Развлечения

«Один мальчик посмотрел аниме и…»

Чем полезны японские мультики и чем вредны призывы их запретить?
«Есть чудовищный фильм „Зелёный слоник“! Ужас, что там делают! Сладкий хлеб едят! Кино развращает наших детей! А отвратительные книги маркиза де Сада! Книжные магазины — рассадники порока и садизма! Срочно запретим кино и книги ради невинных деток!» Маразм? Да. Но с аниме такое почему-то до сих пор «прокатывает».
Александр ГребневАлексей Костенков
  • 9.2K
  • 41
  • 30
  • 369

Обком звонит в колокол

В своё время одна очень умная женщина, известная под псевдонимом TheMockturtle, сочинила бессмертное:

Давайте писать в министерство культуры,
В поэме идёт пропаганда всего!
Спасите детей от подобной халтуры,
Сегодня лошадка — а завтра фашизм!

Да-да, это шуточное «мнение сетевых сумасшедших» о знаменитом стихотворении Некрасова про лошадку, везущую хвороста воз. Лучше о феномене «моральных паник» на русском языке пока не сказал никто. Увы, паники эти продолжают возникать регулярно. Особенно когда их провоцируют.

Не так давно в одном из топовых российских СМИ появилась алармическая статья.

«Аниме убивает наших детей!» — бьёт в колокол автор. Одна девочка увлеклась аниме и стала думать о смерти! А один мальчик посмотрел японский мультик и решил убежать из дома!

Любой мало-мальски знакомый с аниме-субкультурой видит, что статья демонстрирует феерическое невежество в теме и её терминологии. Взять хотя бы то, что «шипперить» означает не «подражать персонажу», а симпатизировать идее отношений одного персонажа с каким-то другим.

Видимо, автор решил — уж простите за выражение — словить хайп на модной теме. Запугать и без того зашуганных вусмерть тётушек в «Одноклассниках» новой страшной угрозой невинным детишкам.

Понятно, что речь в той статье шла о детях с уже сформировавшимися тяжёлыми психологическими проблемами. А мультики и книги тут ни при чём. Причина подобного — всегда реальная жизнь. Проблемы в семье, в школе, во дворе, которые не получается решить своими силами. Такие дети естественным образом становятся эскапистами (эскапизм — стремление личности уйти от действительности в мир иллюзий, фантазий. — Прим. ред). Они ищут темы, в которые можно погрузиться и на время забыть о травмирующей реальности.

Что такое аниме?

Начнём с азов.

Аниме — это японская мультипликация. Она возникла под влиянием американских образцов, но со временем приобрела свои характерные черты, а затем и всемирную популярность. Да так, что уже к началу 80-х годов ХХ века стало можно говорить о существовании отдельно анимации японской — и всей остальной.

В Японии анимация — это огромная индустрия, сравнимая с американским Голливудом. Просто для понимания: 60% всей анимации в мире — это аниме. Два мультика из каждых трёх, нарисованных когда-либо на всей планете. Каждый год выходит от нескольких десятков до сотни наименований самого разного аниме.

Возрастные категории зрителей столь же разнообразны, как и у фильмов. Есть аниме детское и подростковое, есть для взрослых и «совсем для взрослых» — вплоть до откровенной порнографии. Жанры абсолютно любые. Включая те, которые очень любят на Западе, но притом практически не снимают. Одного стимпанка — хоть вагонами разгружай.

«Ходячий замок» (2004)

Детективы и мистика, боевики и комедии, фэнтези с драконами и колдунами (или без), фантастика про космос, попаданцев, путешествия во времени — и вообще всё что угодно. Драмы, мелодрамы, философские притчи и совершенно уникальный жанр — «кусочек жизни»: когда зритель серия за серией видит самое обычное повседневное бытие самых обычных людей.

Ещё круче ситуация с мангой — японскими комиксами, нарисованными, как правило, в том же стиле, что и аниме, и часто именуемыми нашими диванными экспертами так же. Её выходит какое-то совершенно невероятное количество. Говорят, ежегодно на печать манги в Японии уходит больше целлюлозы, чем на туалетную бумагу. Может и байка, но звучит правдоподобно. Причём жанровое разнообразие японских комиксов (держитесь за стул, сейчас будет сурово) ещё больше, чем у аниме. В разы.

Как культурное явление подобных масштабов и разнообразия можно обобщать, говоря «аниме — оно вот такое» — мы не представляем. Это всё равно, что посмотреть один фильм наугад — и по нему судить обо всём кинематографе вообще. Попасться может «Пила», а могут «Мстители». Или «Приключения Электроника», например.

Чему учит аниме?

А чему учит кино? Чему учат книги?

Есть шедевры мирового кинематографа, а есть тупые комедии с сортирным юмором. Есть классические тексты, пережившие века, — а есть бульварное чтиво, которое забывают сразу после прочтения.

Мир аниме огромен и разнообразен. В нём есть и «порномультики про трусы, добро и всякое разное», и произведения, которые ставят сложнейшие вопросы не хуже любого почтенного классика XIX века.

«Призрак в доспехах» (1995)

Более того.

Множество произведений в жанре аниме воспитывают в зрителях самые положительные качества. Стойкость, верность, отвагу, самопожертвование, умение добиваться целей, ценить и понимать близких. В самой яркой, увлекательной и удобоваримой для молодёжи форме. И делают они это намного эффективнее подавляющего большинства мероприятий, официально проводимых и финансируемых ради воспитания молодёжи.

Значительная часть аниме парадоксальным образом напоминает советские книги и фильмы для подростков. В сюжетах особый упор делается на то, что надо быть честным и храбрым, помогать друзьям — и самому не стесняться просить у них поддержки. Что даже если ты слабый, глупый и ничего не умеешь, ты можешь сделать что-то хорошее. А там, глядишь, научишься чему-нибудь и уже не будешь таким никчёмным.

«День за днём я бурю. Работа такая».

В отличие от многих современных западных фильмов, где герои думают только о себе и просто плывут по течению, а всё как-то само собой складывается (да-да, новые «Звёздные войны», мы смотрим сейчас на вас!), в аниме всё происходящее обычно закономерный результат поступков героя. Его волевых усилий, преодоления препятствий и работы над собой.

Всё хорошо? Молодец, ты этого добился! Сам или с друзьями. Всё плохо? Исправляй. Может, конечно, и не получится, но если ничего не делать, то лучше не станет точно.

Разве это плохая мотивация для подростка? Вредная и опасная? Нам почему-то кажется, что как раз наоборот.

Кристально отчётливо это видно в спортивном аниме — таком, как «Принц тенниса» (Tennis no Ouji-sama) или «Первый шаг» (Hajime no Ippo).

«He... He saw it coming!»

Помимо прочего, в последние годы стало появляться много хорошего аниме на военную и околовоенную тематику. В своё время японцы малость перегнули палку с истеричным патриотизмом — что вылилось в многочисленные человеческие жертвы. Поэтому после Второй мировой они подобной темы в массовой культуре — особенно подростковой — старательно избегали. Сейчас же гайки самоцензуры, судя по всему, ослабли, и стали появляться интересные произведения. Пока что фантастические — привязки к реальности до сих пор стараются избегать, чтобы не обострять, — но от этого не менее интересные комедии, драмы и боевики про войну и армию.

Кстати, попаданцев японцы тоже обожают. Только они умеют про них писать и снимать. Взять ту же «Сагу о злой Тане» (Youjo Senki) — мультик о нелёгких похождениях японского менеджера, угодившего за грехи и общий сволочизм в альтернативную Первую мировую.

Или воплощённая мечта любителя попаданцев: аниме с длинным названием «Врата: там бьются наши воины» (Gate: Jieitai Kano Chi nite, Kaku Tatakaeri). Где японские Силы самообороны ходят в фэнтезийный мир магии и драконов — справедливость наносить и гуманизм причинять. С помощью спецназа, десанта и систем залпового огня.

«Врата: там бьются наши воины» (2015)

А что о страшной и ужасной «аморалке»?

Ну да, в аниме она встречаются. Только сейчас она в массовой культуре, в общем-то, везде. Такой вот современный мир. Кому-то нравится, кому-то нет, но спрятаться от этого в конце второго десятилетия XXI века можно разве что в дремучем лесу без электричества. И то не факт. А то ведь у зверушек и птичек тоже всякое бывает.

Да и вообще, кто ищет, тот, как говорится, всегда найдёт.

Запретители «аморалки» зачастую подобны герою старого анекдота. Который жаловался, что у него из окна женскую баню видно и это ему работать мешает. Правда, чтобы было видно, надо было на шкаф залезть с биноклем.

А те, кто просто хочет посмотреть хороший сериал про семейные ценности, — те почему-то вместо ужасной пошлости и разврата находят милые, добрые и совершенно традиционные вещи. «Брошенного зайку» (Usagi Drop), например.

Башня из слоновой кости

В советское время любили запрещать и не пущать под громкие слова о морали, нравственности, враждебных влияниях и необходимости оградить всех от всего. Правда, это не просто не сработало, но и изрядно подтолкнуло СССР к падению.

Людям вообще и подросткам в особенности нужны эмоции. Переживания. Сильные образы.

«Bang!»

Детей мечтают оградить от реальности как таковой. На всякий случай. А то вдруг чего. Пусть деточки живут в мире розовых пони. Впрочем, в наше время и в розовых пони слишком легко при желании увидеть пропаганду всякого разного. Не хуже, чем в пресловутой некрасовской лошадке.

Вот только потом эти «стерильные» детки всё равно увидят реальный мир во всём его величии и со всей его грязью. Что неизбежно вызовет тяжёлый стресс. А затем и переоценку ценностей, а также желание послать всё далече и много всякого другого — именно того, от чего «заботливые наши» и пытаются их оградить.

«Это всё теория! Если бы речь шла о ваших детях…».

Необязательно о детях. Есть и другой пример.

Одного из авторов этой статьи в дошкольные годы потрясла в первом же увиденном аниме смерть персонажа. Который умер. Совсем умер. В мультике. Без всяких «понарошку» и «принесли его домой, оказался он живой». Для ребёнка, воспитанного большей частью на советских мультиках, это действительно было культурным шоком. Очень положительным культурным шоком. Прививкой от многих иллюзий с одной стороны, и дурацких мыслей — с другой.

«Стальной алхимик» (2003—2004)

Спустя много лет этот же автор оказался в тяжёлой депрессии. И выбраться ему помогло — да, аниме. «NOIR». Про двух девочек-убийц. В несколько двусмысленных отношениях. Одна из которых, ко всему прочему, ещё и откровенно мечтает о смерти.

Ужас ужасный — с точки зрения любого моралиста и борца за ограждение всех от всего, по мнению которого, просмотр этого непотребства должен был гарантированно погубить автора и ввергнуть в бездны ада.

«NOIR» (2001)

Вот только это самое жуткое аниме было больше о том, что в любой самой невозможной ситуации и мгле нужно сжать зубы и идти вперёд. Если человеку в состоянии депрессии прямо посоветовать «сжать зубы и идти вперёд» — это почти гарантированно возымеет прямо противоположный эффект. Зато эта несложная мысль, облечённая в увлекательный сюжет с яркими персонажами, достигла цели.

А есть ли здравое зерно в той самой статье?

Да, есть.

В мире много идиотов и сволочей. Глубоко закомплексованных, «токсичных» персонажей с уязвлённым самолюбием, искорёженной этикой и жаждой самоутверждения за счёт маленьких и слабых. Искать жертв они всегда будут там, где есть популярные среди детей и подростков темы. Будь то аниме, популярные музыкальные группы или какие-нибудь «краткие содержания книжек по литре».

Вот только аниме как феномен культуры к поведению подобной сволочи и детским психологическим травмам имеет не больше отношения, чем кинематограф или литература как таковые.