Кино

Китайский «Несгибаемый дух»: самый чудовищный фильм 2018 года

После просмотр этого фильма мы долго курили и смотрели в окно. Наш мир больше никогда не будет прежним. В нём появилось нечто столь отвратительное, что сам Лавкрафт нырнул бы с пирса Провиденса с утюгом на шее. Впрочем, нет. От этого фильма мы рыдали, как безумные. Иногда нас даже слегка попускало. В отличие от авторов.
Алексей КостенковПолина Нескучная
  • 7.7K
  • 10
  • 11
  • 257

Большая бомбардировка сценария

«Несгибаемый дух» в английском варианте известен также как Air Strike («Авианалёт»), а в оригинале именуется 大轰炸 («Дахунчжа», то есть, по-нашему «Большая бомбардировка»).

Фильм раскручивали долго и гордо. Ещё бы: он должен был стать военно-историческим блокбастером об обороне временной столицы Китая, Чунцина, от японского воздушного наступления. Об отчаянной борьбе немногочисленных китайских пилотов, американских и советских добровольцев со всей мощью японской авиации, брошенной против этого города.

Китайские кинематографисты умеют снимать военные драмы и кино про героическое превозмогание. Были все основания ждать чего-то, если не выдающегося, то крепкого и добротного. Красивого, поэтичного кино о жизни и смерти лётчиков в горящем небе Чунцина.

Чёрта с два. То, что выкатили под названием «Несгибаемый дух», чудовищно настолько, что даже прекрасно.

«Сценарий, мазафака! Слышал о нём?»

Этот фильм может решить энергетическую проблему отдалённых и бедных регионов планеты. Берём гробы великих мёртвых режиссёров, прикрепляем к ним генераторы, привозим в нужное место в какой-нибудь anusmundi. Включаем в том же помещении «Несгибаемый дух». Получаем много дешёвой и экологически чистой энергии на радость народам мира.

Сценарий писали даже не студенты и даже не за еду. Это явно были несчастные беженцы-рохинья. Работали они под угрозой депортации обратно в Мьянму в объятия пресловутых буддистских монахов с огнемётами. А про кино слышали от дяди Ахмеда, что есть где-то такие происки шайтана. Полагаем, что на это жестокое нарушение прав человека следует обратить пристальное внимание Совету безопасности ООН.

Сюжет фильма выглядит примерно так.

Японцы методично бомбят Чунцин. Армады бомбардировщиков под прикрытием морских A5M и A6M — армейские истребители мы не увидим, они не такие модные — раз за разом раскатывают город по камушку. Их пытаются перехватывать китайские пилоты на советских И-16 под руководством Брюса Уиллиса, но получается преимущественно много сгоревших «ишаков». Слишком велико как численное, так и качественное превосходство японцев.

Китайские пилоты очень пафосно кричат о патриотизме и глупо гибнут, стараниями авторов фильма вызывая у зрителя не горечь, а фейспалм. Тем временем из Ухани в Чунцин среди толп беженцев, под непрестанными налётами японской авиации и вопреки проискам японской агентуры, везут секретный дешифратор…

Можно ли было сделать на этой основе сильный фильм?

Безусловно. Причём как раз в исполнении китайских кинематографистов. Именно они это любят, умеют и практикуют.

Только здесь вместо сценария мы видим обрывки сцен, которые нашинковал катаной упившийся гаоляновой водкой японский капрал.

Вот перед нами трагическая гибель людей среди разрывов бомб — а в следующем кадре мы уже видим жизнерадостное обсуждение вопроса собственности на кофейню за игрой в маджонг.

Нет, всё можно понять. Но таким способом не получится продемонстрировать зрителю идею «на реальной войне горе и смерть, жизнь и юмор переплетены неразрывно и странно». Так можно только показать, что «да, мы не умеем снимать кино и нам на зрителя… в общем, с высокой и красивой скалы».

Свиньи, фашисты и ангелы

В самих сценах творится ещё больший трэш.

Логика поступков? Логика диалогов? Зачем? Кому оно надо?!

Всё залепим ПАФОСОМЪ — именно так, большими буквами и с твёрдым знаком, для большего его же. Присыплем ПЫЩ-ПЫЩ. Много пыщ-пыщ. И паф-паф. Ну, чтобы веселее. Зритель любит пыщ-пыщ и паф-паф.

На графике мы тоже сэкономим. Лишние же расходы! Пусть выглядит, как средней руки авиасимулятор. Пипл схавает.

Драматургию воздушного боя явно пытались сделать «как у Мамору Осии в „Небесных скитальцах“». Вот только у мастера аниме даже явные нарушения физики поведения самолёта в воздухе обусловлены сюжетом. И возникают только в особом случае.

Ну, а в «Несгибаемом духе» на физику плюют решительно все. Без исключения. Что на «Зеро», что на И-16, что на P-40.

Аэродинамика? Хотя бы чёртовы законы Ньютона? В нашей студии попрошу не выражаться!

Машины летают такими кульбитами, что проще было сразу усадить пилотов на драконов. Или на мётлы. Или на летающие блюдца фошыстов-рептилоидов с Нибиру.

Трэш от этого мог бы стать чуть более упоротым и от того весёлым.

А оставшиеся логические просчёты замажем трагически умирающими в трагических обстоятельствах трагическими персонажами. Которых настолько явно и беспалевно ввели исключительно для демонстрации трагического трагизма трагедии, что вместо сочувствия всё это вызывает самый разудалый ржач.

Нет, отдельные моменты сняты сильно. Особенно жуткая смерть множества людей от удушья в заваленном взрывами бомбоубежище. Но даже она теряется на общем фоне происходящего бедлама посреди бардака.

И да. Кульминация фильма про великую битву в воздухе — матч по маджонгу за право собственности на кафе?!

Правда?

Серьёзно?

Ну круто, чо.

Кустурицу-то за что?

Отдельные сцены явно могли быть хороши — если бы их снимали не авторы этого фильма.

В кадрах читаем не самые упоротые строки сценария, в голове выстраиваем сцену, прикидываем, как она могла бы выглядеть… а потом сопоставляем придуманное с творящимся на экране. И рыдаем.

Лучше бы они просто вывели текст сценария на экран. Два часа чтения — и оценка фильма зрителями была бы намного выше.

Смотрим. Раз за разом уползаем под стол. Это даже как-то утомляет.

И что, ЧТО вам, китайские товарищи, сделал Кустурица? Потому что сцена с размахиванием поросятами под бомбами — это явно он.

Но так обдолбанно и бездарно спародировать почтенного сербского мастера трагикомического этнобезумия — не у всякого наркомана получится. А эти ребята молодцы, смогли.

Смогли. Явно даже не стараясь.

Как можно было при съёмках киношедевра упустить цитату из Эйзенштейна с коляской на Потёмкинской лестнице?

Правильно, никак. Не упустили. Естественно, фантастически бездарно и тупо.

Многозначительно-символические сцены сняты настолько подчёркнуто многозначительно и символично, что из глаз текут кровавые слёзы.

Выдающаяся графика так настойчиво вырывается из плоскости, что порвала все шаблоны и заодно защитную плёночку на мониторе.

Пришлось её снимать.

Чёрт.

Знали бы — глаза бы тоже защитной плёночкой затянули. И уши. И мозг. И вообще, такие вещи полагается смотреть с презервативом на голове.

О практической пользе гроба Станиславского

Отдельного упоминания достойна актёрская игра и диалоги. Это касается не только именитых актёров, но и актёров второго, третьего и всех прочих планов.

Брюс Уиллис отрабатывает роль в кадре с энтузиазмом школьника на летней практике. С выражением лица: «Ок, парни, вы заплатили мне, чтобы я произнёс этот текст, но за актёрскую игру заплатить забыли».

Радуют двусмысленностью сцены между полковником, которого играет Брюс, и одним из главных персонажей, очень пафосным китайским лётчиком. В какой-то момент хочется крикнуть: «Целуйтесь!». Потом: «Да целуйтесь уже!». И наконец, с поправкой на цензуру: «Любитесь!».

Потому что невозможно же! Этот игривый Брюс сводит парня с ума. Лучше бы на жену свою так смотрел в «Крепком орешке», шельма. Хотя, может, он просто не разобрался, что эта симпатичная азиатская девочка на самом деле мальчик.

Для европейского зрителя в этой киноленте есть ещё один минус: с непривычки сложно отличить японцев от китайцев. А иногда и главного героя от неглавного, особенно в одинаковой лётной форме. Чуть по-разному одеты и причёсаны — и на том спасибо.

Возвращаясь к вопросу об уровне актёрской игры: порой создаётся впечатление, что в финальном монтаже попросту оказались тестовые прогоны.

В голове возникает сценка с режиссёром, говорящим: «А вот сейчас тебя подстрелили — тебе очень больно и ты умираешь». И двоечник-второкурсник некого китайского МХАТа, поступивший то ли по блату, то ли через постель, отыгрывает: «О, да. Я умираю. О, как мне больно. Какая невыразимая адская… Ребят, а обед скоро? А, ну да. Боль ужасная, отвечаю».

И чёрт! Всё именно в таком духе. От заставки до титров.

Логика диалогов настолько поражает воображение, что хочется записывать и постить в «Одноклассниках». Будет очень органично.

Брюс распекает пилота:

«Ты летел со скоростью 90 вместо 100! Ты знал это! Ты оплакиваешь своего брата!».

Э-э-э… это такая неизвестная культурологии китайская традиция тормозить от скорби?

«Я слишком суров к тебе, или ты чувствуешь себя дерьмово?».

«Чувствую себя дерьмово!».

«Отлично! Это мне и нужно!».

Логика? Смысл? Ау-у?..

Мордобой пилотов за право летать на единственном доставленном P-40. Да, разумеется, такие вопросы решаются только посредством кунг-фу под дождём на лестнице, вы не знали?

«Отдай мне P-40! Мне нужно отомстить!».

«Забирай P-40! Но не один ты жаждешь мести!».

Мощь. Драматургия. Пафос.

Разминирование бомбы. В котором, конечно, никак не обойтись без вечного вопроса о перерезании провода. Наконец, решаются. Бомба — ок. Невдалеке взрыв. Герой выключается.

Девушка рыдает:

«Ну зачем я сказала тебе перерезать провод?! Не надо было меня слушать!».

Э-э-э?.. Но вы только что успешно обезвредили бомбу. Если бы взорвалась ваша — от вас обоих даже отскребать было бы нечего.

А чего он вырубился — вообще неясно. Может, с перепугу. Или от усталости и стресса подремать решил.

Девушка лупит героя по физиономии. Тот включается.

«Никогда нельзя бить мужчину!».

Вай, джигит! Э, мачо!

Впрочем, затем следует предложение руки и сердца. И свадебная сцена феерической даже для этого фильма упоротости — включающая попытку изнасилования авиабомбы и беготню с ней же жизнерадостной толпой. Ну, чтобы меньше жертв было.

Со всё той же моржеобразной актёрской игрой.

В ней хорошо одно. Всё тем же описанным выше методом можно организовать энергоснабжение отдалённых районов Крайнего Севера. Берём гроб Станиславского…

В принципе, понятно, почему актриса Фань Бинбин до выхода фильма бросилась в бега. Странно только то, что сбежала и скрывается она одна. «Несгибаемый дух» ужасен настолько, что разбежаться от стыда по пещерам стоило бы всей съёмочной группе — начиная с режиссёра Сяо Фэна, Брюса нашего Уиллиса и самого Мела Гибсона. Который имел неосторожность тоже поучаствовать в этом… фильме.

А несколько миллионов долларов Фань прихватила явно на психологов. Травмы прорабатывать и тараканов ловить. И то вряд ли хватит.

Надо сказать большое спасибо мудрой Коммунистической партии Китая, в последний момент запретившей прокат фильма на территории КНР. Правильно сделали. Сберегли нервы миллиарда зрителей, а также множество кинотеатров: они могли бы пострадать от выражения благодарности тех, кто посмотрел шедевр об одной из самых трагических страниц китайской истории.

Ну камон, ребят

Ну, а нам пришлось пострадать, чтобы оставить остальным народам предупреждение. Смотрите фильм только в изменённом состоянии сознания! С большим сарказмом наперевес.

Удовольствие получите своеобразное, но если вы давно искали порно для мозга — то это оно.

Подписки в соцсетях