фото)

Остальные два отряда были слабее, но в каждом имелись эсминцы и катера. Каждый конвой дополнительно имел собственные силы охранения. Казалось, что совсем короткий морской путь такие силы пройдут без особых проблем. Тем более, что немцы тоже отличились неорганизованностью и не смогли обеспечить присутствие в районе должных сил своего флота. А вместо морской авиации на охоту за кораблями отправили обычные силы люфтваффе.

28 августа корабли конвоя вышли в море.

Флот попадает на мины

Неприятности не заставили себя ждать. Оказалось, что немцы успели незаметно заминировать подходы к Кронштадту. Другой проблемой стали атаки вражеской авиации и торпедных катеров.

Первые четыре корабля, в том числе штабное судно Балтфлота «Вирония», были потеряны ещё до наступления сумерек.

Если днём тральщики справлялись со своими задачами, то ночью обезвредить смертоносные «бочки» было сложнее. Корабли подошли к зоне плотного минного заграждения. А тральщики теряли тралы и уже не могли защитить конвой.

Во время перехода

Множество кораблей тонуло, находившиеся на них люди — сотни моряков-балтийцев — оказывались в воде. Двигающиеся в конвоях суда не могли остановиться, чтобы оказать им помощь. Да и многие капитаны боялись отойти в сторону от проложенного курса — ведь кругом мины.

Спасение тонущих поручили лёгким кораблям и катерам. Но бо́льшая часть моряков, находившихся на повреждённых кораблях, погибла.

Авангард флота потерян

Чтобы защититься от мин, матросам пришлось взяться за шесты и весла и ими отталкивать плавающую смерть от борта каждого судна. Это стало настоящим подвигом балтийцев. Но такой героизм не потребовался бы, если бы работа тральщиков оказалась хорошо организована.

Свою роль сыграли и опасения флотского командования за главный отряд и флагманский корабль. Отряд прикрытия основных сил вообще потерял свои тральщики и двигался вперед, положившись лишь на удачу. А его тральщики в это время остались «на усиление» защиты крейсера «Киров».

Арьергард, согласно плану перехода, вообще не получил тральщиков. Предполагалось, что он пройдёт по уже очищенному от мин пути. Но реальность в корне поменяла всё.

Когда стало ясно, что идти вперёд невозможно, корабли по приказу Трибуца встали на ночную стоянку.

Адмирал Владимир Трибуц

Часть кораблей, идущих в арьергарде, сделала остановку прямо посреди мин. Многие из которых были ранее срезаны тралами, но не обезврежены и свободно плавали по поверхности моря, угрожая взорваться от любого столкновения.

В результате, к ночи 28 августа арьергард фактически перестал существовать. Почти все его суда погибли.

Потери, которые понёс флот в первый день и ночь, были огромны: восемь эсминцев получили сильные повреждения, пять из них потеряли, затонуло множество других боевых кораблей и транспортов.

Люфтваффе начинает охоту за кораблями

С утра 29 августа выяснилось, что приказ остановиться был серьёзной ошибкой. Хотя советские корабли уже утром покинули зоны минных заграждений, они столкнулись с новой, не меньшей опасностью.

Немцы теперь отлично знали, где находятся советские корабли, и подтянули на побережье значительные силы авиации. На эвакуируемые боевые единицы начались непрерывные авианалёты.

Сил ПВО флота оказалось недостаточно для защиты — немецким лётчикам почти ничто не мешало топить суда, идущие по открытому морю.

Боевой порядок флота окончательно распался, и организованная эвакуация превратилась в бегство. Если 28 августа немцы потопили множество боевых кораблей, то 29 августа их основной целью стали транспорты, на которых ждали спасения тысячи людей.

Крейсер «Киров»

Не спасло ситуацию и вхождение кораблей в зону действия советской авиации. Истребителей для борьбы с силами люфтваффе было явно недостаточно, а советские лётчики сильно уступали в навыках немецким. За два дня непрерывных боевых вылетов нацисты потеряли всего два бомбардировщика.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Оценки немецких потерь разнятся. По одним данным, советскими моряками и лётчиками было уничтожено семь бомбардировщиков и три разведывательных самолёта. По другим — немцы потеряли всего три машины. Одну от корабельных зениток, одну в бою с советскими истребителями, и ещё одна разбилась при посадке (из-за чего в список боевых потерь часто не включается).

Спасение

К счастью, неподалёку от пути следования конвоев находилась советская база на острове Гогланд. Там удалось спастись более чем шести тысячам человек. Ещё девять тысяч подобрали в море уцелевшие корабли и катера.

Отряд главных сил во главе с крейсером «Киров» оторвался от преследования вражеской авиации и первым прибыл в Кронштадт днём 29 августа. К вечеру туда же пришёл отряд прикрытия. Транспорты же продолжали прибывать в порт до 30 августа. Всё это время в воздухе господствовала немецкая авиация.

Всего за время перехода балтийцы потеряли 62 корабля и около десяти тысяч человек. Потери флота в те дни превзошли утраты, понесённые в ходе крайне неудачного Цусимского сражения.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

В количестве людских потерь согласия между источниками нет. Фигурируют цифры от пяти до восемнадцати (!) тысяч погибших.

Несмотря на многочисленные ошибки и фактическое бегство с поля боя, адмирал Трибуц не понёс никакого наказания за Таллинскую катастрофу. Впрочем, Балтфлот сохранил боеспособность и вскоре принял участие в боевых действиях.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях