Война

Боязнь будущего: что нас ждёт после ядерного удара?

Ядерная война — это конец света или всё же нет? Авторы WARHEAD.SU в диалоге разобрались, насколько фатальными будут повреждения, нанесённые сверхдержаве ядерным ударом.
Александр ПоволоцкийМихаил Котов
  • 3.8K
  • 11
  • 83
  • 66
Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Вариант неограниченной ядерной войны — доктрину Дуэ во всём её великолепии — мы же не будем рассматривать? Целенаправленные удары по городам — это слишком жёстко. Посмотрим на сценарий ограниченной ядерной войны. Только по военным объектам.

СССР и США обмениваются ударами — по штабам, узлам промышленности, связи, транспорта, военно-морским базам. Мирное население… не то чтобы берегут, но и не отрываются на нём особо.

Михаил Котов
Михаил Котов

Я думаю, что Москву и Питер, скорее всего, заденут — слишком лакомая цель. Ну и, конечно, Нью-Йорк с Вашингтоном. Остальные, будем считать, почти не затронет.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Правительства, генштабы, крупные военно-морские базы, узлы транспорта и промышленности — это всё большие города. Привет Дрездену. Американцы тогда оценивали сопутствующий ущерб от ударов по первоочередной важности военным целям примерно в 20 миллионов человек с каждой стороны. Ещё же есть Владивосток, Мурманск, Севастополь (и соответствующие военно-морские базы США), центры военной промышленности и, чтобы затруднить стратегический манёвр, железнодорожные узлы. То есть города-миллионники попадают под удар почти все — с обеих сторон.

Михаил Котов
Михаил Котов

Мы рассматриваем вариант, когда после нескольких ударов стороны сядут за стол переговоров.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Да, поэтому удары не будут наносить специально по городам. Но военно-морские базы выбиваются с прилегающими городами, а заодно столицы, крупные транспортные узлы и важнейшие заводы ВПК — опять же с прилегающими городами. Это — ограниченная война.

Прямой сопутствующий ущерб — гражданские, убитые ударами и радиоактивным заражением, — примерно как потери СССР в Великой Отечественной, 15-25 миллионов с каждой стороны. Вроде бы переносимо?

Михаил Котов
Михаил Котов

Да, это тяжелейшие потери. Понятно, что государствам понадобится не одно десятилетие, чтобы вновь выйти на прежний уровень. Но это не гибель страны, не финал — можно пережить.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

А теперь внимание: эти переносимые потери спрессованы в одну-две недели. Представь, что налоги за четыре года тебе нужно заплатить к завтрашнему вечеру. Вот прямо сейчас.

Михаил Котов
Михаил Котов

Экономику государства, равно как и жизнь граждан, придётся сильно перестраивать. Пенсии, льготы — да вообще всё привычное уйдёт в прошлое. Но это единственный вариант. После таких потерь нужно возвращаться к нормальной жизни — и это будет очень тяжело. Но иначе войну не пережить.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Это помогло во время Второй мировой. Поможет ли при гораздо более страшных потерях?

Одномоментно исчезнет большинство больниц. Развалится транспортная связь. Погибнет огромное количество квалифицированных рабочих и инженеров, будет уничтожен станочный парк. Порочный круг — чтобы восстановить промышленность, нужен транспорт. Чтобы восстановить транспорт — нужна промышленность.

Михаил Котов
Михаил Котов

Откат назад неизбежен. Никому не нужны айфоны и электромобили, когда нет бинтов, дров и нечего жрать. Вопрос, насколько сильным будет этот откат. Хватит примерно десяти лет, чтобы выйти на уровень за десять лет до войны. То есть — минимум два десятилетия в развитии страна потеряет. Может, и больше.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Вопрос в другом. В наше время процент сельского населения очень мал — спасибо техническому прогрессу и зелёной революции. Но нынешняя система сельского хозяйства не будет работать без мощной поддержки транспорта — семена, запчасти, горюче-смазочные материалы. 70 лет назад в деревнях хватало скота и людей. Сейчас, при разрыве технологических цепочек, там не будет никого для временного закрытия дыр.

Михаил Котов
Михаил Котов

Если за это возьмётся государство, причём с головой, то всё будет нормально. Направляем оставшихся военных и сформированные отряды в три области — Ростов, Краснодар и Ставрополье — и делаем всё, чтобы собрать требуемый урожай. По нашим вводным там вполне нормально можно работать. Эти регионы и сейчас дают больше 40 процентов всей пшеницы и много других круп. Нужно только чёткое управление.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

По американским моделям 1988 года юг России должно было накрыть радиоактивными осадками после удара по стратегическим аэродромам. Осадков будет много — даже при «чистых» бомбах.

Хватит ли машин и топлива? Машин для снабжения топливом? Топлива для бензовозов? Удастся ли привести в порядок инфраструктуру до следующей посевной? Вот это и будет самой узкой точкой. Опять же — для вывоза такого количества зерна машинами нужно восстановить производство бензина и солярки.

(Фото: Владимир Манюхин)
Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Вообще, за отправную точку масштабов разрушения нужно брать не конец Великой Отечественной, а конец Гражданской. Именно потому, что в стране так же внезапно не окажется транспортной инфраструктуры и промышленности для восстановления

Кстати, крупнейшие топливохранилища попадут под удар как объекты двойного назначения. И городские дома, насколько я понимаю, без действующего хоть как-то отопления зиму не переживут.

Михаил Котов
Михаил Котов

Сейчас не начало прошлого века. В среднем уровень гораздо выше — соответственно, и уровень воспроизводимости технологий гораздо серьёзнее. Если Китай останется целым, то всё можно будет купить там. Да и сборочных линий и танкеров по миру огромное количество. Только плати. Понятно, что придётся влезть в огромные долги, распродать какое-то госимущество, но вернуть требуемые технологические линии или построить их заново.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

На что купить? Рубль и доллар скатятся в полный ноль и будут стоить дешевле бумаги. Кстати, а что произойдёт с мировой финансовой системой при таком выкруте? Крупные порты будут уничтожены, а в мелких сначала потребуется провести дноуглубительные работы — для которых нужны корабли, солярка и люди…

Михаил Котов
Михаил Котов

Что будет? Неизбежный коллапс. Полная переоценка — и все перейдут на юань или евро в расчётах. Ситуации, когда валюта кардинально менялась, уже были. Кроме того, по нашей модели система расчётов SWIFT уцелеет. А она находится в Бельгии. Даже если — что маловероятно — рухнет интернет, мир продолжит посылать друг другу факсы. Бизнес — штука живучая.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Сколько времени уйдёт на выход из коллапса с учётом основательного обвала интернета? И кстати — сколько процентов международных факсов ходит не через интернет?

Михаил Котов
Михаил Котов

Это, конечно, уничтожит все высокотехнологичные компании, весь интернет-сектор. Остальным будет менее критично. Главный вопрос всё тот же — упадёт ли система межбанковских платежей или нет?

Как это происходит в облегчённом виде, можно посмотреть на примере Ирана — когда все бизнес-процессы оказались задушены санкциями. Болезненно? Очень. Но не смертельно. Может, ещё и ООН уцелеет — тогда странам, участвовавшим в ядерной войне, будут предлагать международные программы помощи.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

В Иране не было одновременного коллапса промышленности, транспорта и связи. ООН? ООН — это Нью-Йорк. Хм… может, и уцелеет — там ни правительства, ни базы флота.

Но я совершенно не уверен, что останется инфраструктура резервных банковских каналов. Агентство «Рейтер», которое когда-то принципиально не пользовалось интернетом, сейчас полностью в него ушло.

Михаил Котов
Михаил Котов

Ну, придётся ООН переносить из Нью-Йорка — пусть теперь будет в Пекине.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Дело не в переносе, а в том, чтобы война не снесла практически весь состав ООН.

Михаил Котов
Михаил Котов

Жалко представителей, но их можно заменить. Опять-таки, ООН — это не здание и люди, это организация, система. Её обязательно восстановят — в том или ином виде.

(Фото: Владимир Манюхин)
Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Допустим, Китай решит, что лучше дать кредит, чем провести «гуманитарную операцию» и отжать столько территории, сколько получится. Но ты помнишь, как среагировал рынок на взрывной рост спроса на кондиционеры в 2010? Я тебе напомню. Никак. «Квоты распределены, мощности заняты, приходите в следующем тысячелетии». А ещё — очень много технологических цепочек оборвётся, и это вызовет психологическую реакцию — закукливание рынков.

Европу, кстати, тоже несколько принакроют в процессе — американские военные базы уж точно.

Михаил Котов
Михаил Котов

Ещё раз попробую выразить свою мысль целиком. Людям будет достаточно взглянуть на ядерную войну, чтобы все захотели мира и «как было раньше». Поэтому я уверен, что после подписания мирного договора можно будет просто договориться о восстановлении.

Если учесть, что у Китая уже сейчас экономика на грани, и живут китайцы только за счёт продаж, им как вода потребуются заказы на всё подряд. Они точно будут строить дешёвые грузовики — и так далее.

Современной финансовой системе придёт хана, но это только выглядит страшно. Да, тысячи разорившихся компаний, переход на другую валюту для расчётов. Трагедии миллионов людей, тяжёлая жизнь и проблемы со светом, водой и едой. Но человечество переживёт и это. И даже быстрее, чем кажется.

Александр Поволоцкий
Александр Поволоцкий

Подведём итоги?

Даже ограниченная ядерная война нанесёт гигантский, несравнимый со Второй мировой урон — именно по степени одномоментности. Краткосрочные и долгосрочные последствия поставят государство на грань развала, и не факт, что по этой грани удастся пройти, не упав ни в одну яму — необходимость обеспечить первую после войны посевную, — ни в другую — демографическую и образовательную яму 15-20 лет спустя. Слишком много гигантских проблем придётся решать одновременно. Ты считаешь, что траектория проходит в двухстах метрах над грунтом, я — что под грунтом.

Ракеты, нацеленные на города, — это «missiles in being» («ракеты как фактор присутствия». — Прим. ред.). Аргумент на будущих переговорах и одновременно цель ограниченного удара. Но в ситуации, когда противник угрожает уничтожить наш козырь в районах базирования, — удержатся ли командование или расчёты на местах от использования такого козыря?

И не превратится ли война ограниченная — в войну тотальную?