Дозапрягались: как Франция помогала Польше в 1939-м

Мне бы саблю да коня — да на линию огня!

Договор, который незадолго до начала войны заключили поляки и союзники, гласил, что в случае чего «другая Договаривающаяся Сторона немедленно окажет <…> всю поддержку и помощь, которая в её силах». Так что, когда Франция и Англия объявили войну рейху (3 сентября 1939-го), польский посол во Франции стал очень громко требовать эту самую немедленную помощь.

Однако, как все мы знаем, с помощью полякам как-то не задалось. Почему? Англия — это отдельный разговор. Что же касается Франции, состояние ВВС республики было печальным; танковые войска, по сути, тоже ещё предстояло толком сформировать. Но ведь была же и остальная армия. Почему же потомки Наполеона не доказали, что достойны славы предков? Почему не снесли могучим штыковым ударом немецкую оборону, как подгнивший забор? Духа, наверное, не хватило?

Но желательно — в июле и желательно — в Крыму

Сами французы, впрочем, обоснованно считали, что в ходе Первой мировой уже всё и всем доказали.

Хотя после войны республика всё же сохранила призывную армию, уже в 1921 году срок службы в ней сократили с трёх лет до двух. Ещё через два года — до полутора лет, а в 1928 и вовсе сказали — год отслужил и гуляй. Правда, в 1935-м, когда Гитлер начал показывать зубы, призывники стали вновь служить по два года.

Рабочие позируют на фоне строящегося форта линии Мажино

При этом французы одновременно сооружали свою любимую Линию Мажино и успели повоевать в Марокко, на пару с испанцами. Воевали серьёзно — франко-испанский «ограниченный контингент» насчитывал свыше 260 тысяч солдат (в 2,5 раза больше, чем советская 40-я армия в Афганистане), а бомбардировщики Farman F.60 Goliath сыпали на повстанцев бомбы с ипритом.

И всё это стоило денег, с которыми у французов было как-то не очень весело.

Поэтому генералы вместе с политиками придумали «хитрый план», который должен был помочь развернуть большую армию в случае большой войны — но так, чтобы в мирное время платить за это поменьше.

Так, французские пехотные дивизии делились на три категории.

Активные. Которые в мирное время вроде бы содержались плюс-минус лапоть по штату. Но — им ещё предстояло поделиться кадровым личным составом с резервными дивизиями.

Дивизии серии А получали при мобилизации 50% призывников. По французским довоенным планам, на формирование этих подразделений должно было уйти семь недель. В реальности кое-где получилось и больше.

Дивизии серии B должны были в основном состоять из резервистов. То есть в мирное время эти части существовали фактически только на бумаге. Кстати, под Седаном немцы проломились как раз через дивизию серии В.

Собственно, на этом этапе те из читателей, кому довелось при СССР послужить в «кадрированных», или — как их ещё называли — «картофельно-копательных» дивизиях, уже могут представить боеспособность данного воинства. Ну а кто не служил — почитать отчёты о действиях советских «территориальных» дивизий, скажем, на Халхин-Голе. СССР тоже был страной бедной и всячески экспериментировал по части наменять рублей на пятак — но, к счастью, получил шанс вовремя одуматься.

Тришкин кафтан по-французски

В результате наиболее боеготовыми во Франции оказались… крепостные части. Да, им тоже требовалось мобилизация, зато прибывшим резервистам надо было просто занять бетонные коробки, стереть кое-где консервационную смазку и сидеть ровно.

Французские войска прибывают на линию Мажино перед началом войны

А вот у остальных дивизий наблюдались… некоторые проблемы.

Вот, например, 2-я пехотная дивизия (2e Division d’Infanterie) — дивизия типа A — оказалась не полностью укомплектована 25-мм противотанковыми орудиями. А её соседка по списку — 4-я пехотная — недостающие противотанковые пушки получила… в апреле 1940-го. Этим, впрочем, повезло больше. Потому что была 6-я пехотная дивизия (тоже типа А), кавалеристы которой по состоянию на 10 мая 1940-го не получили лошадей, а пехотные части — противотанковых средств.

Евгений Башин-РазумовскийЭксперт по историческим вопросам

В середине сентября генерал Гамелен записал в дневнике, что Франция может оказать помощь Польше в 1940 году, а к наступлению на широком фронте она подготовится в 1941 или 1942 годах.

Конечно, и Германия в сентябре 1939 года смогла оставить на своей западной границе далеко не самые отборные подразделения. Но и задача «группы армий „С“» была значительно проще — им требовалось в случае чего просто «день простоять, да ночь продержаться», пока не подтянутся подкрепления с востока. Причём опираясь на неплохо подготовленные оборонительные рубежи — линию Зигфрида, которую немцы строили с 1936 года.

И бесстрашно отряд поскакал на врага

Ну а как же — может спросить читатель — все обещания союзников Польше? Что ж… не знаю, есть ли во французском языке аналог русской пословицы: «обещать — не значит жениться!», но сильно подозреваю, что французские генералы и политики что-то такое и думали.

Хотя кое-что французы всё же предприняли. 7 сентября 1939-го армия республики начала Саарское наступление. Одиннадцать французских дивизий оч-чень неторопливо вошли в долину Рейна и попытались продвинуться вперёд — воюя главным образом с щедро понаставленными минами.

К 12 сентября французские войска продвинулись примерно на три десятка километров, потеряв на минах кучу народа и даже четыре танка «Рено» R35. После этого наступление сначала приостановилось, а затем французские генералы решили, что Польша — «усё!», и поспешно убрались обратно, за линию Мажино. Помогли им в этом немцы, которые решили, что хватит отходить без боя, оставляя «воевать» за себя минные поля, и немножко сходили в несколько контратак.

Карта Саарского наступления

По немецким данным, в ходе этого «наступления» силы вермахта понесли следующие потери: 196 убитых, 114 пропавших без вести, 356 раненых. Французы скромно говорят о «2000 убитых, раненых и заболевших» со своей стороны.

Si grand-mère était grand-père

С точки зрения французов, война шла очень даже неплохо. Линия Мажино вместе с «активными» дивизиями мирного времени уже выполнила свою главную задачу — прикрытие мобилизации. Теперь, по мнению союзного командования, время работало на них. Дивизии серии А, а следом и В пополнялись новейшей техникой, в ВВС начали получать новые машины, к танкистам с заводов потоком шли новые танки противоснарядного бронирования. Ещё немного, ещё чуть-чуть…

Ну а Польша… Польшу им, наверное, было даже немного жалко.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий