Исторический наброс

«Игра престолов» по-венгерски: неизвестные параллели знаменитой саги

Джордж Мартин хорошо разбирается в истории! Причём не только британской, но и как минимум восточноевропейской. Мы выяснили, как средневековые хроники Польши и Венгрии повлияли на знаменитого писателя.
Михаил Диунов
  • 6.6K
  • 11
  • 0
  • 115

Неожиданные отголоски

Автор «Игры престолов» Джордж Мартин очень любит заимствовать для своих книг сюжеты из прошлого. Борьба Старков и Ланнистеров — это война Йорков и Ланкастеров, завоевание Эйгоном Таргариеном Вестероса — это завоевание Англии Вильгельмом Нормандским, «Красная свадьба» — это «Чёрный обед», резня клана Дугласов.

Но если параллели из британской истории понятны для англосаксонского автора, то совершенно неожиданные восточноевропейские исторические отголоски, перенесённые на страницы многотомной саги, вызывают удивление.

Например, известный сюжет любви вестеросского принца Рейгара Таргариена и дочери правителя Севера Лианны Старк. Ему Мартин уделил немалое место в книгах. Рассказали о нём и в сериале. Это неслучайно: в результате такой любви на свет появился Джон Сноу, как считали вначале — бастард Эддарда Старка и, как оказалось потом, — наследный принц из дома Таргариенов. Историю эту автор чуть ли не полностью заимствовал из средневекового сюжета, связанного одновременно с Венгрией и Польшей.

Давайте разберёмся, что же произошло в 1329 году, проводя параллели с книжным рассказом из прошлого Вестероса.

Польский королевич Казимир

В 1310 году у Краковского князя Владислава родился сын, которого назвали Казимир. Два старших брата умерли в раннем возрасте, и Казимир оказался единственным, кто имел полное право унаследовать корону. В 1320 году Владислав настолько упрочил своё положение среди польской знати, что получил от папы римского санкцию на принятие королевского титула. Так Казимир из княжича стал королевичем и будущим владельцем польского трона.

Казимира считали красавцем, а прозвище «Великий» он получил ещё до того, как стал королём, — не за государственные заслуги, а за высокий рост.

Для укрепления династии в возрасте 15 лет Казимир вступил в брак. Решение было политическим. Королю Владиславу требовался прочный союз с соседней Литвой. Поэтому супругой юного принца стала Альдона (Анна), дочь Великого князя Литовского Гедимина.

Казимир Великий и красивый

Альдона родила двух дочерей, но столь нужный сын, наследник польской короны, так и не рождался. Кроме того, по мнению поляков, приехавшая из Литвы принцесса отличалась диким нравом и за всю жизнь так и не освоила положенных при королевском дворе норм этикета. Ну, а сам Казимир всю жизнь отличался редкостным женолюбием и не пропускал ни одной юбки.

В общем, брак был не слишком удачным.

Принц Вестероса Рейгар

В 259 году от Завоевания Вестероса у короля Эйриса II Таргариена родился сын, которого назвали Рейгар. Двое его старших братьев умерли, и Рейгар стал наследником Семи королевств. Рано или поздно ему суждено было сесть на Железный трон.

По мнению всех, кто близко знал принца, Рейгар являлся воплощением множества добродетелей. Он был умным, честным, справедливым и отличался необычайной красотой, выделявшей его даже на фоне Таргариенов, чья характерная валирийская внешность — светлые, почти белые волосы, глаза цвета тёмного индиго (dark indigo) и правильные черты лица — служила предметом зависти для многих вестероссцев.

Со всех сторон положительный парень Рейгар Таргариен

Когда принцу исполнился 21 год, он вступил в брак с Элией Мартелл. Та происходила из династии, правящей в полунезависимом Дорне, с которым Таргариены вот уже сто лет пытались поддерживать самые лучшие отношения. Вряд ли этот брак заключили по любви, поскольку максимум, о чём вспоминали современники, — то, что Рейгар очень привязался к Элии.

В гостях у Шаробера

В 1329 году Казимир отправился в гости к своему родственнику — венгерскому королю Карлу Роберту Анжуйскому, или, как звали его венгры, Шароберу. Сложно сказать, что послужило причиной поездки: изучение чужих обычаев, попытка наладить связи с потенциальными союзниками или просто желание «на других посмотреть и себя показать». Там любвеобильному поляку приглянулась красавица Клара — юная дочь могущественного и богатого барона Заха.

Клара Зах находилась при дворе Карла Роберта, ожидая выгодной партии. Но Казимир, несмотря на то, что был польским принцем, такой партией стать никак не мог, ведь он уже был женат. Да и дочь венгерского магната — это слишком мелко для наследника престола.

Казимир соблазняет Клару

Казимир решил соблазнить баронессу, что ему вскоре и удалось. В этом королевичу помогла его старшая сестра Елизавета Польская — она же, по удачному совпадению, супруга Шаробера. Связь продолжалась несколько месяцев, после чего Казимир решил, что пора возвращаться в Краков, пока история с Кларой не стала достоянием публики.

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

Ходит версия, что никакой красивой истории любви не было, а имело место банальное изнасилование Клары заезжим гостем. Впрочем, это может быть выдумкой сторонников барона Заха, желающих очистить его дочь от подозрений в «неподобающем» поведении. В любом случае, Елизавета Польская принимала в происходящем непосредственное участие — тут версии сходятся. А узнал о случившемся барон Зах, по некоторым предположениям, от шпионов Тевтонского ордена. Такой вот средневековый детектив.

Турнир в Харренхолле

Однажды вестеросский аристократ лорд Уолтер Уэнт в честь рождения дочери решил устроить величайший турнир в истории Семи королевств. На столь значительное событие отправились и король Эйрис II с сыном Рейгаром. Кроме правящей семьи в одном месте собрались главы и наследники, пожалуй, всех самых важных фамилий Вестероса. В том числе, конечно же, повелители Севера — Старки, прибывшие на турнир всей семьёй вместе с Эддардом, будущим лордом Винтерфелла, и его сестрой Лианной.

На турнире принц Рейгар показал себя во всей красе. Ему не было равных ни в сражениях верхом, ни на балах, устраиваемых в честь знатных гостей. И вот, среди множества леди, блиставших в Харренхолле, Рейгар заметил Лианну Старк и немедленно влюбился в неё.

Рейгар возлагает венок из голубых роз на колени Лианны Старк. Народ безмолвствует

Став победителем турнира, Рейгар возложил на Лианну венок королевы турнира, что вызвало настоящий скандал: ведь принц был женат, а у Лианны имелся жених — будущий король Роберт Баратеон. Чувства между Рейгаром и Лианной оказались взаимными, и вскоре пара сбежала, скрывшись от двойной слежки — короля Эйриса и озлобленных Старков. Затем они вступили в тайный брак.

Преступление Фелициана Заха

В 1330 году, когда отец Клары Фелициан Зах узнал о случившемся, он рассвирепел. Мало того, что Захи издавна враждовали с Анжуйским домом, так теперь ещё при посредничестве жены короля потеряла невинность его любимая дочь.

Фелициан не стерпел оскорбления.

Он взял с собой сына и вооружённый отряд, после чего прямо в доспехах и с оружием отправился в королевский дворец, пылая местью.

Преодолев сопротивление стражи, он с обнажённым мечом ворвался в столовый зал, где в это время вместе с семьей обедал Шаробер. Замахнувшись клинком, Фелициан ударил в плечо короля Венгрии, нанеся ему тяжёлую рану. Король чудом избежал смерти, но королева Елизавета потеряла четыре пальца на руке, которой пыталась защититься от обезумевшего магната.

«Преступление Фелициана Заха», художник Сома Орлай Петрикс

Фелициана тут же убили стражники, а баронского сына казнили. Семью Заха по решению короля полностью уничтожили, а их имения конфисковали.

Мятеж и казнь Старков

Когда о соблазнении Лианны узнал её старший брат и наследник Брандон Старк, он в сопровождении нескольких рыцарей явился в Королевскую Гавань, приехал прямо ко дворцу и латной перчаткой начал стучать в ворота, крича королю, чтобы тот вышел и ответил за преступление своего сына Рейгара. По обычаям Семи королевств это считалось вооружённым мятежом, поэтому король не заставил долго ждать.

Эйрис II выходить не стал. Вместо этого он отправил отряд стражников арестовать мятежного лорда, а затем, вызвав в столицу отца Брандона, подверг их обоих мучительной казни. Расправа была жестокой — лорда Севера зажарили заживо в его собственных доспехах, что вызвало возмущение части аристократии. Вскоре началось восстание Роберта Баратеона, чья история — пролог к событиям, происходящим в «Игре престолов».

Для Рейгара восстание Роберта закончилось не самым удачным образом

Не правда ли, удивительные параллели? Казалось бы — никто не думал, что Джордж Мартин увлекается историей Восточной Европы, однако как минимум один сюжет он вплёл в эпическую сагу о Семи королевствах.

Впрочем, не только Джордж Мартин вдохновлялся историей при создании книг. То же самое делал и Джон Толкин в знаменитом «Властелине колец».

История человечества иногда оказывается драматичнее и увлекательнее любого фэнтези.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях