Ликбез

Прижигай! — 9 заблуждений о военной медицине

Пулю из тела раненого нужно достать. Рану промыть, а чтобы наверняка — прижечь. Мы ведь тысячу раз видели такое в кино или читали об этом в книгах. Но что, если эти засевшие в массовом сознании «истины» — не более чем заблуждения?
Александр Поволоцкий
  • 12K
  • 36
  • 99
  • 529

Извлечь пулю

Именно этим занимаются герои кино в порядке оказания первой помощи. И не важно, старый фильм или новый — кто-нибудь из героев обязательно ухватит и молодецки выдернет пулю из тела раненого.

Между тем, первичное (то есть в самом начале лечения) извлечение инородных тел показано очень редко. И никогда, ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не стоит при сколько-нибудь серьёзном ранении пытаться достать инородное тело самостоятельно! Разумеется, если вы не хирург, и у вас под рукой нет развёрнутой операционной и хирургической бригады.

Зашить рану

Без всякой обработки, без антибиотикотерапии. Просто раз — и готово!

На самом деле, зашитая и не обработанная рана неизбежно нагноится. В 1939 году в РККА приказом запретили первичный шов в медсанбатах. Со временем разрешили — на лице и голове, при повреждениях суставов и при пневмотораксе (скоплении воздуха или иного газа в плевральной полости возле лёгких. — Прим. ред.) И то в последнем случае шить разрешается только мышцы — кожу шить смертельно опасно! В свете этого включение в аптечки первой помощи иглы и нити представляется решением, мягко говоря, спорным.

Раньше не было ни антибиотиков, ни наркоза, и все умирали как мухи

Почему-то все считают, что наркоз и антибиотики появились одновременно, где-то в середине XX века. И до их изобретения все умирали, был полный мрак и безнадёжность.

На самом деле, наркоз появился в XIX веке, почти на сто лет раньше антибиотиков. В этот век уместились и другие значимые открытия — антисептика, асептика, вакцинопрофилактика, сульфаниламиды (противомикробные препараты). Не говоря уже о гигантском прогрессе в технике хирургии и организации медицины.

Изобретение антибиотиков стало настоящим прорывом. В лечении болезней с их применением прогресс был неимоверным. А вот в лечении ран роль антибиотиков преувеличена: выживаемость, конечно, стала выше, но не настолько, насколько кажется.

Рану надо промыть

Ещё одно популярное заблуждение.

«Промывание, как правило, сводится к смыванию грязи с окружающей кожи в рану», — писали в руководствах Великой Отечественной. По практическому опыту.

Промывать любую рану (особенно огнестрельную), если это не маленький порез, без первичной хирургической обработки — грубейшая ошибка. И уж ни в коем случае нельзя использовать для этого что-то, кроме перекиси водорода или чистой воды!

«А как же йод на рану?», — спросите вы. Йодом раны не обрабатывают, из-за возможных ожогов это противопоказано. Так что это скорее воспитательная мера из детства, чем лечебная. Йодом смазывают только окружность раны.

Наркоз киянкой

Тюк по голове — и можно оперировать.

На самом деле, в донаркозные времена потерявшего сознание пациента, наоборот, приводили в чувство. Не для того, чтобы он ощущал, как его лечат, а чтобы отслеживать состояние больного и не обнаружить к концу операции, что на столе уже давно лежит труп. По этой же причине, кстати, в середине XX века операции на головном мозге старались делать под местным наркозом.

Прижечь рану

Ещё Амбруаз Паре (французский хирург XVI века, один из отцов современной медицины. — Прим.ред.) отказался от этого варварского приёма обработки ран. Но даже в современных романах и фильмах герои зачастую тщательно прижигают повреждённые участки. Хотя такие действия всегда только отяжелят раненого. Ожог — очень опасная травма, а выжечь всё заражённое, не повредив при этом здоровых тканей, невозможно.

Дотащить до медсанбата

Почему-то многие считают, что медсанбат в годы Великой Отечественной находился на передовой, и бойцы на себе тащили раненых к медикам. На деле санитарный батальон развёртывал дивизионный пункт медицинской помощи в 10-20 км от линии фронта. Бывало, конечно, и ближе, но в конце войны и только перед крупными наступлениями. Вперёд старались вывести передовые хирургические пункты. Но в любом случае «на себе» раненых до медсанбата не таскали. Существовала сложная и тщательно разработанная система этапной эвакуации.

Болевой шок

Этот термин очень любят использовать к месту и не к месту. На самом же деле, такого шока нет в природе (возражения приму только с указанием выходных данных книги по медицине, где таковой описан).

Шоков бывает много, и боль, безусловно, отяжеляет шокового больного. Но если говорить о травматическом шоке, то кровопотеря без боли приводит к шоку, а боль без кровопотери — никогда.

Передовая немецкая медицина

Немецкой медицине Второй мировой приписывают поразительные успехи. Причём без всяких на то оснований.

Операционная немецкого военного госпиталя

Первое применение сульфаниламида (антибактериального препарата, также известного, как стрептоцид. — Прим. ред.) в военной медицине — это Франция, антибиотики — Англия и США, служба крови — СССР.

Американцы, наблюдавшие за работой захваченных немецких госпиталей в Италии, характеризовали хирургическую технику как «в лучшем случае посредственную». Писали, что врачи легко идут на калечащие операции и плохо соблюдают правила асептики (асептика — мероприятия, направленные на предотвращение попадания микроорганизмов в рану. — Прим. ред.).

Англичане же под Вязьмой, наблюдавшие советские госпитали, отмечали «асептику, возведённую в культ». И вообще об уровне советской военной медицины отзывались с большим уважением.


Десятого мифа — такого, чтобы прям миф-миф-миф, я не вспомнил. Читатели, помогите — а я подробно разберу.

Подписки в соцсетях