Танки

Приключения «Рено» в Польше: танковый апгрейд и последний бой в Бресте

В начале 1920-х годов у Польши был самый мощный танковый парк в Восточной Европе. Но шло время, больше танков никто не дарил — пришлось изворачиваться. Как модернизировали старенькие «Рено» и как они приняли последний бой в Брестской крепости — мы расскажем.
Алексей Бортников
  • 3.4K
  • 18
  • 0
  • 65

Мой привычный круг друзей

Советско-польская война завершилась Рижским договором 1921 года. По нему часть западноукраинских и белорусских территорий к востоку от линии Керзона отошла к Польше, как и значительная часть Литвы вместе с Вильно (ныне Вильнюс). Новая Речь Посполитая на востоке вернулась в границы 1793 года (до так называемого «Третьего раздела») и даже чуть-чуть больше.

Советская сторона также обещала платить и каяться за преступления царизма против поляков. Вернуть всё ценное, что было вывезено из Польши в Россию с 1772 года, плюс добавить компенсацию — 30 миллионов золотых рублей наличными и ещё имущества на сумму 18 миллионов. Всё это не предполагало добрососедских отношений с большевиками. Да и вообще — с соседями как-то не складывалось. С Чехословакией Польша схлестнулась за Тешинскую Силезию — да так, что чуть не получила войну на два фронта в разгар советско-польской. С Германией долго делили Верхнюю Силезию — делёж сопровождался тремя восстаниями польскоязычного населения.

Французский «Рено» и пехотинцы охраняют мирное проведение плебисцита в Верхней Силезии о её принадлежности к Польше или Германии

Короче, на мирную жизнь Польше рассчитывать не приходилось, а вот к войне готовиться стоило. Тем более, СССР долгое время воспринимал «белополяков» как наиболее вероятного противника и даже всерьёз рассматривал планы отражения германо-польской агрессии на Союз.

Злотых нет, но мы держимся

Основу танковых сил польской армии составляли «Рено» FT-17, привезённые ещё в 1919-м. Более сотни изрядно убитых маршами и боями танков, которые начали свой пробег ещё во Франции.

Польские «Рено» преодолевают препятствия, Познань, 1927 год (источник фото)

После войны французские союзники поставили ещё 30 машин. В том числе шесть радийных «Рено» TSF. Не одними же жестами и флажками общаться во время боя!

Командный танк «Рено» TSF — без вооружения, зато с радиостанцией (источник фото)

Также было поставлено несколько САУ (самоходных артиллерийских установок) «Рено» BS с 75-мм гаубицами «Шнейдер».

«Рено» BS

Все танки свели в три батальона, которые включили в состав полка, расположенного под Перемышлем. В полку было ещё пять эскадронов броневиков (русские, немецкие и собственной постройки) и два дивизиона бронепоездов.

Бронеавтомобили «Гарфорд» и «Остин-Кегресс» в польской армии

Новых танков не появлялось долго. Во-первых, в 20-е была не та экономическая ситуация, чтобы покупать новые машины. Во-вторых, как ни парадоксально, Польша обладала третьим по численности танковым парком в Европе — после Франции и Великобритании.

«Рено» FT-17 долгое время оставались незаменимыми. Но модернизированная версия галльского танка с ходовой частью Кегресса заинтересовала польских генералов. «Рено» M26/27 с новым мотором на резиновых гусеницах разгонялся до невероятных 14 км/ч, тогда как базовая модель и восемь наскребала с трудом, а по грунту средняя скорость обычно составляла порядка трёх км/ч.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Адольф Кегресс был главным механиком императорского гаража. Наглядевшись на российское бездорожье, он разработал подвеску собственного имени. В Первую мировую войну работал над полугусеничными бронеавтомобилями. После революции вернулся во Францию и устроился работать в компанию «Ситроен». Несколько полугусеничных броневиков «Остин-Кегресс» участвовали в советско-польской войне. Два из них достались Польше в качестве трофеев и использовались в польской армии до конца 20-х годов.

Поляки подивились, посчитали злотые и попросили завернуть пять штучек. Но ходовая Кегресса показала себя не с лучшей стороны, потому дальнейших заказов не последовало. Эти машины стали «бронированными партами» для подготовки танкистов.

Танк «Рено» с ходовой Кегресса. Барабаны спереди предназначены для преодоления препятствий (источник фото)

Также ходовая Кегресса использовалась и на польских бронемашинах Wz.28, выпущенных тиражом 90 штук на базе «ситроеновского» грузовика.

В конце 20-х Польша купила модернизированный «Рено» NC1 (NC27). Танк по тем временам был неплохо бронирован: 30 мм во лбу и 20 с бортов, плюс бодрее своего предка (максимальную скорость обещали аж до 20 км/ч). Но запас хода был небольшим, реальная скорость составила не более 13 км/ч, а в башне стояла всё та же устаревшая 37-мм короткоствольная пушка «Пюто» без спаренного пулемёта, что и у предыдущих «Рено». Потому остановились всего на одном пробном экземпляре.

Испытания «Рено» NC27 в Польше (источник фото)

Чтобы пополнить танковый парк, в Центральных мастерских Варшавы освоили сборку танков из обычной, неброневой стали, а в качестве начинки использовали списанные детали и узлы от FT-17. Танки получили название «Рено» CWS, в 1926-27 годах их было построено 27 штук.

Учебный «Рено» CWS на грузовике-танковозе «Рено» FU

«Рено» CWS отправили в учебки, чтобы освободить настоящие танки для боевых частей.

Прокачай мой «Рено»

Несмотря на появление в 30-х в армии танков новых типов: импортных «виккерсов» и собственных танкеток TK/TKS, а затем и танков 7TP, старых добрых французов списывать было рано. Но хотелось и чего-то нового.

Польские «Рено» на параде (источник фото)

Поэтому танки пытались улучшить разными способами. Еще в 1923-м поручик Кардашевский предложил новый вид гусеницы собственной разработки. В 1929-1930 годах была разработана башня Wz.1929 для «Рено» TSF, которая должна была устанавливаться вместо рубки. В восьмигранной башне — пушка «Пюто» SA-18 и пулемёт «Гочкис», правда, не спаренный, а в задней части. Башню признали тесной и неудобной. Да и пушку с пулемётом нельзя было применять одновременно.

«Рено» FT-17 с башней Wz.1929

Ещё одну башню, под названием Wz.32, тестировали на «Рено» M26/27 в 1932-м году. Там пушка и пулемёт смотрели уже в одном направлении. А в командирской башенке установили два крайне удачных польских перископа Гундлаха, которые потом скопировали и британцы, и Советский Союз. Шесть таких башен изготовили для переоснащения радиотанков TSF.

Испытания башни Wz. 32 на танке «Рено» М26/27. Фото из коллекции галереи Януша Магнусского

Поскольку на вооружение поступили хиты британской оборонки — танки «Виккерс шеститонный», взоры польских модернизаторов устремились в их сторону. Если в корпус «Рено» встроить ходовую «Виккерса», добавить английский двигатель, да при этом ещё башню британца поставить с 37-мм пушкой и пулемётом, то… ничего не получится. Никаких преимуществ по сравнению с англичанами.

Единственное известное фото танка «Виккерс-Рено» — причём с «реношной» башней, а не башней английской конструкции, как предполагалось

К долгим маршам французские танки были не приспособлены, потому пришлось вспомнить опыт их использования в качестве «боевых модулей» для импровизированных бронепоездов. По проекту полковника Тадеуша Коссаковского, в начале 30-х годов «Рено» устанавливался на специальную платформу, которая приводилась в движение танковым мотором.

Бронедрезина R

Разгонялась такая штука по рельсам до безумных 57 км/ч. При необходимости танк легко мог съехать с железнодорожной базы по встроенной аппарели и двинуться в разведку или в атаку своим ходом.

Всего создали 16 бронедрезин, получивших обозначение R (от Renault, то есть «Рено»). Их включили в состав взводов лёгких самоходных платформ с танкетками TK. Получился мини-бронепоезд TK-R-TK, использовавшийся для патрулирования путей и разведки в интересах больших бронепоездов.

Патрульный бронепоезд TK-R-TK с двумя танкетками TK (одна с радиостанцией) и одним «Рено»

На базе «Рено» польские инженеры разработали и дым-машину инфернального вида. Скорее всего, газобаллонное оборудование могло выпускать и отравляющие вещества, но об этом скромно умалчивали.

В итоге к середине 30-х годов общее количество «Рено» разных модификаций в Польше достигало 170 машин. И когда военные приходили в минфин за ассигнованиями на новые танки, мрачно делая выразительные жесты в сторону востока и запада, бухгалтеры так же яростно жестикулировали, показывая на списочный состав танков, — «у вас же и так много».

Решили сделать ход танком. В 1937-м 16 польских «Рено» продали Уругваю. Но танки почему-то выгрузили не в Монтевидео, а в порту охваченной гражданской войной Испании, где они, разумеется, тут же пригодились. Морская навигация — дело непростое. Ещё минимум 16 машин купил Китай, но в Испанию (а куда ж ещё!) танки приехали как советский груз.

В экспорте оружия всегда есть что-то мистическое.

Благодаря этому хитрому плану польскому минобороны удалось пробить дополнительные заказы ещё на полсотни польских импортозамещённых 7TP.

Оборона Брестской крепости — «Рено» против Гудериана

Но тьма сгущалась над Польшей, а Гитлер резво прибирал к рукам сопредельные территории. Новейшим 10TP до серийного производства было далеко, средний 14TP вообще существовал только на бумаге, а 7TP было попросту маловато. Потому во Франции в апреле 1939 года аврально заказали сотню преемников FT-17 — танки сопровождения пехоты «Рено» R35.

Хотели продвинутые кавалерийские «Сомуа» S-35, но французы предложили не раскатывать губу и брать, что дают.

R35 обладали почти противоснарядным по тогдашнему времени бронированием (до 43 мм), но вооружили их… всё теми же куцыми пушечками «Пюто» SA-18, что стояли на всех «Рено», начиная с FT-17. Эти плевалки были совершенно бесполезны против брони, превышающей по прочности хотя бы упаковочный картон. До войны успели доставить с полсотни машин, плюс несколько «кавалерийских» аналогов R35 — «Гочкис» H35.

«Рено» R35 на марше
Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

Справедливости ради, французы, поглядев на эффективность танковых и противотанковых пушек в Испании, всё-таки решились заменить R35 на длинноствольные SA-38. Но к тому моменту, когда перевооружённая версия танка получила распространение, Польша уже пала.

Бо́льшую часть прибывших прямо перед войной R35 свели в 21-й танковый батальон трёхротного состава (45 машин). В первую линию подтянули и старые «Рено» FT-17 из запасного танкового батальона, сформировав три отдельных роты по 15 машин Эти подразделения вошли в Варшавскую бронемоторизованную бригаду резерва Главного командования.

Всего же на балансе польского Управления бронетанковых войск числилось 102 FT-17 всех видов вместе с бронедрезинами. Но часть танков разоружили и превратили в транспортёры боеприпасов, а часть были крайне изношены и вряд ли могли даже передвигаться.

«Рено», захваченный немцами. Сентябрь 1939 года

Серьёзной силы старички уже не представляли, но эпизодически использовались как мобильные огневые точки в обороне.

Последний бой две роты танковых ветеранов приняли в Бресте. Две машины перекрыли Северные ворота Брестской крепости. Это помогло отбить атаку немецких танков 19-го моторизованного корпуса Гудериана. Но потери были слишком велики, и поляки оставили крепость 17 сентября.

Толстокожие R35 и повоевать-то толком не успели. С отступающими частями их прижали к румынской границе, через которую из страны бежало правительство Второй Речи Посполитой. 34 из 40 танков интернировались вместе с экипажами. Румыны добавили их к тем R35 польского заказа, что не успели доехать до Польши до 1 сентября. А потом потихоньку поставили к себе на вооружение.

Эти R35 успели потом повоевать и против СССР, и против Германии. В феврале 1945-го в единственном танковом полку румынской армии было две роты этих танков. Их даже «перестволили» на советские «сорокапятки».

Французский «Рено» из Польши с советской 45-мм пушкой на службе румынской армии

Оставшиеся шесть R35 присоединились к 10-й кавалерийской бригаде, трём из них удалось пробиться к венгерской границе. Ещё четыре R35 и три «Гочкиса», вошедшие в состав отдельной роты французских танков, были уничтожены в боях.

Несколько трофейных польских «Рено» FT, как и их собратьев из французской армии, вновь использовали немцы — для учебных целей, охраны объектов, в качестве тягачей и в антипартизанских операциях.

Один из последних боёв «Рено» приняли на стороне немцев в Париже в 1944-м. А потом ветераны тряхнули стариной и в Юго-Восточной Азии…