Ликбез

Потешные гатчинцы: как Павел воспитал победителей Наполеона

Над ними смеялись и называли «пруссаками». Изнеженные екатерининские гвардейцы издевались над их скромной формой, а ежедневной подготовке на гарнизонном плацу предпочитали карточные игры и кутежи. Но именно гатчинские части стали лучшими в русской армии — образцом для подражания и будущими победителями Наполеона.
Михаил Диунов
  • 3K
  • 12
  • 5
  • 89

Наследник без наследства

Последним примером «потешных» войск стали гатчинские войска великого князя Павла.

Начиная с 1762-го долгие 34 года Россией правила Екатерина II. Если следовать букве закона, то власть великой императрицы была обычной узурпацией. Ведь после достижения Павлом совершеннолетия в 1772 году, по европейским и русским обычаям, именно он должен был стать императором. Но Екатерина крепко держалась за власть и не желала её отдавать.

После того, как наследник понял, что пока жива его мать, он никогда не будет правителем, отношения между Павлом и Екатериной охладели. Ситуация усугублялась тем, что великий князь превратился в символ оппозиции Екатерине. Отчего императрица всеми способами ограничивала его влияние на политику государства и очень боялась заговоров.

В 1773 году после свадьбы Павел фактически удалился в изгнание. Он скромно жил в своём имении в Павловском селе (позднее превратившемся в город Павловск) близ Царского села, под пристальным надзором Екатерины. Там наследник, отличавшийся большой энергией и жаждой деятельности, с головой погрузился в планы реформ.

Шефство над кирасирским полком

Но к реальной власти Павла не допускали. Поэтому приходилось довольствоваться тем, что было. Ещё в 1762 году наследника назначили генерал-адмиралом — то есть формально главным начальником российского флота — и дали в шефство кирасирский полк, ранее принадлежавший его отцу Петру III.

Портрет Павла, 1761

В 1775 году Павел поссорился с князем Григорием Потёмкиным, занимавшим должность вице-президента Военной коллегии. Всемогущий фаворит потребовал от наследника лично отчитываться перед ним. После столь явного нарушения этикета и субординации Павел стал убеждённым противником потёмкинских реформ.

Он отказался изменять вооружение и обмундирование своего полка. Как показала история, в этом Павел оказался абсолютно прав.

Потёмкин ориентировался на опыт войн с Турцией — считал, что латная кавалерия бесполезна, и потому решительно отменил защитные кирасы и тяжёлые палаши. Павел же полагал, что нельзя забывать про войну в Европе, где кирасирские полки вплоть до середины XIX века являлись главной атакующей силой.

Наследник распорядился обучать кирасир «по-старому», благодаря чему сохранил квалифицированные кадры, знакомые с порядком службы тяжёлой кавалерии.

Павловское, а затем Гатчина

Лишь в 1782 году уже 28-летнему великому князю разрешили воспользоваться своим положением генерал-адмирала и затребовать солдат, состоящих на службе в морских батальонах. Из морской пехоты образовали две команды численностью менее ста человек, которые предназначались для несения караула в резиденциях великого князя. После этого войска наследника, размещённые в Павловском селе, постепенно начали расти.

В 1785 году этим частям придали официальный статус. Теперь павловская гвардия считалась сводной ротой, которая получила собственное знамя. То есть из временного формирования превратилась в полноценное воинское подразделение. Спустя три года войска наследника увеличились до батальона.

В 1783 году уже немолодая императрица решила помириться с сыном и сделала ему роскошный подарок — Гатчинский замок со всеми окружающими владениями. В новом имении началось большое строительство, которое завершилось в 1791 году. Восхищавшийся прусским порядком Павел возвёл вокруг Гатчины небольшой городок в немецком стиле.

Гости, попадавшие в Гатчину, говорили: пересекая шлагбаум на границе посада, как будто покидаешь Россию и оказываешься в одном из провинциальных немецких городов.

Впечатление дополняли переведённые в Гатчину гвардейцы, внешнего вида которых совершенно не коснулись военные реформы Потёмкина. Теперь они назывались 1-м флотским батальоном.

Парад в Гатчине

Образцовые войска

Вопреки распространённому заблуждению, Павел не копировал форму Петра III и Фридриха Великого из эпохи середины XVIII столетия. Прошло тридцать лет и такая форма выглядела слишком несовременно. Так что, хотя наследник действительно брал за образец прусскую форму, это были вполне современные мундиры начала 1790-х годов. Ложь про устаревшую, некрасивую и неудобную форму распространяли многочисленные недоброжелатели Павла.

А недругов у наследника хватало.

Ведь он заставлял офицеров нести службу со всей ответственностью. Вместо того, чтобы проводить время на балах, в театрах и за карточным столиком.

Благодаря особому вниманию Павла к гатчинской гвардии эти части в 1790-х годах были самым хорошо обученным и боеспособным формированием русской армии. В Гатчине постоянно проводились учения, отрабатывались все новинки в тактике, изучались новые образцы вооружения и обмундирования. Именно гатчинскому опыту русская артиллерия эпохи наполеоновских войн обязана своими победами и репутацией одной из лучших в Европе.

Отличия гатчинской гвардии

Начиная с 1792 года изготовление формы для военных частей наследника передали в руки батальонной канцелярии. Это позволило реализовать все замыслы Павла без оглядки на порядки в армии Екатерины II.

Главным символом павловских гвардейцев с момента их появления стал красный флаг с белым прямым и синим Андреевским крестами — кайзер-флаг (флаг, поднимаемый на грот-мачте русских кораблей как знак присутствия на корабле великих князей. — Прим.ред.), или гюйс, поднимавшийся на кораблях, где находился генерал-адмирал. И это не случайно — формально всё время своего существования гатчинцы считались моряками. Поэтому их знамёна были сделаны на основе кайзер-флага. Он же находился и на налобнике высоких гренадерских шапок.

Мундиры гвардейцев наследника шились из тёмно-зелёного сукна, что отличало их от остальной русской армии, где использовался более светлый оттенок. Павла часто обвиняют в том, что это было сделано специально, чтобы форма выглядела похожей на тёмно-синюю прусскую. Но, скорее всего, причина совсем иная — тёмно-зелёные мундиры более практичны, чем светло-зелёные.

Манёвры Гатчинской артиллерии в Павловском селе, 1795 год

Вопреки ещё одному заблуждению, в гатчинских войсках не было никакой пестроты красок и яркой униформы, непохожей на русскую. В обмундировании своих войск Павел во всём следовал ещё петровским традициям. Пехота носила зелёный мундир с красным воротником и отворотами. Артиллерия именно тогда впервые получила пехотную форму, но с чёрным бархатным воротником, который с тех пор стал традиционным отличием этого рода войск.

В числе гатчинцев находились и небольшие кавалерийские части: кирасирский, драгунский, гусарский и казачий эскадроны.

Наследник идёт на войну

В 1788 году Швеция, подстрекаемая Великобританией, объявила войну России. Для шведов эта была последняя попытка реванша, чтобы вернуть территории, завоёванные Петром Великим. Англичане были очень недовольны большими планами России на Балканах и её антитурецкой политикой. Они использовали все средства, чтобы сорвать реализацию знаменитого «Греческого проекта».

Евгений Башин-Разумовский
Евгений Башин-Разумовский
Эксперт по историческим вопросам

«Греческим проектом» назывались планы по переустройству наследства Османской империи, существовавшие в России в 1780-е годы. Предполагалось, что европейская часть Турции станет основой для воссозданной Византийской империи со столицей в Константинополе. Правителем новой империи должен был стать Константин, второй сын великого князя Павла. Между Византией и двумя великими державами — Австрией и Россией — должно быть создано нейтральное буферное государство Дакия, в которое планировалось включить Валахию, Молдавию и Бессарабию. «Греческий проект» имел все шансы на реализацию, если бы не позиция большинства европейских стран (даже нашего союзника — Австрии), которые очень боялись усиления Российской империи.

На юге уже шла большая война с турками, требовавшими возвращения независимости Крымского ханства. Так что северный фронт оказался почти незащищённым. Ситуация на море была ещё хуже. На словах Балтийский флот казался гораздо мощнее шведского, но на деле состоял из ветхих кораблей с плохо обученными матросами. В то время как Швеция могла вывести в море линейные корабли новой постройки с отличными экипажами.

Для войны срочно собирали всё, что было.

Хотя Екатерина с большим подозрением относилась к войскам своего сына, пришлось согласиться с его предложением отправить гатчинцев на войну. И в июле 1788 года Кирасирский полк наследника и Гренадерский батальон Его Высочества отправились воевать.

Уже 21 августа Павел во главе своих кирасиров участвовал в боевом столкновении со шведскими войсками у Фридрихсгама — русской пограничной крепости, осаждённой неприятелем.

Однако король Густав III снял осаду, и осенью кирасиры вернулись в Павловское. После этого они лишь патрулировали побережье Финского залива на случай высадки вражеского десанта. Гренадеры же находились в действующей армии до конца войны.

После заключения мира ветераны вернулись в Павловское село. Они с гордостью носили две награды, полученные за эту войну, — медаль «На заключение мира со Швецией» и медаль «За храбрость на водах финских» за победу в первой битве при Роченсальме.

Гатчинцы — опора павловских военных реформ

Положение Павла перед смертью Екатерины II было крайне неустойчивым. Императрица планировала отстранить сына от власти и передать корону внуку Александру. После того, как Екатерина скончалась, так и не обнародовав указ, изменяющий порядок наследования престола, единственной надёжной опорой нового императора стали его гвардейцы.

Уже через четыре дня в столицу вступили гатчинские части. Современники шутили, что их марш по Петербургу был похож на прохождение завоевателей по захваченному городу. Павел встретил их на Дворцовой площади и объявил, что отныне его войска входят в состав лейб-гвардии. Саму же лейб-гвардию необходимо было срочно «подтянуть». Екатерининские гвардейцы были развращены многолетними привилегиями. Офицеры не знали службы, солдаты забыли про дисциплину.

Дворян, не готовых служить по-новому, отправили в отставку. Вместо кутежей военные занялись учениями и строевой подготовкой. И тут лучшим примером оказались гатчинские части.

В результате совсем немногочисленные войска наследника стали основой для преобразованной русской армии времён Павла I и Александра I. Так что если мы скажем, что наполеоновские войны были выиграны именно армией, созданной в Гатчине, то окажемся очень близки к истине.